Татарин стал лириком

17 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 607

В 1999 году на севере Греции был арестован Владимир Татаренков, которого в России считают одним из самых опасных и безжалостных преступников. В Греции ему дали 14 лет за незаконное хранение оружия, и он до сих пор сидит здесь, всеми забытый, в афинской тюрьме “Коридаллос”. Кстати, именно в это заведение в конце августа был помещен арестованный магнат Гусинский. Правда, он, в отличие от своего тезки, не провел там и одного дня.

Так просто в камеру к серийному киллеру не попадешь. Это удалось сделать греческой журналистке Деспине Звурлаку, выпустившей книгу о заключенных афинской тюрьмы под названием “Боевики “Коридаллос” и организованная преступность” в рамках университетского исследования о жизни за решеткой. Она разговаривала со многими именитыми зэками “Коридаллос”, в том числе и с Владимиром Татаренковым. В своей книге она не называет их по фамилиям, а только инициалами.

В Саяногорске Татаренков во времена развала начала 90-х гг. сколотил банду из бывших спортсменов — борцов, боксеров, каратистов. Его банда безжалостно уничтожала конкурентов. Когда правоохранительные органы перешли в наступление, Татаренков бежал за границу, незаконно приобрел греческий паспорт на фамилию Демурдзидис, купил на севере Греции шикарную гостиницу, где и был потом арестован.

Следователи описывают его как незаурядную, сильную личность. Вкусами и привычками он не похож на обычных бандитов. Киллер из России любит рисовать, пишет стихи. Говорят, что одно “лирическое” стихотворение он посвятил своему шефу-сопернику по преступному бизнесу Анатолию Быкову, бывшему главе Красноярского алюминиевого завода. В бытность на воле гроза Саяногорска гулял со своей подругой жизни Галиной Челак по горам Греции, где любил фотографировать цветы.

А вот как описывает встречу с ним в тюрьме “Коридаллос” Деспина Звурлаку.

“Заключенный В., — пишет она (как мы уже писали, она использует в своей книге только инициалы), — родился в России 14 декабря 1955 года.

— Странно, что какой-то университет интересуется жизнью зэков, — пробурчал Татаренков, поначалу встретивший посетительницу в штыки.

— Почему? Вы тоже часть общества...

— Вот как? Как только за тобой захлопывается дверь камеры, то нами уже никто не интересуется. Мир о тебе забывает. Кого волнует, как мы тут живем, хорошо или плохо...

— Для того и проводится это исследование...

— М-м-м... Ну, ладно... Интересно покопаться в душах крутых мужиков? Ладно, пускай знают, о чем мы здесь думаем... В России жизнь трудна и бесчеловечна, нет ничего хорошего, и все было трудно. Тяжело и холодно, как наш климат. Сам я вырос в омерзительных условиях. Лишения, бедность. Это когда мерзнешь, не имеешь денег, когда нет надежд и дружеского тепла. Вот вы здесь в раю живете... все у вас есть. А у нас не было ни удобств, ни одежды, ни тепла, ни денег — ничего! Постоянный голод... на каждом углу поджидал кто-нибудь готовый тебя обокрасть, снять одежду, отобрать деньги, если они у тебя, конечно, были. Ждал, чтобы тебя ударить, всадить нож! На улице могли убить за пустяк! Человеческая жизнь не имела никакой ценности.

А потому, если ты хотел выжить, то нужно было научиться обороняться. Это же очень жестоко — столкнуться с такой ситуацией, когда ты еще мальчишка. Автоматически ты из ребенка превращаешься в животное в клетке — а как еще можно выжить в джунглях? Как только я понял, что или я научусь драться, или мне не выжить, то сразу пошел учиться боевым искусствам. Я был еще очень маленьким и начал тренироваться еще до того, как услышал про Брюса Ли. Я его считаю образцом, этот человек сделал известным карате, показал его во всей красе, хотя чему даже он мог меня научить? Я начал делать то, что он показывает, за много лет до него... Всю жизнь этим занимаюсь! Бокс, кикбоксинг, джиу-джитсу, стритфайтинг, борьба и, конечно, боевые искусства для применения на поле боя — я научился всему и начал учить всему! Вся моя жизнь борьба, и борьба очень тяжелая...

Как только я почувствовал, что у меня есть способности к боевым искусствам, я стал думать об их использовании. А что еще мне оставалось делать? В России выбор невелик... А потому как только я закончил школу, то отправился работать тренером в воинскую часть. Я учил солдат быть хладнокровными бойцами, как и следует быть на войне, иначе ты пропал! Я обучал их искусству выживать.

— А ваша семья?

— Ба! У меня никогда с ней не было тесной связи, как это бывает у любого ребенка. Папашу я вообще никогда не видел, рос с матерью. Она у меня образованная, и я к ней имею слабость. Тем не менее диалога с ней у меня никогда не было... я всегда сам решал свои проблемы. Мы никогда не садились вместе, чтобы обсуждать мои дела... никогда. Никогда у меня не было и друзей. Я вообще не верю в дружбу и в диалог. Решение проблем — это всегда сугубо личное дело. Я всегда был один. Сам всегда решал и действовал. Именно поэтому я потом и делал так хорошо свою “работу”. Ты не сможешь бороться, обучать искусству борьбы и думать одновременно о своей мамочке или о любви к женщине.

Боевые искусства — это философия и образ жизни. Но на войне, в армии это использование насилия: много гимнастики, борьбы, сражений без правил и без ограничений. Разработка сценариев выживания, “ликвидации” противника, способов прикончить врага. Тут уж всякая романтика пропадает, и искусство борьбы становится оружием.

— Когда ты приходишь в раздражение, то применяешь насилие?

— Да... я себя считаю самодостаточным. А потому другие меня совершенно не интересуют. Ни их взгляды, ни что потом обо мне будут говорить. Все это меня совершенно не волнует! Я вообще разряжаюсь насилием. Ясное дело! Кто этот другой — откуда я знаю? Чужой? Враг? Чего он от меня хочет?.. Я не даю ему возможности для ответного удара. Какое мне дело до того, что потом обо мне будут говорить? Я вообще не разговариваю... слова — это не для мужчин, они должны только действовать. Я постоянно тренируюсь. Гимнастика, бокс и все, что имеет отношение к боевым искусствам. Без перчаток... голыми руками, потому что практика борьбы всегда без перчаток! Я не пью и не курю. Ум надо всегда иметь ясный, надо следить за тем, что ты ешь, что пьешь, чтобы не набрать лишний вес, быть всегда готовым к быстрым движениям, к взрыву.

Ты должен быть мускулистым, а не толстяком. Тогда твои движения будут быстрыми, и противник не успеет оказать сопротивление. Только худые люди умны и быстры. Толстяки только на вид сильны. Но у них нет ни быстроты, ни смекалки, ни ума... Я сижу и читаю. Я в курсе многих разных предметов. А греческие учителя здесь не знакомы с книгой. Они не читают, они необразованны, они не в состоянии научно обосновать тот предмет, которому обучают.

А боксеры... Они тоже тут толстые. Даже не так... В Греции, к сожалению, не учат правильно боксу, кикбоксингу и джиу-джитсу. Все сильные греческие боксеры имеют русских тренеров или понтийцев из России, и это не случайно. Греки “играют” в учителей, они не умеют быть тренерами. Да и как? Без базы? Без образования?.. В Греции я вообще не пойму, как все это делается. Это за ее пределами есть и сосредоточение, и пафос, и терпение. А здесь... Часок потренируются, а потом — в ночной клуб, пьют, курят... И это — атлетизм? Это — качество жизни?..

— Еще про учителей.

— С самого начала учитель должен быть образцом для своих учеников. От альфы до омеги. Они на него смотрят и стараются быть такими же, как он. Как он говорит, как ходит, как себя ведет. Если учитель курит, то будут курить и ученики. А мы вообще мало говорим, мы не мешки, набитые мясом, мы постоянно совершенствуем боевое искусство, но там, где нас никто не видит. Потому что делаем это не для показухи, а для использования в “работе”, во время выполнения заданий, на которые нас посылают “сверху”, и мы должны их выполнять без шума и шороха. Вот так должны действовать профессионалы! Передай своим привет на этот счет...

Ты можешь меня спросить, а что я здесь делаю? Но все-таки есть разница... Меня полиция не смогла бы повязать. Я слегка расслабился в гостинице, вот меня и повязали... А иначе у них ничего бы не вышло...”




Партнеры