Пекинский фокус

25 сентября 2003 в 00:00, просмотров: 252

— Каждый приезд чувствую все большую теплоту наших друзей, — не без иронии сказал Михаил Касьянов после тесных переговоров с новым китайским руководством, пришедшим к власти в начале нынешнего года. Эти китайцы более молодые (их премьеру — около 60 лет), развивают демократию (в некоторых газетах уже перестали печатать очередные отчеты со съезда партии) и к 2010 году тоже поставили себе задачу удвоить ВВП.

Правда, не в пример старой гвардии, они поселили российского премьера не в резиденцию для высоких гостей с райскими птицами и тропическими садами, а в обычную гостиницу. Пусть и хорошую. А чтобы дорогому гостю никто не мешал, организовали беспрецедентные меры безопасности: весь этаж оцеплен как секретнейший режимный объект. Внутрь пропускают только при наличии специального значка, на котором написано “Китай” и нарисована Великая китайская стена.

Главный день переговоров, вернее, его торжественную часть, испортил дождь, который лил в Пекине целый день. Из-за него пришлось все пафосные мероприятия перенести с улицы в холл Дома народных собраний (что-то вроде нашего парламента). Перед приездом Касьянова местный военный оркестр упорно тренировался правильно играть российский гимн. В итоге до начала официальной встречи они успели сделать это целых три раза. Прослушав гимн, выспавшийся Касьянов удалился на многочасовые переговоры.

Которые, впрочем, особых результатов не принесли. К примеру, набившая всем оскомину “труба” так и “зависла” до конца года. Еще один важный вопрос — экологическое состояние реки Амур — и вовсе оказался за их рамками.

Дело в том, что Россия обвиняет Китай в серьезном загрязнении реки через ее притоки. Китайцы себя виноватыми не считают и договариваться отказываются. Тем временем, как рассказала “МК” замминистра природных ресурсов РФ Ирина Осокина, Хабаровский край оказался практически без питьевой воды. Переговоры по этой проблеме ведутся аж с 1986 года, но никаких сдвигов не просматривается. На этот раз тему тоже не удалось “пробить”. Зато Китай предложил нам своих дешевых рабочих, а также... свою черную икру. Она в отличие от русской выращивается искусственно, а оттого мелкая и практически безвкусная. Понятное дело, что на Западе к такому сомнительному лакомству интерес невелик, тем более что исключительное право торговли есть только у России и Ирана. Видимо, поэтому китайцы активно пытаются с нашей помощью продвигать свой товар. А взамен предлагают проголосовать за вступление России в ВТО. В общем, торговаться они умеют...

— Добро пожаловать на китайский рынок! — пригласил китайский премьер Вэнь Цзябао нашу бизнес-элиту после утомительных и по сути ничего не решающих переговоров. Разумеется, он имел в виду не скромный Жемчужный рынок в центре Пекина, где туристы тоннами скупают сувениры.

— Мы в этом, конечно, заинтересованы и сделаем все, чтобы русскому бизнесу было хорошо, — с улыбкой ответил Касьянов.

Один из ободренных российских банкиров из свиты воспринял это как руководство к действию:

— Мы предлагаем создать межбанковский российско-китайский форум...

Но Касьянов не дал ему договорить:

— Я три года твержу, что в банковской сфере реформа не идет, все стоит на месте. О разных форумах говорить рано. Улучшите для начала атмосферу в стране и уж тогда что-нибудь предлагайте.

Мелкие препирательства между властью и бизнесом не дал развить китайский нефтяной магнат:

— Я уже в Китае стал звездой. Как только меня встречают, сразу спрашивают: “Когда будет построена труба из России к нам?” Это интересует всех китайцев: мы же заинтересованы в вашей нефти. А я не знаю, что ответить.

Похоже, Касьянов этого тоже не знал. Или делал вид, что не знает. И уже в сотый раз за день повторил:

— Мы не отказываемся от своих обязательств, и трубопровод скорее всего будет построен. Однако до сих пор существует два варианта его маршрута. И оба проходят мимо озера Байкал. Из-за того что разработчики этих двух проектов не уделили должного внимания экологии, мы и тянем с решением вопроса по строительству.




Партнеры