“Зеленый” терроризм

17 июля 2003 в 00:00, просмотров: 1053

Лет 10 назад, в разгар “великой криминальной революции”, в российских СМИ широко обсуждался вопрос: можно ли вести речь об этнических преступных группировках?

Нет, решительно утверждали политики и многие мои коллеги, преступность интернациональна.

В нескольких программах, прозвучавших тогда на волнах радио “Свобода”, мне удалось рассказать о том, что наряду с криминальным интернационалом набирают силу моноэтнические преступные сообщества и что именно они будут определять лицо преступного мира в недалеком будущем.

В наши дни аналогичная дискуссия ведется в связи с конфессиональной принадлежностью террористов.

Еще недавно повода для дискуссии не было. Все знали, что члены террористических организаций — люди самых различных национальностей и вероисповеданий. Однако в последние два-три десятилетия стало очевидно: весь этот интернационал в подавляющем большинстве представляет лишь одну конфессию. После нападения на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке американский президент, не сдержавшись, позволил себе некий упрек в адрес ислама. Через несколько часов Буш извинился: сказал, что оговорился и что его не так поняли.

Если это и была оговорка, то вполне по Фрейду.


Сегодня в мире насчитывается не менее 200 организаций

“политического ислама”. Около 150 из них — террористические.


Большинство мусульман не террористы.

Но большинство террористов — мусульмане.


Считается, будто терроризм как политическое явление возник во второй половине XIX столетия. Именно тогда (и благодаря прежде всего России) в массовом сознании утвердился образ бородатого террориста-анархиста с бомбой в одной руке и с револьвером в другой. Знаменитый исследователь терроризма Уолтер Лакер полагает, что даже Достоевский оказался в плену этого стереотипа.

В чем-то Лакер безусловно прав: “философия бомбы” — доктрина сравнительно новая. Однако история человечества полна примеров массового уничтожения ни в чем не повинных людей в попытках обезопасить и сохранить власть. Один из ранних примеров подобного терроризма упоминается в Библии — это учиненное царем Иродом избиение младенцев. Террор всегда занимал достойное место в арсенале римских императоров, султанов Оттоманской империи и русских царей.

Вместе с тем так называемый терроризм снизу возник именно во второй половине Серебряного века и именно в России. Особая роль в становлении политического терроризма принадлежит “Народной воле”, хотя действовала эта организация всего лишь три с небольшим года: с января 1878 по март 1881 года. На ее счету — покушение на градоначальника Петербурга генерала Трепова, убийство шефа 3-го отделения генерала Мезенцева, а также несколько покушений на Александра II. В конце концов царь был все-таки убит (это произошло 1 марта 1881 года; любопытно, что к этому времени большинство народовольцев уже пребывало в местах не столь отдаленных).

После неудачного покушения на Александра III и казни террористов, среди которых был старший брат будущего вождя мирового пролетариата, Владимир Ульянов будто бы произнес ставшую впоследствии знаменитой фразу: “Мы пойдем другим путем”. Уже в новейшие времена нам разъясняли, что Ленин имел в виду бесперспективность индивидуального террора. Дескать, на место одного чиновника всегда находится другой, политическая система остается неизменной.

Владимир Ильич по обыкновению лукавил. Чиновник, заступавший на место убитого предшественника, был гораздо осторожнее и действовал с оглядкой: умирать не хотел никто. Кроме того, отрицая террор индивидуальный, Ульянов-Ленин не возражал против террора массового — практика большевизма подтвердила это со всей очевидностью.

Особенно “урожайным” для террористов стало первое десятилетие XX века. Причем из 11 самых громких терактов, случившихся за это время в мире, 10 произошло в Российской империи. Всего же в одном только 1905 году в России было совершено 54 политических убийства, в 1906-м — 82, в 1907-м — 73.

Россия отнеслась к террору благосклонно. Я бы даже сказал — с удовольствием.

* * *

Советский Союз активно содействовал развитию терроризма в мире. Помощь “национально-освободительным движениям”, отправка военных советников и оружия в “развивающиеся страны”, подготовка террористов на территории СССР — обо всем этом и о многом другом теперь достаточно хорошо известно. Правда, вторая половина минувшего века многое изменила в практике террора. К концу прошлого столетия мы стали забывать о “красных бригадах”, все реже вспоминаем о группе Баадер-Майнхоф, мировое общественное мнение более не тревожат боевики из ИРА (они перешли на позиции политических переговоров), почти не напоминают о себе баскские сепаратисты из группировки ЭТА. В наши дни террористы все реже и реже захватывают самолеты (еще не так давно, в 60—70-е годы минувшего столетия, такие захваты осуществлялись очень часто): большинство стран отказывают в приземлении захваченному самолету из опасения быть обвиненными в пособничестве террористам.

Нынешние террористы избирают не конкретные цели, они предпочитают массовые убийства, что называется — без разбора. И хотя государственный терроризм не исчез полностью, ни Иран, ни Ливия, ни Ирак более не рискуют открыто провозглашать себя его сторонниками. Сегодня лишь одно государство превратилось, по выражению Лакера, в “пиратский остров” — пристанище для террористов со всего света. Это Судан.

Режим в Судане поддерживается и контролируется мусульманскими лидерами.

* * *

К середине XIX столетия стало очевидно, что всемирная исламская империя, о которой мечтали поколения мусульманских вождей, не получилась. В качестве реакции на несбывшуюся мечту ислам “обогатился” презрением и ненавистью к иноверцам.

Теологи утверждают: ничего подобного в Коране нет. Напротив, там говорится, что человек, не уважающий чужую религию, не уважает собственную, а христиане почтительно именуются — “люди Книги”. Согласно Корану, “неверные” — это вовсе не представители иных конфессий, а язычники.

Нетерпимость ислама — результат многовековой “обработки” мусульман. Их духовные отцы неустанно внушали свои чадам: даже самый нищий и необразованный мусульманин (а в большинстве своем они были и остаются нищими и необразованными) лучше любого немусульманина. Потому что ислам — самая совершенная религия, критики которой заслуживают только одного: смерти.

В исламском государстве мусульманин изначально был поставлен в более привилегированное положение, чем гражданин того же государства — немусульманин. Последний платил более высокий налог, а в случае спора или уголовного преследования шариатский суд всегда становился (и становится) на сторону единоверца.

В минувшем столетии, в особенности после окончания Второй мировой войны, бывшие метрополии Европы стали проводить политику “режима наибольшего благоприятствования” для иммигрантов из исламских государств. Многочисленные мусульманские общины образовались в Англии, во Франции, в Германии. Результаты не замедлили сказаться: в той же Франции, к примеру, мусульмане неоднократно громили винные магазины и нападали на винные заводы. Это, повторю, во Франции, где культура виноделия существует тысячелетие. А вот недавний пример. Французский писатель Мишель Уэльбек был обвинен французскими же мусульманами в разжигании религиозной ненависти. На суде Уэльбек заявил, что он ничего не имеет против мусульман, но отрицательно относится ко всем монотеистическим религиям (в том числе и к христианству), а ислам считает “самой тупой религией мира”. Обвинения с писателя были судом сняты, но, как говорится, лиха беда начало. Тем более что не такое уж оно и начало — другой писатель, англичанин Салман Рушди, все еще вынужден скрываться, поскольку за книгу “Сатанинские стихи” мусульмане-фундаменталисты приговорили его к смерти.

nnn

Как это ни прискорбно, но мир привык к терроризму. Практически каждый день где-нибудь гремят взрывы и гибнут люди. Вполне мирные люди, и гибнут они не на войне. Хотя нельзя исключить, что война уже идет, просто мы ее так не называем. Правда, многие западные СМИ, рассказывая о терактах, военную терминологию все-таки не используют, предпочитая называть террористов “сепаратистами”, “боевиками”, “борцами сопротивления” и даже “партизанами”. Потому что термин “террористы” эти самые “партизаны” считают обидным, а ссориться с ними никто не хочет.

Статистика террора производит ужасающее впечатление. Только за последние 15 лет мир стал свидетелем более чем двадцати тысяч террористических актов. Подавляющее большинство их были осуществлены исламскими террористами. Особая строка в списке их жертв — жители Израиля. Израильтяне поистине живут на пороховой бочке, что требует от них немалого мужества. О “громких” терактах в этой крошечной стране — таких, как взрыв у здания дискотеки на набережной Тель-Авива (1 июня 2001 г.), — известно всему миру. Однако подобные взрывы происходят в Израиле чуть ли не ежедневно. Кто стоит за ними? Какие организации осуществляют террор практически на всех континентах Земли?

Самая массовая и старейшая из них — “Братья-мусульмане”. Она была создана в 1928 году в Египте шейхом Хасаном аль-Банной, в 40-х годах насчитывала более миллиона активистов и сторонников (в настоящее время — немногим меньше). Имеет отделения почти во всех странах Ближнего Востока, а также в Великобритании, Германии, Швейцарии, Франции, США, России. Политическая цель — создание “всемирного халифата”, власть в котором должна принадлежать религиозным деятелям, причем лишь тем, кто разделяет идеи “истинного ислама”. Его исповедуют только приверженцы “Братьев-мусульман”, все прочие — безбожники и “неверные”. С ними необходимо вести борьбу силой до тех пор, пока они не будут уничтожены или не сдадутся. Экономическая программа “братства” частично заимствована у марксистов: вся собственность принадлежит мусульманской общине, наемный труд не допускается, основные отрасли производства являются “собственностью народа”.

В недрах “Братьев-мусульман” были выпестованы практически все современные исламские террористические организации. Самая знаменитая из них — “Группа Абу-Нидаля” (она же — “Революционные палестинцы” или “Черный сентябрь”). Ее лидер, Черный Абу, изучавший диверсионную тактику в Северной Корее и Китае, — организатор (а часто и исполнитель) многих громких терактов. В 70-е годы прошлого столетия члены его организации захватили посольство Саудовской Аравии в Париже, осуществили несколько терактов против Сирии и ОАЭ, убили нескольких видных представителей администрации Арафата и правительства Египта. В 80-х годах палестинец Абу-Нидаль прославился акциями против израильтян, но не на территории Израиля, а в странах Западной Европы. Нападение на учеников еврейской школы в Антверпене, убийство израильского торгового атташе в Брюсселе, кровавая атака на венскую синагогу... Одновременно Черный Абу продолжает организовывать теракты против европейцев и своих же братьев-арабов. Тогда же, в 80-е, жертвами “группы Абу-Нидаля” стали президент общества австрийско-израильской дружбы в Вене, представитель ООП в Брюсселе, кувейтский дипломат в Мадриде, британский посол в Афинах, палестинский представитель на конференции Социнтерна в Лиссабоне, британский верховный комиссар в Индии. Жертв могло быть значительно больше, если бы Черному Абу удались покушения на дипломатов ОАЭ, Иордании, Кувейта. Абу-Нидаль попытался даже убить английскую королеву: во время ее визита в Иорданию в марте 1984 г. около отеля “Интерконтинентал”, где она собиралась остановиться, была взорвана мощная бомба.

Свое кредо Абу-Нидаль выразил короткой фразой: “Я убиваю, значит — существую”. Он никогда не давал интервью и был неуловим для спецслужб многих стран, может быть, потому что в “социалистическом лагере” его называли “борцом за свободу” и всячески поддерживали. Его осторожность была похожа на паранойю: он не разговаривал по телефону, опасаясь вмонтированной в него взрывчатки, не начинал есть первым, боясь яда, и даже свою жену подозревал в связях с ЦРУ. В мае 2000 г. он поселился в Ираке — после того, как практически все другие арабские страны отказались предоставить ему убежище. В Багдаде он и погиб при весьма таинственных обстоятельствах. Иракские власти объявили о самоубийстве Нидаля. Однако, по другим сведениям, в его теле были обнаружены 4 пули, ранения получили и два его телохранителя.

Не слишком ли много пуль для одного самоубийства? Есть версия, согласно которой Черного Абу застрелили сотрудники знаменитой израильской спецслужбы “Шин-Бет”.

Абу-Нидаль не случайно опасался разговаривать по телефону. В 1996 году пластиковой взрывчаткой, помещенной сотрудниками “Шин-Бет” в сотовый телефон, был убит печально известный Инженер — палестинский террорист Ехия Айяш: взрывом ему оторвало голову.

Инженер, таинственный и неуловимый разработчик и изготовитель оригинальных взрывных устройств, был членом палестинской террористической организации “ХАМАС” — “Исламского движения сопротивления”. Именно эта организация предпочитает использовать для своих “акций” террористов-смертников. Она была основана в конце 80-х в качестве палестинского филиала “Братьев-мусульман”. Точное число ее членов неизвестно, у нее десятки тысяч сторонников во многих мусульманских странах.

Перечислю еще несколько террористических организаций — тех, что у всех на слуху. Их кровавые деяния опускаю — это заняло бы слишком много места.

“Вооруженная исламская группа” возникла в Алжире в начале 90-х. Насчитывает несколько тысяч боевиков, поддерживается алжирской диаспорой в Европе, а также Ираном и Суданом.

“Аль-Гамаа аль-Исламийа” — крупнейшая террористическая организация, основанная в Египте в конце 70-х годов. Насчитывает несколько тысяч религиозных фанатиков. Имеет представительства в Афганистане, Великобритании, Австрии, а также “ячейки” во многих странах.

“Хезболлах” (“Партия Аллаха”, она же — “Организация исламского правосудия”). Создана в Ливане в начале 80-х, имеет 3 тысячи активных членов и отделения во многих странах мира.

“Аль-джихад” (“Священная война”) создана в конце 70-х. Базируется в Египте, имеет несколько тысяч боевиков и десятки тысяч приверженцев. Два года назад слилась с “Аль-Кайедой”.

“Исламское движение Узбекистана” (“ИДУ”) базируется в Афганистане. Цель “ИДУ” — создание исламского халифата на территории среднеазиатских республик. Численность боевиков достигает 6 тысяч человек. Они неоднократно устраивали нападения и теракты в странах СНГ, занимаются контрабандой оружия и наркотиков. Лидер — Тахир Юлдашев (Намангани), ближайший помощник Усамы бен Ладена.

И, наконец, “Аль-Кайеда” (она же — “Международный исламский фронт джихада против иудеев и христиан” или “Сеть Усамы бен Ладена”). Создана в 1988 году с целью “установить мусульманское господство по всему миру”, базируется в Афганистане. Насчитывает несколько тысяч боевиков, поддерживает связи практически со всеми террористическими организациями.

* * *

Даже от такого небольшого перечисления захватывает дух. Напомню: исламских террористических организаций в мире — не менее 150. Это десятки тысяч неуловимых, хорошо обученных боевиков, презирающих жизнь — и собственную, и в особенности чужую. А еще это миллионы сочувствующих. Исламский террор опутал своей сетью практически все континенты. Он вербует все новых и новых последователей, предварительно обращая их в свою веру. Вот лишь несколько примеров.

В 1997 году в аэропорту “Бен-Гурион” был арестован Штефан Смирек — завербованный террористами немец, принявший ислам. Он изъявил желание совершить теракт и приехал в Израиль с “тренировочной миссией”.

Был завербован “Аль-Кайедой” перешедший в ислам англичанин Ричард Рейд, получивший прозвище “обувной бомбист”. Рейда арестовали в декабре 2001 года, когда он по заданию “Аль-Кайеды” пытался пронести спрятанное в обуви взрывное устройство на борт самолета, который следовал из Парижа в Майами.

Печально знаменитый “вашингтонский снайпер” Джон Аллен Уильямс, в октябре 2002 года убивший десятерых и ранивший троих американцев, за год до этих событий принял ислам и стал Мохаммадом...

Я вовсе не хочу сказать, что все перешедшие в эту новую для себя конфессию непременно становятся террористами. Кассиус Клей, принявший ислам и ставший Мохаммедом Али, оставался вполне мирным человеком. Но все-таки есть, по-видимому, в исламе что-то такое, что при умелом манипулировании позволяет перешагнуть через заповедь: “Жизнь дана человеку Аллахом, и только Аллах вправе ее отнять”.

* * *

Долгое время мы полагали, что исламский террор — это не у нас. Где угодно, в любой другой стране, пусть даже на другой планете, но только не у нас.

Мы ошибались.

17 июня 1995 г. боевиками во главе с Шамилем Басаевым захвачена больница в городе Буденновске, персонал и больные взяты в заложники. В результате теракта и попытки освободить заложников погибли 130 мирных граждан, 36 военнослужащих и работников милиции, 400 человек получили ранения.

В январе 1996 г. террористами Салмана Радуева захвачена больница в Кизляре (Дагестан). Убиты более 50 человек.

16 ноября 1996 г. взорван девятиэтажный жилой дом в городе Каспийске (Дагестан). Погибли 68 человек, в том числе более 20 детей. Ответственность за теракт возлагается на чеченских боевиков.

28 апреля 1997 г. двумя чеченскими террористками взорвана бомба на вокзале города Пятигорска. 2 человека погибли, 30 ранены.

19 марта 1999 г. террористы-ваххабиты взорвали мощную бомбу на городском рынке Владикавказа. Более 60 человек погибли, свыше 100 получили ранения.

4 сентября 1999 г. взорван жилой дом на территории военного городка в Буйнакске (Дагестан), 64 человека погибли.

9 сентября 1999 г. взорван жилой дом на ул. Гурьянова в Москве. Погибли более 90 человек.

13 сентября 1999 г. взорван жилой дом на Каширском шоссе в Москве. Погибли более 120 человек.

16 сентября 1999 г. взорван жилой дом в городе Волгодонске. 19 человек погибли, 72 ранены.

Организатор “сентябрьских взрывов” — чеченский “полевой командир” Хаттаб.

8 августа 2000 г. в подземном переходе на Пушкинской площади в Москве взорвана бомба. 12 человек погибли. Виновниками теракта считаются чеченские боевики.

24 марта 2001 г. одновременно происходят взрывы бомб в Минеральных Водах, Ессентуках и Черкесске. 21 человек погиб, 140 ранены. Ответственность лежит на чеченских террористах.

9 мая 2002 г. в городе Каспийске (Данестан) во время праздничного шествия в честь Дня Победы прогремел мощный взрыв. 44 человека погибли (в том числе много детей), более100 ранены. Подготовили и осуществили теракт ваххабиты.

21 октября 2002 г. возле ресторана “Макдоналдс” на юго-западе Москвы взорван автомобиль, начиненный взрывчаткой. 1 человек погиб, 6 ранены.

В октябре 2002 г. чеченскими террористами захвачен театральный центр на Дубровке, несколько сот зрителей взяты в заложники. В результате операции по их освобождению погибли 129 мирных жителей.

5 июля 2003 г. две бомбы были взорваны перед входом на летное поле в Тушине, где проходил рок-фестиваль. Погибли 14 человек.

В ночь с 6 на 7 июля 2003 г. у кафе в самом центре Москвы, на Тверской, погиб сотрудник ФСБ, обезвреживавший взрывное устройство...

* * *

Мне возразят: речь идет о “сепаратистах”. О чеченских “повстанцах”. О “борцах за независимость Ичкерии”.

Полноте. Так называемая “политкорректность”, конечно же, необходима, но и ее должно быть в меру. Среди чеченских боевиков полно иностранцев из разных стран, сражающихся под общим для них знаменем “зеленого интернационала”. Нынешний террор исламских фундаменталистов против России обосновал печально знаменитый аятолла Хомейни, объявивший США — “большим шайтаном”, а Россию — “малым шайтаном”. Мы политкорректно молчим, хотя уже никем, кажется, не оспаривается тот факт, что мусульманские общины нашей страны давно облагаются специальным налогом в пользу исламских террористических группировок. Почему-то нам только сейчас становится известно о существовании в России не менее 10 террористических организаций. И почему-то только теперь министр внутренних дел озвучил информацию о действующем у нас исламском центре, координирующем и направляющем террористическую деятельность в нашей стране. Раньше министр ничего не знал — ни об этом центре, ни о ваххабитских структурах, принимающих деятельное участие в жизни пока еще умеренных мусульманских регионов?

Ну, хорошо. Теперь мы знаем. И что? Ждем следующего теракта?

Специально для тех, кто все еще полагает, будто взрывы жилых домов, праздничных процессий и рок-фестивалей устраивают некие “сепаратисты” и возвышенные “борцы за независимость”, приведу фрагмент обращения “Истинным мусульманам Средней Азии”:

“Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного!

Братья! К вам обращаются воины на пути Аллаха, которые ведут Джихад против русских оккупантов и сброда гяуров, собранных со всей территории Российской империи.

Враги Ислама пошли новым крестовым походом на мусульман во всем мире. Перед неизбежным торжеством истинной религии Аллаха ее враги объединились и готовятся к решающей схватке с Исламом. Они идут на все, ибо сатана управляет ими безраздельно.

О, мусульмане! Братья моджахеды! Командиры, за которыми не только армия и сила, но и ответственность перед лицом истинной религии и Создателем всего сущего! Осознав коварные планы врагов Ислама, подготовьтесь, объединитесь и сразите этих жестоких кафиров. Станьте на защиту религии Аллаха. Поднимите знамя Джихада!

Братья! Ваш Джихад во имя торжества слова Аллаха на земле и выступление единым фронтом в Средней Азии станет величайшей победой мусульман на Кавказе и во всем мире. Это будет началом восстановления справедливости и могущества религии Аллаха”.

Обращение свидетельствует: волна исступленного, фанатичного терроризма подошла к нам вплотную. Еще немного — и она накроет нас с головой.





Партнеры