Смерть расправляет крылья

7 июля 2003 в 00:00, просмотров: 261

С помощью очевидцев, в том числе и сотрудников милиции, корреспонденты “МК” восстановили хронологию страшных событий субботнего дня в Тушине.

10.00. Рок-фестиваль “Крылья” начался без задержек. У входа на аэродром образовалась большая очередь — сотрудники милиции досконально проверяли каждого зрителя.

— Первый раз предприняты такие меры безопасности, — рассказывает Руслан, завсегдатай “Крыльев”. — Обычно на входе только отбирали напитки, даже минеральную воду в стекле. А сегодня чуть ли не штаны заставляли закатывать.

14.30. В очереди у входа на летное поле появляются две женщины, по виду — с Кавказа. Они наблюдают за тем, как проходит досмотр, и... выходят из очереди.

— У обеих женщин на теле под платьями были закреплены взрывные устройства, — рассказывает сотрудник милиции из оцепления. — Они поняли, что через этот кордон им не пройти, поэтому даже не стали пробовать. Иначе их тут же задержали бы.

Женщины разошлись в разные стороны. Одна пошла налево от входа, вторая — в сторону вещевого рынка. Там продавали билеты на концерт, и народу толпилось предостаточно.

14.40. В 15 метрах левее входа на летное поле прозвучал взрыв. Пояс смертницы у первой шахидки не сработал — взорвался только детонатор, а потому сильнее всего пострадала она сама.

— Мы видели первый взрыв. Женщина как будто подпрыгнула, ноги взметнулись вверх, а мобильник отлетел в сторону, — наперебой делятся впечатлениями студенты. — Нам даже показалось, что девушка подняла с земли телефон, в котором и было взрывное устройство.

— Устройство у нее было закреплено на ноге, поэтому от взрыва ей разнесло половину тела, — добавляет милиционер, очевидец взрыва. — А разлетевшиеся гайки, которыми была начинена взрывчатка, ранили мужчину в шортах, женщину и ребенка. Сама шахидка была жива еще минут двадцать, но уже ничего не говорила.

— Спасти ее было нельзя, слишком большая кровопотеря, — добавляет врач “скорой”. — Очень красивое лицо, как будто иконописное.

14.55. У билетных касс рядом со входом на Тушинский вещевой рынок прогремел второй взрыв, в несколько раз мощнее первого.

— Я как раз покупал себе билеты, когда громыхнуло, — Андрей Лесин, 16-летний подросток, в шоке от того, что был в двух шагах от смерти. — У меня даже ноги подкосились сами собой. А потом началось — стоны, крики. На месте взрыва лежали обгоревшие тела... было очень страшно. Но толпа побежала почему-то не от этого места, а, наоборот, к нему, все стали скапливаться вокруг погибших и раненых. Потом милиция нас разогнала.

Ужасающие последствия видела продавщица кваса Наталья Демидова. Ее торговая точка как раз напротив:

— Когда дым рассеялся, стали видны изуродованные окровавленные тела людей. Почти все были мертвы. Какая-то девочка со стонами пыталась поднять с земли погибшего парня. Бедняжка будто старалась его оживить. Другому мальчишечке лет двадцати раздробило ногу. Он пытался идти, но сделал пару шагов и упал. Господи, когда же все это закончится…

15.00. Подъезжают первые машины “скорой помощи”. Раненых начинают эвакуировать. На экстренном совещании с сотрудниками милиции решено концерт не прекращать. Музыканты продолжают петь, удерживая зрителей. На сцену выходит “Машина времени”, потом “Би-2”.

А в рядах милиционеров между тем проносится слух: есть угроза третьего взрыва. Специалисты разминируют фрагмент взрывного устройства, не сработавшего на теле первой чеченки-камикадзе.

15.15. Волоколамское шоссе оцепляют с двух сторон — фактически от станции метро “Сокол” до МКАД. Усиленные наряды милиции начинают “тихую” эвакуацию людей с летного поля. Также очищается площадь рядом с метро “Тушинская”. Станция работает только на выход.

16.00. Всех раненых — более 40 человек — уже развезли по больницам. Но трупы, в том числе шахидок, остаются лежать на месте. Некоторые закрыты черными полиэтиленовыми мешками, другие так и лежат под палящим солнцем.

“И пугаться нет причины, если вы еще мужчины”, — доносится с поля. “Вы кое в чем сильны”, — подхватывает многотысячная толпа. Сцена переливается огнями...

— Пропустите меня, — кричит какая-то женщина, прорываясь сквозь оцепление. — Там мой сын, мой сын...

Ее не держат. Она бежит к горе трупов. Сына опознать не может. Да что там вообще можно опознать! Многие просто превратились в “фрагменты”. Милиционеры пытаются объяснить женщине, что раненых увезли в больницы и ее сын может быть там. Она в истерике...

Маленькая хрупкая женщина курит сигареты одну за другой, но слезы все равно льются, размазывая тушь по щекам. Спрашиваю: кто-то из близких погиб?

— Не знаю еще, — рыдает она, — около половины третьего я привезла сюда сына с невесткой и оставила их на входе. Сама спустилась в метро и уехала домой. Приезжаю и узнаю из новостей о взрывах. Я сразу сюда. Сына зовут Андрей Балан, ему всего 21. А его жена Галя Жабская, ей недавно 18 исполнилось.

16.30. Площадь у метро очищена. К месту трагедии то и дело подъезжают милицейские машины с мигалками. Прибыло три грузовика с бойцами внутренних войск.

С поля потихоньку тянется вереница зрителей. Почти все пытаются дозвониться родным по мобильным, повторяя одну и ту же фразу: “Со мной все я порядке. Я жив”. Их рассаживают по автобусам — для эвакуации зрителей в Тушино подогнали около 200 машин. Маршрут — метро “Сокол”.

К журналистам выходит глава пресс-службы ГУВД Москвы Валерий Грибакин. Он объявляет предварительные данные: 16 погибших, включая террористок, и 20 раненых. Еще просит обнародовать телефоны “горячей линии” мэрии Москвы, по которым можно получить информацию о пострадавших: 251-83-00 и 251-45-03.

17.45. Ведущий объявляет со сцены, что концерт будет сокращен по времени.

19.00. Трупы с места трагедии еще не убраны — продолжаются следственные действия. К “труповозке” понесли на носилках еще одно тело, завернутое в черную пленку. На потемневшем от крови асфальте грудой лежат тела. Взрывной волной почти со всех погибших сорвало обувь.

Следы крови есть даже посреди проезжей части — там, переходя дорогу, погиб один человек. Но основная часть жертв лежит перед входом на вещевую ярмарку. Поднимаем с асфальта очередной шарик, которым была начинена бомба. Размером он с очень крупную картечь. Другие найденные нами шарики и просто кусочки металла сильно деформированы.

Стальная начинка поясов шахидов разлетелась далеко и кучно. Это видно по пробитым стеклам телефонных будок возле места взрыва. А некоторые железки даже перелетели через дорогу.

20.00. Пресс-секретарь мэра Сергей Цой на наш вопрос о том, почему концерт не прекращают, отвечает:

— Мэр Москвы проявил мужество и не отменил концерт, ведь в этом случае не удалось бы избежать паники. Также не отменяется фестиваль пива в Лужниках. Мэр так и сказал: “Это было бы их победой, победой над жизнью, мы этого не допустим”.

Чтобы паника не распространилась по городу, в районе взрыва практически парализована сотовая связь. По-видимому, сотрудники ФСБ пустили в ход “глушилки”. И многие на стадионе не знают, что произошло. Остановки перенесли на несколько сотен метров дальше. На обратном пути автобусы из Митина проезжают мимо места трагедии. Сотрудники ГАИ, размахивая руками, торопят их — чтобы не притормаживали. Но без казусов не обходится. Водитель “Жигулей” притормаживает, чтобы поглазеть на трупы: “Ты куда приперся! Мать твою!..” — кричит на него милиционер. “Жигуленок” сдувает будто взрывной волной.

21.00. Концерт закончен. К этому времени на поле остается около 15 тысяч зрителей. Оцепление постепенно снимают.

Во всем городе в это время милиции было если и не больше, чем обычных граждан, то очень много. На обратном пути документы у корреспондентов “МК” проверили раз пять. Эх, если бы наши спецслужбы были такими активными не после терактов, а до... Впрочем, с документами у террористов, как правило, все в порядке.




    Партнеры