Форс-мажор по-грузински

11 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 200

Холодный ноябрь 2003-го разрушил надежды Шеварднадзе на спокойную старость. Еще недавно все было так просто: готовь себе по примеру северного соседа и дружественного Азербайджана операцию “преемник” к 2005 году, когда должны состояться президентские выборы. Благо спонсор этого дела есть: Бадри Патаркацишвили. Однако после парламентских выборов ситуация приняла такой оборот, что еще неизвестно, успеет ли Эдуард Амвросиевич подготовить надежного “наследника”, который обеспечит ему и “семье” безопасность. На авансцену вышли совсем другие фигуры. Кто-то из них вполне может вскоре возглавить Грузию... Вглядимся в их честные лица.

Ужель та самая Тамара?

Если Шеварднадзе сейчас поддастся давлению оппозиции и уйдет в отставку, то по закону власть в стране перейдет к спикеру “старого” парламента Нино Бурджанадзе. Имя госпожи Бурджанадзе было не очень известно за пределами Грузии до ноября 2001 года, когда скромная руководительница парламентского комитета по внешним отношениям была избрана председателем парламента. Тогда ей было 37 лет. Своим внезапным взлетом калбатоно Нино обязана политическому кризису осени 2001-го, инициированному теми же силами, что и нынешний, и протекции тогдашнего спикера Зураба Жвания. Два года назад молодые грузинские реформаторы Жвания и Саакашвили вывели на улицы Тбилиси студентов, требуя отставки руководителей силовых структур и самого президента. Чтобы избежать обвинений в намерении самому занять место Шеварднадзе, Зураб Жвания добровольно ушел в отставку с поста спикера. Избрание Бурджанадзе на этот пост расценивалось как победа оппозиции. Она с самого начала считалась креатурой Жвания, неспособной играть самостоятельную роль.

Вскоре Жвания назвал ее вероятным кандидатом в президенты от их совместного блока и даже сравнил с великой царицей Тамарой, о времени царствования которой вспоминают в Грузии как о Золотом веке грузинской государственности. Возможно, бывший спикер и ближайший соратник Шеварднадзе, который еще недавно считался его почти официальным преемником, понял, что его собственные шансы возглавить государство невелики. Жвания явно лишен яркой “харизмы” и внешнего блеска, необходимых для роли первого лица. Вероятно, он решил, что наилучшей для него будет роль мудрого, искушенного в дворцовых интригах визиря, фактического правителя страны при слабой женщине на троне.

Помешать этому хитроумному замыслу может то обстоятельство, что, по мнению многих в Грузии, с царицей Тамарой Бурджанадзе роднит только пол. Многим памятен ее январский визит в Москву, который аналитики оценили как совершенно “провальный”. Формально визит был посвящен защите грузинских интересов в связи с пуском электрички Сочи — Сухуми и выдачей абхазам российских паспортов. Наблюдатели отметили, что разговор с ведущими российскими политологами в Совете по внешней и оборонной политике велся на повышенных тонах. А прессу г-жа Бурджанадзе сразила наповал сравнением командира грузинских партизан в Абхазии Дато Шенгелия с Зоей Космодемьянской. По признанию самих российских парламентариев, грузинские коллеги произвели на них, мягко говоря, странное впечатление. Впрочем, как говорят, в США претендентку на роль Тамары в целом утвердили.

Нино Бурджанадзе — юрист по профессии, закончила ТГУ, а диссертацию защищала в Москве, что многие почему-то расценивают как признак ее особой “близости” российским интересам. Недавно известная политическая деятельница и вдова лидера грузинского национального движения Георгия Чантурия Ирина Саришвили публично обвинила спикера парламента в том, что она — агент российских спецслужб. Однако “компромат”, переданный ею в МГБ Грузии и выложенный в Интернет, невозможно читать без смеха.

Сейчас грузинский спикер числится в “оппозиции”. Но вряд ли может стать настоящей оппозиционеркой женщина, чья семья настолько прочно встроена в нынешний грузинский истеблишмент. Ее отец, Анзор Бурджанадзе, — “хлебный” магнат, председатель Корпорации хлебопродуктов Грузии. Очень богатый человек, близкий к “семье” Шеварднадзе. Муж, Бадри Бицадзе, — заместитель генпрокурора Грузии.



Конец света здесь и сейчас

Еще один “птенец гнезда Зурабова” — ближайший друг, а ныне соперник Зураба Жвания Михаил Саакашвили. В узких журналистских кругах его ласково называют “Миша-Армагеддон”. Причина тому — взрывной темперамент и совершенная “отмороженность”. Недавно вся Грузия смотрела его теледискуссию с Жириновским. Знакомые тбилисские журналисты говорили, что оппоненты были очень похожи друг на друга.

На последних выборах “Национальное движение” Саакашвили получило очень высокий процент голосов, и это несмотря на тотальные фальсификации со стороны властей. Сами же “националы” полагают, что одержали абсолютную победу, и в этом их поддерживают некоторые независимые наблюдатели. Причина такой популярности в том, что “националы” играют на чувстве национальной гордости рядового грузина, многократно униженном и оскорбленном за последние годы. Саакашвили явно стремится занять в грузинском политическом спектре нишу, пустовавшую с момента гибели первого президента независимой Грузии Звиада Гамсахурдиа. И в этом — причина, по которой грузинские национальные меньшинства всегда будут голосовать против него, за кого угодно, лишь бы против. Не приемлют его и на родине Звиада, в Самегрело. Там хорошо понимают, что “Миша” только хочет казаться Звиадом, но на деле ему до него далеко. Звиад ведь был “из хорошей грузинской семьи”, сын классика национальной литературы. А Саакашвили и его духовный отец Жвания — “люди без роду и племени”, как назвал их как-то в частной беседе глава аджарской автономии Аслан Абашидзе. Кроме того, его, как и Жвания, подозревают в том, что он не совсем “истинный ариец” по крови. Поэтому приход Саакашвили к власти вряд ли будет способствовать объединению Грузии, скорее вызовет новый раздрай.

Зато он очень популярен у прозападной тбилисской “золотой молодежи”, студентов и националистически настроенной интеллигенции. Редактор одной крупной грузинской газеты недавно говорил мне, что будет голосовать за Саакашвили, потому что только тот способен полностью разрушить “этот коммунистический режим” Шеварднадзе. Насчет “коммунистического режима” тоже есть вопросы. Потому что хотя Саакашвили обычно определяют как “правого радикала”, ряд мер, которые он предлагает, вполне “левые” и даже “коммунистические”. Например, он прославился тем, что предлагал в парламенте принять закон об экспроприации в пользу государства незаконно нажитого имущества. Сейчас он обещает полностью отменить на два года налоги для мелкого и среднего бизнеса и повысить пенсии, выступает за национализацию основных отраслей экономики. Известен своей демонстративной борьбой с коррупцией, резко “прозападной” ориентацией, выступает за скорейшее изгнание из Грузии российских военных баз и замену их базами НАТО. “Националы” выступают под лозунгами “Грузия — без Шеварднадзе, Аджария — без Абашидзе” и дирижируют молодежным движением “Кмара” (“Хватит”). Сейчас Саакашвили — глава тбилисского сакребуло (органа самоуправления). Его заслуги на этом посту — бесплатный инвентарь для начальной школы, бесплатная скорая медпомощь и финансовая помощь каждому новорожденному.






Партнеры