Кто в Думе хозяин?

24 октября 2003 в 00:00, просмотров: 628

— Здравствуйте, это Владимир Платонов.

Так спикер Мосгордумы начинал разговор с читателями “МК”, дозвонившимися ему во время прямой линии. Один раз старушка переспросила:

— Владимир Ильич?

— Лучше Михайлович, — поправил ее спикер.

В течение двух часов, пока глава городской Думы отвечал на вопросы москвичей, ему не раз намекали на внешнее сходство с вождем мирового пролетариата.

— Да вы что! Он злодей был, — отмахивался “двойник”.

В отличие от Ильича спикер МГД не предлагал народу брать Смольный. Напротив, он подсказывал, как решать проблемы мирным путем. Если было необходимо, обещал помочь.

Спасите от одноруких бандитов

— Я с Большой Дорогомиловской улицы. У нас на улице пять игорных комплексов, рядом, на Киевской, — еще пять, а на Брянской — казино, однорукие бандиты... Это кошмар.

— А что, они мешают, шумят?

— Нет, не мешают, не шумят, но мне удивительно, что на одной улице ни продуктовых магазинов, ни хозяйственных. Французские духи у меня вместо молочного. Вместо дешевого хозяйственного поставили итальянский и “Старик Хоттабыч”. Пожилым людям продукты купить проблематично. Хотя бы маленький магазин сделали.

— В начале 1980 годов депутаты еще Верховного Совета и Моссовета приняли решение, что, когда меняется собственник магазина (а тогда шла приватизация магазинов), он не имеет права в течение пяти лет менять профиль.

— Я вас прошу подумать над этой проблемой.

— Мы не можем заставить собственника изменить профиль магазина. Но когда к нам обращаются, мы делаем все возможное, чтобы необходимые жителям магазины создавались.


— Не выделяет ли бюджет города деньги на установку шумозащитных окон в квартирах первых этажей домов, расположенных так, что с одной стороны у них банки, а с другой музей? У нас переулок старый и очень узкий. Машины под окнами с утра до вечера.

— Я вас вынужден разочаровать, в бюджете города сейчас не заложены деньги на установку новых окон. Вот когда строили Третье кольцо, то в близлежащих домах меняли окна на стеклопакеты. Вы не пробовали обратиться в банки с просьбой поменять вам окна?

— Нет. Я обращалась к депутату Гончару. Он очень хорошо работал руками, сказал, что звонил, но ему отказали. Если отказали Гончару, неужели вы думаете, что мне не откажут?

— Смотря как попросить. Вы пришлите на мое имя письмо, укажите название банков, которые создают вам трудности. Я постараюсь помочь.



Зачем переносить столицу?

— Мои дети заключили договор со строительной фирмой, которая должна была строить жилой комплекс по адресу: бульвар Рокоссовского, владение 58. Внесли деньги. А сроки строительства все время переносятся. Будет ли оно вообще начато и не является ли эта фирма, “Социальная инициатива”, очередной пирамидой?

— Если бы у меня был список фирм, которые обманывают, я бы давно его опубликовал. Вы с юристом консультировались?

— Мы видели документы этой фирмы, лицензии. Нам сказали, что московское правительство дало “добро” на это строительство.

— Я попробую узнать про эту фирму в строительном комплексе и свяжусь с вами.


— Сейчас много говорят о переносе столицы из Москвы в Санкт-Петербург или еще куда-нибудь. Как вы к этому относитесь?

— Эта тема надуманная. Перенести столицу невозможно по мановению волшебной палочки. Для решения этого вопроса нужны деньги, а также внесение изменений в Конституцию и другие законы. А разделение полномочий между разными городами вряд ли принесет пользу.


— Мне 75 лет. У меня очень серьезное дело. Есть машины с заштрихованными окнами. Я дважды попадал под такую машину. Я убежден, что из-за этих машин много аварий.

— А я так не думаю. Переднее стекло не может быть тонировано.

— Нет, не передние, а боковые.

— Но машины боком не ездят.

— А на меня два раза наезжали. Человек покупает машину, чтобы ей пользоваться. Как же он может пользоваться, когда видимости нет?

— Наше законодательство не запрещает затемнение стекол. Здесь, мне кажется, больше нерадивость со стороны водителей.

— Инициируйте запрет на затемнение стекол! Я вообще бы приравнял наезд на пешеходов к покушению на убийство.

— Я запрошу статистику в ГИБДД города, как часто ДТП совершаются машинами с затемненными стеклами. Тогда будет видно, стоит ли выдвигать какие-то законодательные инициативы.



Степан Разин вернется в Москву?

— Около всех станций метро у нас полно торговых точек, из-за этого “шанхая” трудно пройти в подземку.

— Вы заметили, что их становится меньше?

— Да, слава Богу, и вам большое спасибо. Но у “Войковской” в дополнение к этому безобразию 5 лет назад огородили стройплощадку, на ней ничего не делается, к трамваям подойти невозможно. И, кстати, у нас тут пробка рукотворная. Магазины организовали левые платные парковки. А водители ставят машины не на них, а около.

— Мне очень нравится ваше определение — “рукотворная пробка”. Я попробую разобраться с вашей проблемой.


— Меня интересует судьба деревни Потапово, которая отошла к Москве, к Бутово. У сестры там дом, полуразрушен. Есть перспектива получить квартиру?

— Для города расселение таких деревень — дорогое удовольствие. Надо предоставить квартиру или равноценный участок, заплатить за уничтоженные посадки. Но мы идем на это, если территория перспективна. Я помогу все узнать.

— Спасибо.


— Почему гордума не предоставляет бюджетникам льготные условия, если они хотят сами оплатить строительство дома? Мы хотим образовать жилищно-строительный кооператив, но не можем конкурировать в конкурсах на строительную площадку, коммерческие фирмы нас забивают.

— А вы не хотите с этими компаниями сотрудничать?

— Хотим получить жилье по себестоимости, у нас зарплаты низкие.

— Вы знаете, что раньше, когда строились ЖСК, все равно денег граждан не хватало? Всегда были бюджетные дотации. Вы на свои деньги не построите. В том пути, что вы предлагаете, я не вижу решения данной проблемы. Так как здесь возможны злоупотребления. Проблема в другом. Государство должно сделать себестоимость строительства жилья минимальной, а сейчас она искусственно завышена за счет приезжих, которые могут платить большие деньги. Так что пока мы дешево и выгодно предоставляем жилье только очередникам. Те, кто простоял более 10 лет, могут получить субсидии в 90% от стоимости жилья. Давайте встретимся с вашей инициативной группой в гордуме и обсудим эту проблему. Я переговорю с Галиной Петровной Хованской, которая возглавляет жилищную комиссию, может, она на комиссии может заслушать этот вопрос.


— Какие памятники появятся в Москве в ближайшее время?

— Специальная комиссия по монументальному искусству сейчас рассматривает такие предложения о возведении памятников: памятник Тютчеву в Армянском переулке; памятный знак воинам-зенитчикам 7-й батареи 862-го зенитно-артиллерийского полка, погибшим при отражении налета вражеской дивизии; памятник писателю-сказочнику Хансу Кристиану Андерсену и памятный знак зрителям и актерам, погибшим в результате захвата террористами театрального центра на Дубровке.


— Это Игорь Чечерин-Лукьяненко. В 1991 году Лужков дал “добро” на установку памятного знака на месте захоронения Степана Разина. Я — автор этого знака. Уже все готово, но мне под разными предлогами отказывают. Цоколь под памятный знак был открыт еще в 1993 году, в парке Горького.

— Вы в комиссию по монументальному искусству направили документы? Вам не нужно обращаться к мэру, есть закон, который регламентирует установку памятников: от первых лиц это никак не зависит. Надо обратиться в комиссию, и если она одобрит ваше предложение, оно будет вынесено на рассмотрение депутатов городской Думы, а уже потом — к мэру.

— Но мой памятный знак станет украшением парка! Я даже планирую сделать там уголок оратора.

— А Степан Разин был оратором?

— Нет, там будет уголок.

— Зачем нам новые Степаны Разины? Надо учесть его опыт. Впрочем, это решать не мне, а комиссии, а потом всем депутатам.



Москвичей застрахуют от терактов

— Москва стонет от приезжих! Каждый город имеет квоты на прописки, на приезд...

— Быть такого не может! А в Москве квоты не положены по Конституции. Вы в курсе, что мы многонациональное государство?

— Да, в курсе.

— А куда же поселить всех приезжих? Депутаты Могордумы приняли закон, который вводил обязательную оплату для людей, которые хотели приехать в Москву. Но Конституционный суд отменил этот закон.


— У меня вопрос по страхованию москвичей от терактов. Я считаю, что это правильно сделано, но должно быть бесплатно.

— Международная практика такова, что террористические акты и вред от террористических актов не страхуются. Но Россия специфична во многом. И вот когда после Дубровки было крупное мероприятие в Тушине, его устроители застраховали себя от непредвиденных расходов от действий третьих лиц. И когда произошел теракт, страховая компания выплатила потерпевшим компенсации. Очень жаль, но благодаря усилиям одного юриста действия властей преподносятся как злодейство, мол, московское правительство должно оплатить пострадавшим от теракта на Дубровке ущерб. Но задача властей — предотвратить возможность терактов! После того случая мы заставляем организаторов массовых мероприятий выставлять надежную охрану. Во многом благодаря этому в Тушине удалось избежать Ходынки. Ни в одной стране мира из бюджета компенсаций пострадавшим от терактов не дают. Привлекаются страховые компании, фонды благотворительные. Я, занимаясь этой проблемой, пришел к выводу, что людей нужно страховать. И думаю, что будет выработан эффективный механизм помощи гражданам. Но, конечно, компенсация должна закладываться в стоимость билета. Проблема заключается в том, что страховое соглашение нужно заключать с каждым гражданином индивидуально. То есть как на билете на поезд, где указывается Ф.И.О., паспортные данные. А с билетами в театр, на зрелищные мероприятия это очень сложно, но мы сейчас работаем в этом направлении.


— Иванов Олег Васильевич, заслуженный тренер СССР и РФ. Моя просьба не носит личного характера. Я прошу сохранить для спортсменов России место подготовки на Олимпийском гребном канале, на базе имеющегося там гостиничного комплекса. В этом году Москомимущество повысило в 2 раза плату за аренду помещений. Спортсмены не в состоянии оплатить новые цены, и перед нами встала задача: либо сдаваться торговцам с близлежащих рынков, либо просить руководство города не лишать спортсменов базы. Обращались к разным чиновникам, но пока толку нет.

— Там спортсмены круглогодично живут?

— Да, поэтому для них и делали минимальную стоимость проживания.

— Так сделайте для спортсменов стоимость жилья дешевле, а для предпринимателей дороже.

— Мы в этом году провели 8,5 тысячи человеко-дней сборов. У нас даже нет места для размещения коммерсантов. Может, сделать для нас исключение и сделать льготную аренду? Может быть, в 2012 году будут Олимпийские игры. А мы сейчас превратим спортивную гостиницу в дом колхозника.

— Вы пришлите мне письмо: Петровка, 22, Московская городская Дума, председателю Платонову Владимиру Михайловичу. И изложите эту ситуацию. Обязательно упомяните 2012 год. Напишите, что московские власти, и мэр, и Московская городская Дума заявили о своем участии в Олимпийских играх, и поэтому, по вашему глубокому убеждению, все действия властей должны быть направлены на реализацию этой идеи. И напишите, что в этой гостинице необходимо снизить арендную стоимость. Это письмо лично мне направляйте.






Партнеры