Третий пожар

22 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 976

Под Саратовом все еще прочесывают 6-километровую зону, по которой разбросаны обломки стратегического бомбардировщика “Ту-160”. Опрошены свидетели его падения, спецы из 13-го НИИ Минобороны пытаются расшифровать данные бортовых самописцев. Но точного объяснения того, что случилось с самым надежным российским бомбардировщиком, — пока нет.

В субботу 22-я тяжелая бомбардировочная авиадивизия простилась с Юрием Дейнеко, Олегом Федусенко и Григорием Колчиным. Они несколько лет летали в одном экипаже и упокоились рядышком на местном кладбище. Тело штурмана Сергея Сухорукова по просьбе его родственников предадут земле на родине офицера.

А в авиагарнизоне “Энгельс” жизнь потихоньку возвращается в обычное русло — полеты до окончательного выяснения причин катастрофы запрещены, и летчики коротают время за рабочими тетрадями и картами. А еще — вспоминают погибших товарищей.

...Пару лет назад на аэродроме в Энгельсе автора этих строк познакомили с подполковником Юрием Дейнеко — в ту пору лучшим командиром “Ту-160”. В памяти он остался веселым крепышом. Я попыталась выяснить: за что летчик в мирное время получил орден Красной Звезды? Юрий ограничился официальной формулировкой — за личное мужество. Про это самое личное мужество рассказали его сослуживцы. Оказалось, что Дейнеко уже дважды спасал стратегический бомбардировщик “Ту-160”, на котором горел двигатель. За это ему и дали орден (хотя сейчас высокие чины ВВС отрицают, что на стратегическом “туполеве” вообще были пожары). Я еще тогда поинтересовалась у Юрия: верит ли он в приметы? По летному поверью, после двух предпосылок к летному происшествию надо увольняться. Иначе третья закончится катастрофой. “Некогда быть суеверным, — ответил Дейнеко. — Надо молодежь учить, а то скоро летать будет некому”. Юрий имел право учить. Его общий налет был 1150 часов, из них 330 часов на “Ту-160”. У военного летчика 1-го класса подполковника Юрия Дейнеко осталось трое детей. Младшему — шесть...

Вот что известно о других членах экипажа. Помощник командира летчик 2-го класса майор Олег Федусенко в общей сложности налетал 600 часов (на “Ту-160” — 65 ч., в том числе в 2003 году — 30). Для него гарнизон “Энгельс” был третьим. До 2000-го служил в Сольцах под Новгородом. Как только стало известно о катастрофе, звонки с прежнего места службы “разорвали” телефон дежурного по штабу дивизии: “Неужели это наш Олег? Надо помочь семье, они остались бесквартирными!” У вдовы майора Федусенко четверо детей: дочь и три сына, младшему — всего два годика.

Майор Григорий Колчин был штурманом полка (общий налет более 3000 ч., на “Ту-160” — 890 ч.), и в “Энгельсе” он считался “старослужащим”. А самым молодым в экипаже оказался штурман-оператор 31-летний майор Сергей Сухоруков. Он успел послужить чуть ли не во всех гарнизонах дальней авиации. Больше всего — на Дальнем Востоке: в Завитинске и Спасске-Дальнем. В Энгельс с женой и двухлетней дочкой перебрался три года назад.




    Партнеры