Девятый вал

18 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 220

О подлодке “К-159” уже почти забыли. Отголоски трагедии в Баренцевом море доносятся телеграфными строками: временно отстранен от должности командующий Северным флотом адмирал Сучков, экологи проверят уровень радиации в месте гибели субмарины, ее подъем планируют на лето будущего года... Создается впечатление, что речь идет не о братской могиле семи моряков, а о ржавой консервной банке, случайно угодившей в чей-то бассейн...

Гибель “Курска” в августе 2000-го вызвала настоящий психологический шок на флоте. Лодка была из самых новых, “постоянной готовности”, и считалась практически непотопляемой. “К-159” совсем другая — старая, изношенная и с давней репутацией дырявой посудины. Еще в советское время ее поставили к причальной стенке в Гремихе на Кольском полуострове, заглушили реакторы и постоянно закачивали компрессором сжатый воздух в балластные цистерны, чтобы как-то поддержать на плаву.

Погибла “К-159” не во время торпедного пуска в подводном положении, а ушла на дно с поверхности, как старая баржа. Таинственные американские подводные лодки на этот раз явно ни при чем, и, может быть, поэтому наш ВМФ не стал, как с “Курском”, несколько дней молчать о случившемся.

Впрочем, ясной картины сегодня тоже нет. Пока не известно в точности даже время, когда “К-159” ушла на дно. Сначала штаб ВМФ официально объявил о том, что лодка затонула в 4.00 по московскому времени 30 августа в трех милях к северо-западу от острова Кильдин на глубине 170 метров. После обследования глубоководными необитаемыми аппаратами лодку нашли почему-то на глубине 238 метров, а штаб Северного флота утверждает, что отдал приказ экипажу покинуть “К-159” в 2.20 по московскому времени, и через 40 минут она затонула. Но из 10 членов экипажа 7 человек приказ, похоже, не выполнили.

Начальник пресс-службы ВМФ Игорь Дыгало, прославившийся сочинительством еще во время “Курска”, объявил волнение моря силой в три балла при силе ветра около 10 м/с на момент катастрофы “штормом”, который, мол, оторвал от лодки 4 понтона, в результате чего она и затонула. Многие доверчивые журналисты так потом и писали: “налетевший шторм потопил “К-159”. Но всякий человек, хоть сколько-нибудь связанный с морем, знает, что 3 балла — никакой не шторм, а для Баренцева моря — погода вполне обычная, если не сказать благоприятная.

Еще флотские начальники поведали журналистам странную историю о том, что на место катастрофы срочно вылетели вертолеты, но увидели другую старую подлодку, которую тоже буксировали из Гремихи в Кольский залив. Вертолетчики, мол, решили, что все в порядке, и улетели домой, а “К-159” уже была на дне, и успевшие спастись моряки умирали в воде от холода, болтаясь в своих спасательных жилетах.

Но ведь все знают, что наши вертолеты ночью не летают, особенно в “шторм” (если верить Дыгало). И что могли вертолетчики ночью увидеть?

Когда и как ушла под воду “К-159”? Когда и куда вылетали вертолеты? Когда реально в район бедствия подошли спасатели? Сколько времени моряки точно провели в воде? Что во время бедствия делал буксир, который тянул “К-159”? Почему не предпринял энергичных действий по спасению людей? Или на нем вообще не заметили потери?..

Единственного выжившего в катастрофе — старшего лейтенанта Максима Цибульского — тщательно изолировали и от представителей прессы, и даже от собственной семьи. Очевидно, военное и морское начальство из хаоса предварительных противоречивых данных лихорадочно готовит “основную”, наиболее благоприятную для себя версию: беда случилась из-за непредвиденного стечения обстоятельств (как с “Курском”), и еще — из-за “беспечности и халатности при выполнении должностных обязанностей” кое-кого из офицеров.

“К-159” была, в отличие от “Курска”, старой, ржавой и дырявой посудиной. Но тем более операцию по двухдневному переходу из Гремихи в район Мурманска надо было тщательно готовить и избегать по возможности ненужного риска.

На борту были один капитан второго ранга, три капитана третьего ранга, два старших лейтенанта, два мичмана и двое старшин-контрактников. Зачем такой “звездный” состав, если на “К-159” ни одна система не работала?

Офицеры были из Гремихинской базы отстоя атомных подлодок, знали особенности старого железа, но каковы были их мореходные навыки? Поняли ли моряки вовремя, что происходит, или экипаж просто спал по отсекам до конца, а Цибульский с товарищами успел выпрыгнуть за борт, потому что они, случайно и вовремя, вышли покурить?

Складывается печальная картина: Министерство обороны издает замечательные приказы и инструкции, а легкомысленные, халатные подчиненные никак не хотят их исполнять. Опять обычная российская беда: не тот народ достался нашему начальству — все на русский авось не перестает надеяться, плавая с неисправными торпедами на неисправных субмаринах или летая на двадцатилетних, отработавших ресурс вертолетах.

И, главное, непонятно: что делать, чтобы исправить дело? Может, начальству поменять народ?

Менять нужно, конечно, многое, и чем быстрее, тем лучше. Надо не наращивать численность МО, МВД, ФСБ и прочих силовых служб, а резко сокращать, одновременно столь же резко увеличивая заработок тех, что остаются на службе. Нужна настоящая военная реформа. Сегодня каждый год несколько десятков тысяч офицеров увольняются, а многим из тех, что остались, действительно на все или почти на все наплевать. Ну объявят выговор, ну отстранят или уволят за нарушение приказов и инструкций, которые все равно часто нет никакой реальной человеческой возможности выполнять. Потеряешь в результате постылую копеечную службу — ну и что?..

Дисциплины как таковой во многих частях и экипажах уже просто нет никакой. Профессиональный уровень офицеров и военачальников снижается, и с каждой новой кадровой волной — все ниже.


P.S. В Мурманской области на судоремонтном заводе “Нерпа” завершилась утилизация атомной подводной лодки “Курск”. Сумма контракта между Минатомом и “Нерпой” по ее разделке составила 228 млн. рублей, выгрузка активных зон реактора обошлась в 58 млн. рублей. Судя по всему, в следующем году “Нерпу” ждет еще один “выгодный” контракт — уже на “К-159”. Сколько их будет еще?..

...Рубка подлодки “Курск” станет частью мемориала, посвященного памяти погибших моряков...



    Партнеры