Русские сели на голодный паек

16 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 234

Нашего спецкора Марину Гридневу мы ждали на работе еще в пятницу. Вместе с российскими военными Марина улетела в Сьерра-Леоне — посмотреть, как там служат наши миротворцы. Военно-транспортный “Ил-76” повез туда смену офицеров-вертолетчиков, ну и журналистов прихватили — 10 человек из разных СМИ. Обещали обернуться дня за три...

Сегодня уже вторник. Нет ни Марины, ни ее коллег, ни самолета. Вчера Марина наконец дозвонилась до Москвы. Оказалось, самолет сломался на обратном пути. А сейчас они сидят в столице Ливии Триполи без денег, документов и главное — без реальных надежд на скорое возвращение. Держатся все молодцом. “Только кушать очень хочется”, — грустно сказала Марина.

Проблемы начались за час до плановой (для дозаправки) посадки в Триполи. Отказал гидронасос — туда попала металлическая стружка. Приземление 12 сентября в 2.00 по местному времени было аварийным, но успешным. А потом инженеры сказали: дальше лететь нельзя.

Сначала решили попросить запчасти у ливийцев — те тоже эксплуатируют наши “Илы”. Но оказалось, что для подобной просьбы нужно получить разрешение чуть ли не у самого МИДа (дипломатия, понимаешь). Пока думали и гадали, что делать, все пассажиры — а это 29 военнослужащих, 10 журналистов — и 15 членов экипажа сидели в наглухо задраенном самолете без элементарных удобств на борту. И это целых 8 часов! От жары чуть не сдохли...

Ближе к полудню всех наконец выпустили в аэропортовский накопитель. Но сказали сразу: города русским — тем более военным в форме и без ливийских виз — не видать. Такие уж в Ливии суперсуровые правила безопасности. Даже местного министра внутренних дел вызывали — все без толку. А паспорта у всех сразу отобрали.

12 часов просидели в накопителе: в духоте, без еды. Только один раз принесли попить — да и то за счет жаждущих. Российский консул Багавудин Валиев пытался сделать что мог, но мог он немного — тем более в пятницу в Ливии выходной. Сторговались на том, что журналистов все же выпустят. Какая-то ливийская фирма даже взялась устроить их в гостиницу — без документов. А военных и летчиков — ни за что.

Тут взбунтовался командир экипажа. Сказал: “Мне для безопасности дальнейшего полета нужно, чтобы пилоты отдохнули. А в накопителе, на железных сиденьях даже уснуть невозможно”. Народ тихо зверел, и через два дня (!) “накопления” военных тоже отпустили.

“Добрая” ливийская фирма подсуетилась классно: за номер стоимостью $78 на двоих тут же содрала по $120. За первые сутки. Деньги наскребали по всем карманам — люди же возвращались на родину, и наличности ни у кого почти не осталось. Пришлось опять вмешиваться дипломатам. Уж чем они там грозили мошенникам, неизвестно, но деньги нашим вернули. Хотя расплата за гостиницу еще впереди, и чем платить — непонятно. Спасибо, что гостиница с завтраком. Поэтому сначала ребята завтракают на общих основаниях, а потом, воровато озираясь, сгребают в пакеты все, что остается на “шведском столе”.

— Днем сидим в номерах, — рассказывает Марина (кстати, единственная дама в этом злосчастном рейсе). — Во-первых, на улице очень жарко, а во-вторых, куда пойдешь без денег? А на борту, между прочим, остались два попугая и мартышка. Представляете, каково им там? Хотя наши ходят, подкармливают их... Только никто не знает, когда и как мы вернемся домой.

“МК” немедленно связался с Минобороны и вот что узнал. В Управлении армейской (вертолетной) авиации и Главном штабе ВВС ситуацию с застрявшим в Триполе “Ил-76” отслеживают постоянно. В Твери уже давно стоит “под парусами” транспортный самолет, который должен вылететь на помощь сломавшемуся.

— “Добро” на перелет в Ливию нашего транспортного самолета вроде бы есть, — сказал начальник командного пункта армейской авиации полковник Николай САФРОНОВ. — Но конкретного времени вылета я пока не знаю.

Кое-какие детали удалось выяснить в Главном штабе ВВС. Как и предполагалось, резервный “Ил-76” стартует с военного аэродрома “Мигалово” под Тверью. Он переправит в Триполи ремонтную бригаду и необходимые для восстановления самолета запчасти. Журналисты и офицеры скорее всего этим же бортом вернутся домой. Однако не исключено, что всем придется ждать окончания ремонта и возвращаться двумя бортами — для безопасности.

Почему же резервному самолету не дают отмашки? В Минобороны говорят, что различные согласования по линии МИДа заняли гораздо больше времени, чем предполагалось. Замначальника пресс-службы МО полковник Леонид БОЧАРОВ объяснил это так:

— Маршрут проходит над территорией 9 стран, и с каждой надо договориться о предоставлении воздушного коридора. О каких-то проблемах с питанием, проживанием и т.д. нам не сообщали. Некоторые СМИ написали, что даже через 30 часов после происшествия Минобороны оставалось в неведении о нем. Это неправда. Другое дело, что нам пришлось вносить ясность относительно “аварийной посадки” “Ил-76”. Я готов повторить: никакой аварии в воздухе не было. (Почему же пассажирам сообщили о ней еще за час до приземления? — Авт.)

А вот что рассказал “МК” российский консул в Ливии Багавудин ВАЛИЕВ:

— В условиях чрезвычайной ситуации, когда в стране оказывается 54 человека без местной визы, решение забрать у них паспорта — единственная возможность поселить их в гостиницу. Сейчас они не нуждаются в паспортах — им выдали карточки отеля, с которыми они могут спокойно передвигаться по городу. Я вот только вчера лично видел их в одном из районов Триполи.

Со слов консула, решение забрать у россиян паспорта было принято в Ливии на самом высоком уровне. Вроде бы это обязательное условие ливийских спецслужб. Особенности местных порядков, так сказать. В настоящее время все пассажиры со злополучного самолета проживают в пятизвездочном отеле (с грязными шторами и сломанной сантехникой. — Авт.). Правда, в этой гостинице, несмотря на обилие звездочек, постояльцам предлагается только завтрак, и поэтому проблема с питанием у наших стоит довольно остро. К сожалению, в решении этого вопроса российское посольство оказалось бессильно.

— Мы уже думаем, как им помочь, днем и ночью работаем над разрешением этой ситуации, — добавил Багавудин Валиев. — Но скорее всего они уже во вторник вылетят домой.

А в российском МИДе комментировать ситуацию с самолетом вообще отказались. “У нас пока нет официальной информации для прессы”, — сообщили “МК” на Смоленской площади.





Партнеры