Господин распределитель

27 августа 2003 в 00:00, просмотров: 663

Сегодня — День кино. А накануне в здании Комитета по кинематографии произошло сразу несколько событий. Сначала деятелям культуры раздавали государственные награды (в числе награжденных — продюсер Марк Рудинштейн, актриса, драматург и режиссер Рената Литвинова, оператор Юрий Невский). Потом не доехавшим до Выборга кинематографистам Армен Медведев вручал призы фестиваля “Окно в Европу” — приз зрительских симпатий “Выборгский счет” из рук президента фестиваля получила режиссер Вера Сторожева за картину “Небо. Самолет. Девушка”. А уже после торжественной части замминистра культуры РФ Александр Голутва дал итоговую пресс-конференцию, посвященную деятельности Комитета в уходящем, 2003 году.


После пресс-конференции г-н Голутва ответил на вопросы “МК”:

— Как известно, комитет по кинематографии раздает “всем сестрам по серьгам”. А не честнее ли дать выделенные государством деньги шести перспективным проектам, которые окупились бы и принесли прибыль в бюджет, и далее снимать кино на деньги, которые на кино и заработаны?

— Это неправильная точка зрения. Давайте вспомним о “борьбе за качество” сталинских времен, когда активно стали говорить о том, что нужно сократить производство и выпускать одни шедевры. В итоге производство сократили — выпускали менее 10 фильмов в год, но шедевров среди них почти не оказалось. Это не результативный подход. Возрождение кино началось только после XX съезда партии, когда было объявлено, что нужно резко увеличить вложения в кинематограф и количество выпускаемых фильмов. И тогда, с одной стороны — в результате политической оттепели, а с другой — в результате целенаправленной работы, и появились те шедевры, которые мы вспоминаем и которыми мы гордимся: “Баллада о солдате”, “Летят журавли” и многие другие. Поэтому гарантировать, что те шесть, как вы сказали, проектов будут замечательными в художественном отношении и принесут прибыль — невозможно. Какие-то из них получатся, какие-то — нет. Но в результате для очень большого количества актеров, режиссеров, операторов, звукооператоров целый год пройдет мимо. И это не только вопрос безработицы — вопрос будущего нашего кино. За семь лет при государственной поддержке мы выпустили 70 полнометражных дебютов. Их, конечно, можно оценивать по-разному: один скажет, что среди них 10 отличных, другой — что 15, может быть, кто-то скажет — 30. Наверное, не больше. Но тем не менее эти 10—15—30 удачных фильмов-дебютов есть.

— Существует ли в экспертной комиссии квота, лимит на дебютные работы?

— Нет.

— То есть, к примеру, в будущем году программа господдержки может состоять из одних дебютантов?

— Практически — нет. Теоретически — да.

— Если брать год — от 27 августа 2002 года до 27 августа 2003-го, я насчитал четыре кассовых проекта, принесших значительную прибыль своим создателям: “Олигарх”, “Антикиллер”, “Даже не думай” и “Бумер”. Какие из них получили государственное финансирование?

— “Олигарх” и “Бумер” получили. Остальные — нет.

— Почему?

— Не обращались. И хорошо, что не обращались. Замечательно было, если б мы вообще никому не оказывали господдержки. Тогда бы это ознаменовало расцвет кино. (Пауза.) Или, наоборот, полную его гибель.

— На 2004 год государство выделило кинематографу 2,5 млрд. рублей, из которых 1,8 млрд. пойдет на производство фильмов. Вы предполагаете, что хотя бы часть этих денег вернется в бюджет?

— Эти деньги можно рассматривать как безвозмездную помощь государства. Единственное, что на сегодняшний день у нас есть, — это “Фонд поддержки кинематографии”. И когда мы даем господдержку какому-то фильму, мы просим из прибыли, если она будет, отчислить какие-то проценты в наш фонд на социальные нужды кинематографистов — для помощи больным, на похороны... Причем, отметьте, речь не идет о возврате затраченных средств — мы всего лишь просим отчислять процент из прибыли. В принципе система господдержки кинопроизводства должна быть выделена из недр Министерства культуры, и я думаю, что это произойдет в результате грядущей административной реформы. Правильная схема — та схема, которая существует в других европейских странах, в частности, в той же Франции. Там при министерстве культуры существует организация, которая занимается поддержкой кинематографии, через нее проходят все финансы, и она, будучи государственной организацией, обладает правами продюсера. Наше министерство не имеет права заниматься возвратом денег, потому что у министерства нет денег — бюджетные деньги не поступают к нам на счет. Мы имеем дело только с бумажками. Нам только говорят: “Вам выделили столько-то денег. Распределите!”

— А если пофантазировать: мы создаем эту систему, у комитета по кинематографии появляется свой счет, куда государство каждый год переводит выделенную сумму из бюджета. При отсутствии хороших сценариев может ли эта сумма с учетом индексации оставаться на счету комитета и распределяться в зависимости от появления новых, действительно интересных, первоклассных проектов?

— Нет, потому что исполнение бюджета идет каждый год. И каждый год все начинается по новой: бюджетный процесс, заявки, отчеты и так далее. Мы должны отчитываться за реализацию тех денег, которые мы получили, — мы обязаны их потратить!



Партнеры