Вот такая, блин, вечная молодость

29 октября 2003 в 00:00, просмотров: 623

Странное дело: организации нет, а юбилей — есть. Сегодня ВЛКСМ отмечает свое 85-летие, хотя сам Ленинский комсомол мирно почил еще 12 лет назад. Видно, “классики” есть не только в искусстве, но и в политических структурах.

“Вечная молодость” ВЛКСМ объяснима: ведь она напрямую связана с молодостью сотен и тысяч людей, посвятивших ему свою жизнь. Конечно, для большинства сегодня этот день в календаре — всего лишь один из прочих. Но есть люди, для которых он сродни дню рождения мамы: как можно про него забыть?!

Они ждали юбилея комсомола с нетерпением, со всех уголков бывшего Союза созвали своих товарищей-соратников в столицу на торжественный вечер. Даже Кремль, который официально не может позволить себе отметить юбилей, все же выделил Кремлевский Дворец съездов для проведения торжественного мероприятия под названием “Жила бы страна родная...”. Но люди соберутся не столько послушать песни, сколько поговорить-повспоминать. Ведь все они нынче члены одного “ордена” — “комсомольской ложи”...


“Были когда-то и мы комсомольцами” — эту фразу в преддверии юбилея ВЛКСМ скажут многие. Но немногие уронят по этому поводу скупую слезу и достанут из холодильничка бутыль “со слезой”. Но и тех, кто воспринимает эту дату как личный юбилей, — немало. В этот торжественный день “МК” решил задать “ностальгические вопросы” тем, для кого комсомол был действительно “жизнью и судьбой”, — первым секретарям ЦК ВЛКСМ, в разные годы стоявшим во главе передового отряда молодежи.

1. Много лет назад, еще будучи комсомольским лидером, как вы предполагали отмечать 85-летний юбилей ВЛКСМ?

2. Как вы вступали в комсомол?

3. Что у вас осталось от комсомола: духовное и материальное?


Тяжельников Евгений Михайлович,

первый секретарь в 1968—1977 г.

В настоящее время занимается общественно-научной работой.

1. Так надолго мы не загадывали. Но были уверены, что этот день будет праздником всегда. Торжественные собрания, подведения итогов работы...

2. Этот день я запомнил на всю жизнь. Это было 5 апреля 1943 года в школе на Урале. Мне было очень радостно, и я по-настоящему гордился своим теперь уже новым званием. Но праздник омрачила весть о смерти старших братьев. Петр и Борис погибли, сражаясь против немецко-фашистских захватчиков. Тогда я поклялся быть достойным их памяти. Почти сразу меня избрали секретарем школьной организации. Я помню, как во время войны мы, будучи мальчишками, хотели внести свою лепту в победу — сутками дежурили в госпиталях, оказывали посильную помощь раненым.

3. Да все, что я имею сегодня, все осталось после ВЛКСМ. Это самая светлая часть моей жизни. Благодаря комсомолу я получил возможность утвердиться в жизни. Получил образование — я кандидат исторических наук, карьерный рост. Когда я был первым секретарем ЦК ВЛКСМ, я получил возможность увидеть весь Советский Союз, побывать в братских республиках, посмотреть на крупномасштабные стройки. Я благодарен тому времени за все... Комсомол заботился и о нашем быте. Ведь нашей семье выделили трехкомнатную квартиру в центре Москвы. Я в ней живу по сей день.


Борис ПАСТУХОВ,

первый секретарь ЦК ВЛКСМ в 1977—1982 г.

Сегодня старший вице-президент торгово-промышленной палаты

1. Честно говоря, тогда я не задумывался, как именно пройдет день 29 октября 2003 года. Но будущее комсомола в те времена представлялось мне ярким, интересным и чрезвычайно полезным для Отечества.

2. Я в то время был школьником 584-й московской школы. Из-за некоторых проблем с моим поведением меня приняли в ВЛКСМ не в числе первых. Но постепенно я влюбился в комсомол.

3. Остались воспоминания об одном из самых ярких периодов моей жизни. Мне приходилось читать, что комсомол был организацией чинуш, карьеристов и прочего человеческого барахла. У меня такое мнение вызывает чувство протеста. Его сторонники либо ничего не знают, либо судят исключительно по столичной жизни, либо хотят бросить комок грязи в спину нашей родины. Сотни тысяч комсомольцев не щадили себя во время Великой Отечественной войны. Для них, тружеников стройотрядов и огромного количества других молодых людей, комсомол был святым понятием. Мы тоже работали много и честно. Мы не служили в комсомоле, а служили комсомолу. Может быть, конечно, нам повезло. А нашим критикам, наоборот, не повезло. В любом случае время нас рассудит.


Мишин Виктор Максимович,

первый секретарь ЦК ВЛКСМ в 1982—1986 г.

В настоящее время председатель правления КБ “Крокус-Банк” (О.О.О.).


1. Странно было бы четырнадцатилетнему пацану думать о 85-летии комсомола. Я вообще не думал о том, что большую и лучшую часть жизни проработаю и проживу в комсомоле. И, конечно, не думал ни о какой карьере, а просто старался все, что мне поручалось и доверялось, делать хорошо, на совесть. Наверное, поэтому, без наличия “лохматой лапы” у меня сложилась типичная комсомольская карьера: секретарь комитета комсомола, райкома, горкома ВЛКСМ, 1-й секретарь Московского горкома, секретарь и с 1982 по 1986 год 1-й секретарь ЦК ВЛКСМ.

В 1986 году я был избран секретарем ВЦСПС, где и работал до 1991 года, в начале которого был утвержден 1-м заместителем управляющего делами ЦК КПСС. В этот период в результате предательства руководства партии начались разрушительные процессы внутри КПСС. Мне пришлось после трагической гибели управляющего делами Н.Е.Кручины вместе с коллегами взять на себя ответственность за цивилизованное прекращение деятельности аппарата ЦК КПСС. В этот период поднялась шумная волна клеветы на партию. В этом числе поиски пресловутого золота партии.

В октябре 1991 года в моем рабочем кабинете и на квартире были проведены обыски. Большего унижения в жизни я не испытывал. Конечно, ничего не нашли. Нельзя найти то, что в природе не существует. Хотя руководители Генпрокуратуры не один месяц провели в Швейцарии и даже написали книгу о поисках золота партии.

2. В комсомол меня приняли со второй попытки, потому что в первый раз, проявив повышенную принципиальность, мне не дал рекомендацию Совет пионерского отряда, который я в то время возглавлял. Было это в 1957 году, когда я учился в московской школе №4 в Черемушках. Был я в то время достаточно активным: играл в баскетбол за сборную школы, занимался общественной работой, учился легко и хорошо и был скорее заводилой, чем пай-мальчиком.

3. Комсомол — это лучшая часть моей жизни. После него у меня остались опыт и друзья. Прошло уже много времени, но я сохранил всех друзей-комсомольцев. Они верные, настоящие. Ведь дружба в молодости самая искренняя. А что касается материального… Когда я был комсомольским работником, пользовался казенной дачей, машиной, получил трехкомнатную квартиру на Олимпийском проспекте. С той поры осталась только квартира.


Мироненко Виктор Иванович,

первый секретарь ЦК ВЛКСМ в 1986—1990 г.

В настоящее время исполнительный директор международного института ЮНЕСКО “Молодежь за культуру мира и демократии. Координатор движения “Общественное согласие”.

К сожалению с ним не удалось связаться поскольку он находится в служебной командировке.


Владимир ЗЮКИН,

первый секретарь ЦК ВЛКСМ в 1990—1991 г.

Сегодня президент компании “Пилот Менеджмент”.


1. Столь далеких планов, конечно же, не было... Дело ведь в том, что день рождения комсомола — праздник для людей, профессионально занимающихся этим делом. Поэтому в молодости мы его отмечали на торжественных собраниях. Думаю, что к 85-летию ничего бы не изменилось.

2. Я вступал в комсомол, скажем так, в предусмотренном для всех возрасте — 14 лет. Столь радостное для меня, простого школьника, событие произошло в латвийском городе Екабпилс, школе №1. Мои родители работали строителями, и поэтому мы колесили по бывшему Советскому Союзу, переезжая с одной стройки на другую. Так я поменял немало школ. А в школе №1 я проучился лишь два года. Тогда все ребята дружными рядами направлялись в прогрессивную комсомольскую организацию. В комсомол я “проскочил” с первого раза. Это событие и для моих родителей было радостью.

3. Моя работа в ВЛКСМ, пожалуй, самая большая часть моей жизни. Тогда я жил любовью, спортом, музыкой. Все, что сейчас я имею, все осталось от комсомола: профессия, миллион друзей. Ведь мои товарищи, с которыми я сейчас имею дело, все когда-то были комсомольцами. А из материальных благ, пожалуй, только двухкомнатная квартира недалеко от метро “Новые Черемушки”. Ее мне выделили, как только я приехал на работу в Москву из Хабаровска. Я в ней и сейчас живу. Дача выделялась служебная, то есть на время. Но сейчас у меня есть своя, кровно заработанная.

КОМСОМОЛЬЦЫ — НЕ БОГИ
Одним “хлебом” им удалось накормить не тысячи, а единицы

“Молодым везде у нас дорога” — еще недавно этот лозунг из известной советской песни активно претворялся в жизнь. Партэлита, обладающая для утоления всевозможных своих потребностей кучей всяческих заведений с приставкой “спец” — поликлиниками, санаториями, магазинами, — о братьях “меньших” из ВЛКСМ не забывала. У будущих строителей коммунизма, а главное, их вождей, тоже существовал свой “лакомый кусок” — только в миниатюре. Столичные гостиницы “Юность” и “Молодежная”, дом отдыха с говорящим названием “Елочка” — в чистейшем сосновом лесу, издательство “Молодая гвардия” — малая толика бывших “объектов” ВЛКСМ. Что сталось со всем этим добром, кто и как делил это общесоюзное богатство и кто в результате этого дележа озолотился? Это и решили выяснить корреспонденты “МК”.

После развала СССР судьба партийных и комсомольских объектов сложилась по-разному. Собственность КПСС реквизировали, судьба же комсомольского “наследия” оказалась более интересной. Своей сохранностью комсомольское хозяйство во многом обязано тогдашнему 1-му секретарю ЦК ВЛКСМ г-ну Зюкину. Во время путча 91-го комсомольский вожак неожиданно пропал — коммунисты активно поддерживали ГКЧП, а вот от первого секретаря комсомольцев никто не услышал ни слова, ни полслова по поводу происходящего. За это, говорят, с собственностью комсомола потом и обошлись более милостиво — передав часть его по наследству Российскому союзу молодежи. Но это, как выяснилось, комсомольское богатство не спасло — хозяйство благополучно разошлось по разным рукам.

Например, здание ЦК ВЛКСМ в самом центре столицы, на Маросейке, “преемнику” принадлежит лишь отчасти. РСМ сейчас владеет лишь 1532 кв. метрами. Как рассказал “МК” председатель организации Олег Рожнов, на них располагается сам штат Союза, а часть помещений сдается в аренду. Деньги РСМовцы тратят на содержание аппарата в количестве 23 человек, обслуживание кабинетов и проведение оргмероприятий.

Место рождения тогдашних “продвинутых” журналов и газет издательство “Молодая гвардия”, как оказалось, работает и на нынешних “комсомольцев”: готовит всю печатную продукцию для РСМ с большими скидками. Правда, в ОАО “Молодая гвардия” Союз молодежи сейчас лишь один (и причем самый мелкий) из акционеров — в его руках лишь 13,2% предприятия. Основная доля у полиграфического АОЗТ “Молодогвардеец” — 70%, а остальными 16,8% владеет некое ТОО “Сотрудничество-91”.

Нынешнее молодое поколение после летних каникул взахлеб рассказывает о международных лагерях на берегах Атлантики и Средиземного моря, а в советские времена высшим шиком считалось побывать на берегу Черного моря в элитных лагерях — “Орленке” или “Артеке”. Международный лагерь “Артек” нынче стал “иностранной собственностью” — в составе всех своих 10 лагерей он отошел к Украине. Зато “Орленок” по-прежнему российский, но это не спасло его от разрухи. Нынешнее состояние лагеря повергло в “слезы” не отличающегося особой впечатлительностью президента Путина. “Орленок”, объединяющий 7 лагерей, как и прежде, считается госсобственностью — им ведает Минобразования. Посему ВВП поручил этому ведомству готовить план реконструкции и развития, а семи федеральным округам — шефствовать над “семеркой” лагерей, руководить проектами отрядил своего управделами — Владимира Кожина, поднаторевшего на восстановлении особо сложных объектов.

Две московские гостиницы — “Молодежная”, что на Дмитровском шоссе, 27, и “Юность” (Хамовнический вал, 34) — к современному комсомолу тоже никакого отношения не имеют. Правда, “Юность” РСМ без борьбы не сдал: в течение нескольких лет судился за гостиницу — сначала с Госкомимуществом, потом с муниципальными властями. По словам Олега Рожнова, в начале 90-х гостиница была отобрана волевым решением ГКИ. Это решение по иску Российского союза молодежи было отменено Арбитражным судом. Но в дальнейшем уже Москомимущество объявило “Юность” муниципальной собственностью и передало его в ведение созданному театром “Ленком” и администрацией гостиницы АО “Юнком”. Это решение РСМу оспорить так и не удалось.

У “Молодежной” нынче вообще целых шесть владельцев, среди которых имеются торгово-закупочные и посреднические фирмы. Крупнейший собственник — ЗАО “Спутник” (23,25%) и ООО “ТМ-Альянс” (22,31%). Почти по 18% — у ООО “ЯМАС-Гранд”, ОАО “С.Д. Брокер” и ООО “ТМК-Девелопмент”, и меньше 1% принадлежит физическому лицу Юрию Савостьянову. К РСМу, по утверждениям его председателя, гостиница никогда не относилась. Она ушла “налево” еще в момент передачи имущества от ВЛКСМ к российскому преемнику.

Что касается загородной собственности, от дома приемов в Переделкине ЦК ВЛКСМ избавился еще в 80-е годы. А вот дом отдыха “Елочка”, что в 60 км от столицы, близ Звенигорода, был продан в начале 90-х “как убыточный и требующий постоянного финансирования по решению Пленума ЦК ВЛКСМ. До последнего времени был собственностью Инкомбанка. За какую цену “сплавили” загородный “домик” с территорией в 35 га и на что пошли деньги (или кому?) — история умалчивает.

“Кусочек” альма-матер (здания ЦК ВЛКСМ) да чуть больше одной седьмой издательства — вот, в общем-то, и все, что осталось у преемников когда-то богатой и могущественной советской организации. В регионах дела не лучше: из 75 ныне существующих территориальных организаций РСМ хотя бы небольшую часть бывшей комсомольской собственности сохранили от силы полтора десятка. Впрочем, переживать не стоит. Многие нынешние “олигархи” не скрывают, что, не будь комсомольского имущества, не было бы и их нынешней процветающей жизни. Собственность, некогда формально принадлежащая тысячам и тысячам комсомольцев, легла в основу вполне реального благосостояния единиц. И этим единицам есть за что любить комсомол.

БЕСПАРТИИНЫИ С БОРОДОЙ

О своей комсомольской молодости рассказывает вице-спикер Госдумы, известный полярник Артур ЧИЛИНГАРОВ:

— После окончания Ленинградского высшего инженерно-морского училища я поехал работать в Якутию, в Тикси. И там меня, 25-летнего, избрали первым секретарем Булунского райкома комсомола. Избрали, несмотря на то, что Устав ВЛКСМ запрещал делать освобожденными комсомольскими работниками беспартийных, а я был тогда беспартийный, да еще и с бородой. Потом, правда, со мной провели серьезные беседы, бороду я сбрил и стал кандидатом в члены КПСС...

Эту должность я занимал 6 лет. Тикси был тогда морским портом, нашим форпостом в Арктике, мостом связи с советскими дрейфующими станциями “Северный полюс” (мне приходилось даже возить на одну из них известного писателя Бориса Полевого). Комсомольцем я был очень активным. Меня заметили в Москве, и где-то в 1967—1968 гг. в журнале “Юность” тогдашний первый секретарь ЦК ВЛКСМ Тяжельников в интервью на вопрос: “Каким вы видите идеального комсомольского работника?” — ответил: “Таким, как Артур Чилингаров”. Мол, он — не в догмах, а в делах...

После этого меня стали звать работать в Москву, в аппарат ЦК ВЛКСМ. В марте 1969 г. я сдал якутские дела и поехал в столицу. Но так повернулась судьба, что по приезде в Москву в одном из ресторанов встретились мы с полярниками, и они стали уговаривать: “Бросай аппаратную работу, поехали в Ленинград, мы сейчас организуем дрейфующую арктическую станцию!”

И 29 октября 1969 г. пришлось открывать во льдах новую комсомольско-молодежную арктическую дрейфующую станцию “Северный полюс-19”. О ней потом все узнали. Много там было приключений всяких, и льды ломались... На XVI съезде ВЛКСМ, между прочим, мне дали слово, и я выступал в записи, находясь в Арктике. Так что из двух человек, которые за всю историю ВЛКСМ выступали на съездах в записи, один — Владимир Ленин, а второй — Артур Чилингаров.

Кстати, комсомольская организация на станции у нас была очень активная. Мы и прием в комсомол там организовали. Помню, как повара принимали...

ВЛКСМ мне очень многое дал. Поэтому я искренне обрадовался, когда в эти дни увидел на улицах Москвы растяжки, поздравляющие бывших комсомольцев с юбилеем. Я тоже поздравляю членов ВЛКСМ всех поколений и желаю им самого лучшего.




Партнеры