Антонио Бандерас снова шпион и снова "отчаянный"

30 августа 2003 в 00:00, просмотров: 310

Роберту Родригесу всего тридцать пять. И он уже успел стать киноклассиком, сняв такие хиты, как “От заката до рассвета”, “Отчаянный”, “Факультет”, одну из новелл знаменитого фильма “Четыре комнаты”. Он открыл миру многих его нынешних кумиров, вроде Антонио Бандераса и Сальмы Хайек. Его новый фильм “Дети шпионов-3D: Игра окончена” снят в новом модном формате 3D. Специально для всего детского населения Венеции был устроен спецпоказ картины, причем до официальной премьеры на фестивале еще одного фильма Родригеса “Однажды в Мексике” — продолжения приключений знаменитого бродячего музыканта Эль Мариачи в исполнении все того же неувядающего секс-символа — Бандераса.

В Москве “Дети шпионов” выходят в конце октября. При этом в столицу уже завезено более миллиона (!) стереоскопических очков, в которых и нужно смотреть этот фильм, где, как обычно у Родригеса, собралась “нехилая” актерская команда: Сильвестр Сталлоне, Сальма Хайек, Стив Бушеми, Джордж Клуни, Элайджа Вуд. И конечно же, в главной роли — Антонио Бандерас.

На интервью “МК”, которое проходило в одном из шикарнейших отелей острова Лидо — “Де Бейне”, Родригес пришел, одетый, как истинный мачо, знающий толк в кактусах и текиле: на нем была белая ковбойская шляпа, из-под которой выбивалась красная бандана.

— Еще несколько лет назад вы говорили, что мечтаете снять кино для детей. Думали ли вы, что идея вас так затянет?

— Первая мысль снять подобное кино появилась еще в 94-м году. Ну, знаете, дети, шпионы и все такое — есть где развернуться. Материала хватило на два сценария. Я и не думал снимать сиквелы, просто так получилось. Тем более что пришлось работать быстро: дети растут, а снимать разных детей было бы глупо.

Что касается третьей части, то я сразу понял — она должна действительно отличаться от двух предыдущих. Тогда я подумал, что фильм должен выглядеть вроде компьютерной игры в формате 3D. Я вообще люблю детские сказочные фильмы, и создание своего рода научной фантастики для детей так меня захватило, что я даже сам себе удивлялся. Вообще третья часть “Детей шпионов” серьезно отличается от двух предыдущих не только по формату, но и по стилю, в котором написан сценарий. Он, не удивляйтесь, но намного серьезнее, что ли... Хотя, конечно, главное, что фильм снят в 3D.

— И все-таки почему вы решили сделать фильм в таком формате?

— Знаете, это воспоминание еще с детства. Я обожал “объемные” фильмы. Заходишь в кинотеатр, и тебе бесплатно выдают странные очки. Я прекрасно помню свои впечатления, когда ты как будто участвуешь во всем, что происходит на экране. Потрясающее ощущение, даже если картина так себе. Такое, знаете, ощущение сопричастности происходящему. К тому же технологии со времен моего детства ушли далеко вперед, и теперь, когда ты выходишь с такого сеанса, у тебя не болят глаза от напряжения.

Между прочим, я попробовал 3D на своих собственных детях. Они были в полном восторге! Три часа я не мог оторвать их от компьютера. Им очень понравилось.

— Может, имеет смысл снять четвертую часть тоже в 3D?

— Я не хочу делать четвертую часть. Это слишком! Но мне вообще нравится делать сиквелы. Они открывают перед тобой огромные возможности. Ты абсолютно свободен. Студия уверена, что деньги обязательно вернутся, ведь публика знает, за что платит. Тем более если речь идет о хите, а “Дети шпионов” — несомненно, хит. Ведь это оригинальная история, которая не основана ни на компьютерной игре, ни на каком-нибудь телешоу. Есть фильмы, которые стоят миллионы долларов. Их создателям есть что терять: они обязаны серьезно подумать: а вдруг картина провалится в прокате? Идей, которые приносят деньги, не так уж и много... Между прочим, сиквелы именно этим и опасны.

— Но вы привезли в Венецию целых два сиквела: кроме “Детей шпионов” еще и “Однажды в Мексике” — продолжение знаменитого “Десперадо” (в России выходил с названием “Отчаянный”. — Ред.) — истории про загадочного певца Эль Мариачи?

— Я знаю. (Смеется). Просто, когда снимаешь сиквел, сложно придумать что-то новое. Все-таки ты работаешь с уже придуманными героями. Кстати, “Однажды в Мексике” — последний фильм про похождения Эль Мариачи. Больше сиквелов не будет.

— Сложно ли было придумать характеры для стольких героев в “Детях шпионов”?

— Нисколько! Я же рассказывал о своей семье. Это очень личное кино. Все три фильма о детях шпионов основаны на моем семейном опыте. Это касается всех характеров и даже имен. Моего деда, к примеру, зовут Валентин, а дядю — Грегорио, моя сестра — Кармен, а брат — Джуниор. Мне всегда хотелось сделать кино о своей семье, но боялся, что получится ужасно скучно. И я рад, что смог рассмешить публику. Именно благодаря тому, что главные герои из одной семьи, картина получила такую большую аудиторию. А как хохочут мои родственники, узнавая себя в фильме! Им очень нравится!

— А сколько у вас у самого детей?

— У меня трое. Мальчики: старшему — семь лет, среднему — шесть и младшему — четыре года.

— Они любят видеоигры?

— О да! Прежде чем приступить к съемкам, я спросил, чего им хочется больше: нового фильма или новой видеоигры? Они сказали: “ИГРУ!”. Так что я чуть было не сказал продюсерам: “Извините, я занят! Мне надо придумывать игру для моих ребят!” (Смеется.) Я люблю создавать видеоигры, но это, конечно, не так занимательно, как кино снимать. У меня уже подписан контракт с одной компанией. Наверное, скоро запустим одну игру. Кстати, хороший бизнес.

— Ваши дети, наверное, ваша первая и самая строгая аудитория?

— Да! Я проверяю на них буквально все, начиная со сценария и музыки и заканчивая диалогами.

— Ну и как, им понравились “Дети шпионов?”

— В общем, да. Когда они посмотрели, то весь вечер очень живо обсуждали.

— Критиковали?

— Просто они знали первоначальный вариант, а я люблю менять сюжет прямо во время съемок. Появляется какая-нибудь идея — я ее сразу воплощаю.

— Некоторые режиссеры говорят, что делать детское кино намного сложнее, чем кино для взрослых. Вы тоже так думаете?

— Неужели так кто-то говорит? Я с этим не согласен. Может, потому что я из большой семьи... И если честно, я еще ребенок. Поэтому мне легко снимать кино вроде “Детей шпионов”. Мне просто общаться с детьми. Иногда я даже учу их, как в игрушки играть. Я больше ребенок, чем они. У меня ТАКОЕ воображение, что сам удивляюсь!




    Партнеры