Рассказ о голой кормилице,

12 августа 2003 в 00:00, просмотров: 346

Еще немножко, и комическому театру “Квартет И” — самому смешному из всех московских театров — исполнится 10 лет. Все эти годы своими уморительными спектаклями и шутками они поднимают на уши всех: взрослых и детей, толстых и тонких, начальников и подчиненных. И клянутся при этом, что в жизни они такие же неугомонные, как на сцене. Что это за явление, решила выяснить Светлана ОСИПОВА.


“Квартет” — это актеры Александр Демидов, Камиль Ларин, Леонид Барац и Ростислав Хаит. А “И” — это друзья театра, которые принимают участие в некоторых спектаклях: прежде всего Алексей Кортнев и группа “Несчастный случай”, театр “Ученая обезьяна”, Дмитрий Марьянов, Михаил Полицеймако, Нонна Гришаева, Максим Виторган, Ольга Кузина, Михаил Козырев и другие.

Начиналось все в 1993 году в театре ГИТИСа, когда они еще учились на четвертом курсе.

— Мы не пробовались ни в какие театры по окончании ГИТИСа, — рассказывают ребята, — мы решили создавать свой театр и даже написали для него специальный устав с жесткими правилами. И мы удержались.

Тогда, в 93-м, в репертуаре “Квартета И” был всего один спектакль “Это только штампы”, родившийся из студенческих этюдов-пародий на театральные штампы. Потом была сцена театра “Школа современной пьесы”, где ребята играли свой второй спектакль.

Когда худрук “Школы...” Иосиф Райхельгауз увидел, как четверо молодцев во главе с режиссером Сергеем Петрейковым втаскивают в театр тяжеленную лестницу, необходимую для “Ля комедии”, он сказал: “Эти ребята точно любят театр, а не просто говорят об этом”.

— Ну мы же тогда не знали, что декорации можно делать легкими, — объясняет Саша Демидов, — поэтому мы сварили настоящую лестницу, тяжелее которой я не видел ничего и никогда. И каждый раз, когда нам было нужно играть спектакль в “Школе...”, мы перли ее из театра ГИТИСа на Трубную площадь.

Таскали, таскали, а потом устали. И предложили Иосифу Леонидовичу освободить пустующее тогда помещение, которое сейчас называется “Зимний сад”, где играет свои спектакли Евгений Гришковец.

— Этот зал был напичкан какой-то байдой — макулатурой, арматурой, витражами, — рассказывает Леонид Барац. — За неделю мы вывезли шесть “КамАЗов”, а все остальное Саша Демидов с Сережей Петрейковым жгли прямо во дворе, потому что на большее количество “КамАЗов” денег не хватило.

— Мы сами расклеивали афиши, разбрасывали маленькие листочки-афишки в почтовые ящики, таскали по городу огромные декорации (это в год путча!), нас останавливали милиционеры, а мы объясняли, что мы — молодой театр, — перебивают друг друга Камиль и Саша.

Из “Школы современной пьесы” “Квартет И” переехал в ДК им. Зуева на Лесной, где располагается и поныне. Репертуар театра за эти годы значительно вырос. Последняя премьера — спектакль “День радио”. Пьесу написали Леонид Барац, Ростислав Хаит и Сергей Петрейков, а песни — Алексей Кортнев и группа “Несчастный случай”, которые тоже играют в спектакле. Это некий сплав комедии на грани фарса, документальной производственной драмы и рок-концерта. Действие происходит на радиостанции с ироничным названием “Как бы” радио”, и здесь можно увидеть все, что творится в студии во время прямого эфира. Пока один ди-джей вещает в микрофон “как бы” новости для “как бы” радиослушателей, его добрые коллеги запихивают ему в уши бумагу, потом поджигают ее, кидаются друг в друга чем попало, а могут даже побрить кому-нибудь голову. В общем, башню им всем благополучно сорвало, и на место ее никто пока не поставил.

Все четверо, перекрикивая друг друга, рассказывают:

Леонид: В “Дне Радио” мы все едим пирожки, принесенные секретаршей Анечкой (Анна Касаткина. — С.О.), у которой якобы день рождения. Сердобольный “Несчастный случай” намазал пирожки какой-то чудовищной таиландской горчицей...

Саша: Причем ее сразу не определишь, то есть ты начинаешь есть нормальный пирожок, но потом рот горит так, что...

Камиль: Короче, весь последующий диалог происходил в муках.

Леонид: Смешной случай был с Сашей, когда мы играли “Ля комедию”...

Саша: У меня там роль кормилицы.

Леонид: Он забыл, что в первом действии у него еще один выход, и пошел переодеваться на второе.

Саша: Я практически разделся уже...

Камиль: Он был в одних трусах

Леонид: Короче, я кричу: “Кормилица!” Кормилицы нет. Камиль: “Кормилица-а!” Вдруг за кулисами раздается грохот, что-то падает, и появляется Саша, но залу видны только его голова и торчащие ноги, все остальные части тела он прикрывает кулисой. В общем, такая вот голая кормилица поговорила с нами из-за кулис и ушла.

Любой эпизод из жизни, своей или чужой, они превращают в настоящую комедию — того и гляди свалишься со стула от смеха. Они шутят в театре, пишут уморительные сценарии на радио, работают на телевидении. Вроде важными делами занимаются, но все равно создается впечатление, что вся их жизнь — сплошной прикол.

— Вы можете говорить серьезно? — гляжу на них умоляюще.

— Так мы же несерьезные люди, — хохочут они в ответ. — И вообще, не верьте расхожему мнению о том, что юмористы и сатирики вне сцены — зануды, наводящие скуку. Это полная фигня.



Партнеры