Повар на три буквы

12 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 1360

Кто главный человек на корабле? После капитана — кок. И в этом нет сомнения, потому что любовь, как известно, приходит и уходит, а кушать хочется всегда. Независимо, на суше происходит она или на воде. А бескрайние водные просторы только усугубляют аппетит. Со знаменитым коком — одесситом Николаем Николаевичем Агановым с теплохода “Асседо” (бывший “Шота Руставели”) в тайной корабельной кухне заплыв совершил обозреватель “МК”.


Николай Николаевич — настоящий кок: и внешне, и внутренне. Невысокий, плотный, в высоком крахмальном колпаке. Много лет он кормил моряков на военном флоте, потом туристов — на пассажирском. Рассекая волны, пережил штормы, качки, кормил лучших сыновей и дочерей родины. И отлично знает гастрономические пристрастия тех, кто много лет стоял на трибунах Мавзолея или был гордостью отечественного кинематографа.

История про то, как повар двух адмиралов обманул

— Когда я служил на военном флоте, у нас было два адмирала: один адмирал Косилов, другой — контр-адмирал Некрасов. Вот один любил, чтобы борщ был соленый, а другой — чтобы малосольный. Я докладывал им так:

— Товарищ адмирал, на обед приготовлен борщ флотский, туда-сюда...

— Давай пробу!

Даю пробу. Пробует.

— Борщ пересоленный!

Приходит второй. Снимает пробу:

— Отличный борщ!

Что делать? Я беру морские деревянные ложки: одну опускаю в соленую массу, а другую — в обычную. И каждому даю свою ложку. И в один прекрасный день вестовой, который приходил за борщом, перепутал эти ложки... Я получил трое суток ареста, но, естественно, никто меня не посадил. Но это только маленькое воспоминание...



История про окурки в черной икре

— Мне было 24 года, я плавал на “Белом острове” — первом пассажирском судне, которое в 70-е годы ходило в Албанию. И что интересно: кормили мы на 35 рублей в день. Это почти на 70 долларов. Икра черная, икра красная, семга, осетрина... Изобилие такое — не знали, куда что девать. И вот у меня оставалась икра. Матросам дал ее. Они в крик: “Нам не надо! Дай лучше селедки или колбасы!..” Недавно один капитан, который работал раньше кочегаром, вспомнил, как они давили окурки в банке с икрой. А я им тогда говорил: “Ребята, придет время, вы еще будете жалеть”. А икра, между прочим, была настоящая — не то что сейчас!



История как кок коммунистов кормил

— Я плавал на самом крупном лайнере — “Россия”. Пароход был великолепный, построенный в Германии, и прежде назывался “Гамбург”, там уже были первые кондиционеры... И после войны, при дележке, он достался нам. Так вот, капитан “России” менял коков как перчатки. И я, когда молодым попал туда, не надеялся остаться. И вот однажды, когда мы стояли в Одессе, пришел первый секретарь ЦК Украины Шелест. Капитан до этого сказал мне: “Завтра — на 25 человек прием. Будет Петр Ефимович Шелест. Запомни: каким бы ни был банкет — главное, чтобы был борщ. Он обязательно спросит борщ. И смотри, чтобы грудиночка была свиная”. Я думал, он шутит, но пошел на базар, всего накупил, подготовил пассеровочку и сделал борщ — украинский, с пампушками и пирожками. А еще — четыре фаршированных поросенка: с грибами, лапшой, гречкой, с капустой. Само собой — семга, икра... Ну и, короче, идет банкет. Петр Ефимович и вся компания, туда-сюда, на поросят налегает, икра в ход идет... Я думаю: “Твою мать, заказал борщ, а сам свинину трескает!” И вдруг Петр Ефимович говорит: “Хочу борща”. Прибегает ко мне испуганный помощник: “Слушай, Николай Николаич, борща просит Шелест!” — “А у меня — есть”. Я беру этот борщ, разливаю. Несут ему. Он кушает:

— Кто це варил? Хай вин приде!

Ну, я — еще молодой, худенький — прихожу.

— Ой, дывись! Ты хто?..

— Как кто? Шеф.

— А як же ты попал на “Россию”?

— Ну, вы ж тоже украинец, а попали на “Россию”.

— Ответ правильный!

В общем, туда-сюда. “Водку пьешь? Такой борщ зробил, шо мине понравился!” Ну, наливает мне водки, как в кино “Судьба человека”. Я посмотрел на капитана — и махнул, только губы вытер. “Мабуть, еще?” Я опять на капитана... В общем, после всех этих банкетов капитан мне сказал: “Ты отсюда никуда не уйдешь”. Так я десять лет проработал на “России”.



Рецепт борща по-флотски от Николая Николаевича

Борщ по-флотски отличается от борща украинского и прочих борщей. Здесь все режется кубиками — это раз. А два — туда кладут копчености: бекон или корейку. Раньше шел самый лучший окорок — тамбовский. Он был копченый, но не сильно, и весь пропитан маринадом. Сейчас такой уже не делают. Ну а дальше все нарезается кубиками — капустка, картошка, морковка, — делается пассеровочка и добавляются копчености.



История про скромных коммунистов

Послушаешь корабельного кока — и такие гастрономические глубины открываются! Судя по тому, как питался узкий круг партийного руководства СССР, — скромнейшими людьми были коммунисты. Не то что нынешние демократы.

— Как вели себя коммунистические лидеры?

— Скажу честно: великолепно. Вот Косыгин... Я, во-первых, знал, что он — скромняга, что у него больной желудок и много он не кушает. Наши же ему на стол поставили лобстеров-шмобстеров... А он так жалостливо: “Я хочу супчика с фрикадельками”. Еще мы сделали ему паровые котлетки из индейки. На корабле у него встречи были с людьми — так наши на шару, как всегда, хотели под это много списать: подсунули ему акт на полторы тысячи рублей, а он взял да и подписал на 24 рубля за двоих — за себя и за жену. А Суслов — тот “диетический” был человек. Ничего не ел, в то время как стол ломился...

— У кого были особые пристрастия в еде?

— Вот Алиев был с фасоном. Он любил свою восточную кухню. Ну, мы готовили. Рауль и Фидель Кастро заказывали креветки, лангусты, омары. Рауль дядька жесткий, принципиальный. Фидель-то под ним ходил.

— А Брежнева приходилось кормить?

— Нет. Мы возили только дочку и зятя Брежнева. Какой он прекрасный мужик — Чурбанов! Всегда платили за себя, питались не на шару, а Чурбанов еще любил дать девочкам чаевые хорошие. Галина жмот была, она никогда не давала. Заказывали окрошку там, соляночку... Водку пили хорошо, но пьяными их никто не видел. Еще Фурцева была на пароходе, любила выпить. Сильная баба! Вообще, я много чего видел, но не имею права сказать, даже если человека не уважаю. Почему? Потому что я люблю приготовить, я люблю людей кормить...



История как кок артистов кормил

Для Николая Николаевича на пароходе все равны — что партийцы, что артисты.

— Я вам так скажу: артисты вообще необыкновенные люди. У нас снимались фильмы “Контрабанда”, “Запасной игрок”, другие, названий не помню. Был Поль Робсон... С Высоцким я имел встречу, но тогда его никто так не знал, как теперь. Он давал нам бесплатный концерт, и вот вижу: как-то утром рано стоит на палубе, возле моей каюты.

— Что ты здесь ищешь? — спрашиваю.

— Да я вот жду, когда бар откроется...

А бар открывался в семь часов утра.

— Может, чего-то дать?

— Да нет. Может, только чего-нибудь закусить...

— Почему? Я могу дать и выпить.

Пригласил его в каюту, сделал закуску. “Сколько с меня?” — спрашивает. “Да ничего; если бы ты был в ресторане — то платил бы. А здесь ты — в гостях”.

А вечером барменша принесла мне пару бутылок водки от Владимира Семеновича... Он очень порядочный был человек, очень добродушный. Многие говорят, что он жлоб. Это неправда — очень скромный мужик. И вот он приходил, корешей своих тащил ко мне в каюту, выпивали... А когда приплыли в Сочи, мне от него принесли шесть или восемь бутылок водки, литровых. Я говорю: “Передайте, что мы, моряки, никогда этим делом не занимаемся. Не берем”.

Помню, царство ему небесное, Аркадия Райкина. Мужик был неплохой, а наш капитан Сорока, мужик с характером, попросил его дать концерт, только заявил, что денег у нас нет. Ну, нет и нет. А возле Севастополя нас как крутануло, как стало качать! Райкину плохо, за ним стали ухаживать — сухарики, лимончик, туда-сюда...

На другой день он говорит:

— Я даю вам концерт бесплатно. Для экипажа.

— Моряки дважды не просят!

И тут фасон, и тут фасон. А еще был Говорухин — великолепный мужик, очень приятный дядька. Требовательный, когда кино снимал. Он гонял всех и бился, чтобы кормили артистов хорошо. Ведь они были несчастные — им мало платили денег. Адский труд, и еще питание дешевое — 2.50 в день, но мы старались, чтобы им было хорошо. Говорухин — тот пил очень мало, и, помню, ему понравились мои блинчики.

Под конец, когда Николай Николаевич достал из потайного шкафчика бутылку рома “Креолка”, мне удалось выведать самую страшную военную тайну. А именно: что же это такое — макароны по-флотски.



Рецепт макарон по-флотски от Николая Николаевича

— Как делают моряки? Варят мясо до полуготовности — говядину, свинину, не имеет значения. Баранина отпадает. Вынимают бульон — и на нем делают борщ по-флотски. Затем вынимают мясо, нарезают его кусками, ставят в духовку и там обжаривают с луком. Потом пропускают через машину, то есть мясорубку. После этого варят макароны и смешивают — 50 на 50 — макароны с мясом, луком, специями. Маслом заправил — и к столу!

P.S. И главное — не забудьте, что к макаронам по-флотски обязательно полагаются соленые огурцы или квашеная капуста. Так едят на флоте, потому что блюдо жирное, обалденно вкусное и требует чего-нибудь остренького.






Партнеры