Виталий Hосов: Mеня раздражало, что мячики так громко стучали о пол

25 августа 2003 в 00:00, просмотров: 413

Человеку, как известно, угодить трудно. Одни всю жизнь комплексуют из-за своего маленького роста. Другие — наоборот: не знают, куда себя деть в стандартной городской квартире. Постоянно ее перестраивают, чтоб не цепляться за углы.

К этой когорте прежде всего относятся баскетболисты. Например, наш земляк Виталий Носов (рост 212 см) из баскетбольного клуба “Химик”. Именитый спортсмен, в прошлом член сборной СССР, сражавшийся против признанных мастеров мирового баскетбола. Правда, сегодня Виталий собирается, так сказать, на заслуженный отдых. Но уверен, что его знания и опыт еще не раз пригодятся родной команде.


История отечественного баскетбола знает немало интересных личностей. Очень высоких даже по меркам этой игры гулливеров. Понятно, почему они вызывают особое внимание. В детстве небось и дядей Степой дразнили. И “дядя, достань воробышка” кричали. А может, помните, как в культовом (так теперь, кажется, модно выражаться) фильме “Спорт. Спорт. Спорт” подходит к окну главного героя молодой человек, просит пристроить его в спортивную секцию, а герой (чудесный, но так до конца и не раскрытый Георгий Светлани), решив, что это какой-то хулиган взобрался на подоконник, прогоняет его? А потом смотрит: парень-то идет сам по себе. Просто высокий. Очень высокий.

Эту роль сыграл действующий в ту пору центровой ЦСКА и сборной еще СССР Владимир Андреев (рост — 217 см).

К сожалению, в российском баскетболе игроков такого роста и класса (Андреев — призер Олимпиады, чемпионата мира, неоднократный победитель европейских первенств) после него не было. Были украинцы Владимир Ткаченко (220 см) и Александр Белостенный (214 см), русские грузины Сергей Коваленко (217 см) и Николай Дерюгин (209 см): они и играли за тбилисское “Динамо”. Ну и, конечно, затмивший всех и вся литовец Арвидас Сабонис (224 см).

И вот только последние 10 лет прошли в нашей стране под “знаком Носова”.

Виталий Носов до недавних пор защищал цвета БК “Химки”. Доиграл сезон и — ушел. Нет, не из “Химок”. И не из баскетбола. Виталий остается: и в своей команде, и в баскетболе. Кто такой Носов? Самая импозантная и где-то даже загадочная фигура среди гигантов (рост — 212 см). Почему загадочная? Так, как он бросает штрафные, среди звезд мирового баскетбола (а Носов, безусловно, звезда) бросает еще только один человек — суперцентровой НБА Шакил О’Нил.

Представьте себе футболиста, который из десяти пенальти забивает... один. Караул! Когда Виталий выходит на дугу для пробития фолов, трибуны взрываются смехом. Понимаю, как это больно слышать спортсмену, великому спортсмену. Но факт остается фактом. Болельщики знают: Носов непременно промахнется. Когда ему никто не мешает. В любой другой ситуации, при сопротивлении оппонента, он забьет девять из десяти.

— Что такое, Виталий? Как это можно объяснить?

— Вот и вы туда же, — морщится Носов. — Как же вы, журналисты, меня достали этими фолами. Идешь к линии штрафных — как на Голгофу. Кстати, многие ли из “больших” могут похвастаться приличным процентом попаданий? Даже ваш любимец Сабонис? Когда весь матч тебя бьют, выталкивают из-под щита, виснут на руках, плечах, спине, рвут майку — вот ручки-то в самый решающий момент и задрожали.

— Виталий, но ведь в игре вы — на высоте. По подборам и блокшотам вам не только в России, в Европе равных нет. И потом: я же видел в Паланге, на тренировках последней сборной СССР, вы, сидя на полу, забивали порядка 90 мячей из 100...

— Так то на тренировке. Я в игре напряжения не ощущаю. Пусть передо мной сам Адмирал стоит — брошу и попаду (Дэвид, Адмирал, названный так потому, что служил в ВМФ США и получил звание капитана-адмирала). А вот в матче как иду фолы пробивать, так мяч из рук валится.

— Вы как-то вскользь упомянули друзей... Они у вас, известного спортсмена, есть?

— Понял подоплеку вашего вопроса... Да, друзей много не бывает. В сборной России у меня были самые теплые отношения с Женей Пашутиным, который отныне является одним из тренеров ЦСКА, с Женей Кисуриным, с Базиком, то бишь с бывшим главным тренером (играющим) московского “Динамо” Сергеем Базаревичем, баскетболистом новосибирского “Локомотива”, а теперь его тренером, Сергеем Бабковым — с ними отношения прекрасные. А вообще-то лучший друг — Саня Афанасьев. Мы с ним когда-то за юношескую сборную Московской области выступали. Кстати, я и с женой Оксаной у него в гостях познакомился.

— Ну-ка, ну-ка, как это было?

— Да обыкновенно. Иду отмечать день рождения Саши. Прихожу. Сидят люди, выпивают, закусывают. И вижу — притулилась на диване такая маленькая, скромненькая, да и по лицу ясно, что умненькая девочка. Санька меня знакомит. Как потом выяснилось, родственные души: Оксаночка ведь мастер спорта по художественной гимнастике. Вот я и “запал”. Так и “западаю” уже 14 с лишним лет. Оксана — моя хранительница семейного очага. Видите, каких детишек она мне подарила?

— Да уж... Судя по всему, оба — в вас: бойкие, самостоятельные и, уж простите, Виталий, обидчивые. Вон как Артему не понравилось фотографироваться в майках ЦСКА и “Динамо”, где вы когда-то играли: “Химки” подавай!

(Оксана НОСОВА: “Вы извините, но парадных маек “Химок” у Виталика сейчас нет. Будут, обязательно будут. Хотя... Вы ведь знаете, что он карьеру заканчивает?”)...

— На детей не могу нарадоваться... Сын — весь в меня, мой характер. Вот ему семь. Я не горю желанием, чтобы он стал баскетболистом. Мы с Ксюшей даем ему нагрузки, водим в разные секции: ну и ладушки. Пацан занимается акробатическим рок-н-роллом, плаванием, карате. Подрастет — сам выберет, что ему больше по нутру. Баскетбол? Буду счастлив.

— А доча, Настюша?

— Ей же всего два с половиной годика! Но заметили, как она мою баскетбольную форму обожает? Залезет в кроссовки — и расхаживает, и расхаживает...

— Виталий, какой у вас размер обуви, если не секрет?

— 51-й...

— Ничего себе... И где вы такие тапки, ботинки да вообще одежду приобретаете? Сабас (в смысле Сабонис) мне как-то признался, что обувь покупает или в Испании, где он большую часть времени живет, или в Литве. А вот одежду ему шьет специальный дизайнер-портной...

— Так то Сабас... Все же у него рост за 220 см, и вес где-то под 130 кг... Но и я, пока играл на первенство СССР, жутко мучился. В наших магазинах ничего не было. Стали ездить за границу, на еврокубки, — полегчало.

— У вас в квартире так просторно, свободно. Пришлось что-то под свои габариты переделывать? Обычно баскетболисты, особенно центровые, с таким-то ростом, просто вынуждены трансформировать жилье. Уля Семенова (по официальным сведениям — рост 210 см, по неформальным — 220!), самая великая баскетболистка всех времен и народов, центровая сборной СССР и рижского ТТТ, рассказала мне, что полностью переоборудовала свою квартиру. Только не поменяла высоту вешалок для гостей, а то им неловко было бы. Смотрю, и у вас нечто подобное...

— Помнится, рассказывали вы байку, как к вам в вашу стандартную “хрущобу” завалилась на ночь глядя лихая компания в лице Хомичюса, Куртинайтиса, Бирюкова и самого Сабониса, которые тут же набили себе шишки.

Я тоже не раз синяки в таких ситуациях зарабатывал. Так что изменения произвел кардинальные. Косяки дверные поднял. Диван подлиннее купили. Да и кровать мне сделали по личному заказу. Помните, на чем в Плунге спали? Вам в том пансионате, может, и удобно было, а нам с Валерой Дайнеко (тогда нападающий московского “Динамо”, рост 207 см) — прямо беда: или сидя кемарь, или задница на пол сползает.

— У вас проблемы с ростом только бытового плана? А морально, особенно в детстве, в юности, себя изгоем не чувствовали? Сабонис даже в булочную стеснялся ходить.

— Я ведь не скачками рос, как Сабас, а постепенно. Да, всегда был высоким для своих лет, но не слишком выделялся: акселерация, понимаешь.

Сначала мне баскет не понравился, неуютно себя в зале чувствовал. Раздражало, что мячики так громко о пол стучали, аж ушам было больно. А потом появился Бедров Анатолий Михайлович, он-то меня в баскетбол по-настоящему и влюбил. Вот спросите, кто для меня — лучшие тренеры?

— Спрашиваю...

— Бедров... Еще Белов Сергей Александрович, с которым в сборной работал. В люблянской “Олимпии” грамотные наставники были. После их дрессуры мне в России играть попроще стало. И, конечно, Елевич Сергей Николаевич. Мы с ним по жизни давно вместе шагаем. У него я, по сути, начинал, у него и заканчиваю.

— Мы и раньше, и в сегодняшнем разговоре частенько вспоминали Арвидаса Сабониса. Вы правы, он действительно мой любимец, я много писал о нем. А ваше мнение: он точно лучший центровой Европы? Вы его вообще-то видели “в деле”?

— Не только видел, а играл против него, причем подчас совсем даже неплохо.

— Где, когда? Все же между вами приличная разница в возрасте, да и он давно уже за границей...

— Да что вы?! Он — 64-го, я — 68-го, не такой уж большой люфт. Довелось на него посмотреть еще в союзных чемпионатах, а потом и вовсе один на один с ним “потолкаться”: это когда в еврокубках он за “Реал” играл, а я за “Олимпию”. Против него было сложнее всего, хотя в Европе немало приличных центровых. Но Сабас есть Сабас. Техника для такого роста невероятная, мощь, скорость, но главное — голова. Все видит, все понимает, на несколько ходов вперед все просчитывает. Пожалуй, я не уступал ему в скорости и в выборе позиции. Но нехватка сантиметров все же сказывалась. Бросок у него намного лучше (сколько он “трюльников” забил!), дриблинг, пас. Однако должен вам напомнить, что однажды он через меня лишь 9 очков набрал, а я через него — 13.

— А еще против кого было трудно?

— Конечно, против Шака, Шакила О’Нила, на чемпионате мира-94 в Канаде. Этот матч против “Дрим Тим-2” не забуду до конца дней своих. Даже двумя годами раньше, на Олимпиаде в Барселоне, было полегче, хотя “Дрим Тим-1” была сильнее.

— Учитывая, что вы немало времени провели за рубежом, сменили несколько клубов и стран, вы — полиглот?

— Это громко сказано. По-английски говорю почти свободно, по-словенски — без проблем, у нас родственные языки. А вот турецкий так и не освоил, да и непривычный он какой-то.

— А кухню какой страны предпочитаете?

— Что Оксаночка приготовит, то и ладушки. Но вообще-то нравятся итальянские блюда, испанские. А вот винцо предпочитаю грузинское, типа “Алазанской долины”.

— Вы вернулись в Россию, уже зная, что здесь завершите карьеру? Кстати, не рановато ли, Виталик? Сами же сказали, что 35 всего. Сабас вон и в 39 еще собирается играть...

— Нет, я все сделал правильно. 23 года отдал баскетболу — не шутка. Устал, одним словом. В начале прошлого сезона я еще картину не портил. Но когда резко стал прибавлять молодой Денис Ершов, понял: пора дать дорогу смене. Да и в неплохой компании я оказался: одновременно закончили Женя Пашутин и Серега Бабков у нас, Дэвид Робинсон, Джон Стоктон и сам Майкл Джордан за океаном — правда? (Смеется.)

— Может, вас из клуба “попросили”?

— Да что вы! Все решил сам. Наоборот, Елевич меня уговаривал погодить еще сезон-другой. “Химки” из года в год прибавляют, пришло много способной молодежи, ладная такая командочка подбирается. Вот тренер и просил меня остаться, чтобы я тому же Ершову и еще одному перспективному центру, Даниэлю Солдатову (в 19 лет у парня уже 216 см, и он еще растет), помог освоиться. Но я это смогу сделать, и пребывая уже в новом качестве.

— В каком?

— “Химки” постоянно шлифуют клубную инфраструктуру. Скоро войдет в строй новый специализированный дворец спорта, и тогда баскетбольное хозяйство в городе будет практически на самом современном уровне. Мне по окончании Московского института экономики, менеджмента и права (скоро — защита диплома) предназначена роль менеджера. Основная задача — привлечение зрителей на трибуны. В принципе наша команда не может пожаловаться на невнимание болельщиков. Даже когда мы вынужденно играли в Москве, в ДС “Динамо” на улице Лавочкина, все равно недостатка в поклонниках не ощущали. Но, конечно, в родном зале все должно быть по-другому. Как? Признаюсь, уже сейчас ломаю над этой проблемой голову: никогда ведь ничем подобным не занимался. Плюс буду тренировать нашу третью команду, совсем еще мальчишек. Не знаю, как получится: считается ведь, что тренер должен быть строгим, а я совсем не такой.

— Выходит, ваша жизнь по-прежнему будет связана с “Химками”, с Подмосковьем?

— Видимо, так на роду было написано.

— Как так?

— Помните, была такая команда “Строитель” (Московская область), выступала в первой лиге союзного чемпионата? Так вот, на заре туманной юности меня взял в нее и дал путевку в большой баскетбол... Сергей Николаевич Елевич, бывший в ту пору ее тренером. Звезд с неба не хватали, но нервишки куда более именитым клубам трепали. Даже на выход в высшую лигу не раз претендовали, но всегда чего-то не хватало. Денег не хватало, внимания со стороны руководства области. Мы ведь мыкались постоянно по разным городам Подмосковья: сегодня Подольск, на следующий год — Ногинск, потом — Красногорск, Чехов, Балашиха, Мытищи и так далее. Такого отношения к спорту, как сегодня, у тогдашнего партийного и советского руководства, увы, не было. В подобной ситуации находились и девушки из “Спартака”. Но у них был очень авторитетный наставник, Давид Яковлевич Берлин, который многое умел “пробить”.

Сейчас все по-другому. Поэтому, когда я вернулся из-за границы, то сомнений, где продолжить карьеру, не возникало: конечно же, у Елевича. Да и понравились мне “Химки”, обстановка в команде, отношение ребят к делу. У нас звезд нет, хотя талантливых баскетболистов немало.

Обнадеживало отношение властей предержащих области к спорту. Помнится, в лучшие свои годы я получал столько, что без смеха сквозь слезы и вспомнить нельзя, хотя был заметным игроком, за сборную выступал. Даже матрешками в заграничных поездках приходилось торговать, чтобы нормальные кроссовки купить. А теперь, на сходе, я получал на порядок больше, хотя уже таких денег не заслуживал. Как говорится, сначала ты работаешь на имя, потом имя работает на тебя. В общем, меня в Химках (“Химках”), наверное, похоронят. (Улыбается.)

— А что кроме баскетбола, Виталий?

— Как вы, наверное, поняли, на первом месте — семья. Лишний раз дома побыть, с Оксаной, с ребятишками — уже радость. Часто ходим в кино, иногда — в театр. Мюзиклы уважаем, видели “Метро” — экстра-класс. Но когда очень устаю, лучше сразу на диван с книжкой. “Мастера и Маргариту” перечитывал уж и не знаю сколько раз. В последнее время пристрастился к Акунину.

— Напоследок, Виталик, один вопрос, который меня уже давно подмывает задать. Помнится, после волжского турне московского “Динамо”, где вы тогда играли, а я был кем-то вроде пресс-атташе, по маршруту Саратов—Волгоград—Самара, выходя из самолета, вы мне сказали: “Ну все, больше вы с нами не ездите...” Почему?

— Вы с нами летали на четыре матча. В литовском Плунге в рамках розыгрыша Еврокубка мы обязаны были легко “обуть” местную команду, но — проиграли. Уже тогда закралась мыслишка: не к добру. Ведь все динамовцы знали о вашем особенном отношении к Литве. Дальше — больше: три матча на Волге — три поражения. Значит, вы, уж извините, не фартовый. А спортсмены в фарт верят. Знаменитый Константин Бесков журналистов после одного подобного случая потом на порог не пускал.

— Вы тоже суеверный?

— Какие-то правила привык соблюдать с юности. Скажем, кроссовки начинал шнуровать только с левой ноги. И тейпы (специальные медицинские жгуты) накладывать — тоже. Есть и другие “примочки”, но теперь в них уже нет нужды...




Партнеры