Рождение Бешеного

15 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 237

Его стали узнавать после роли Бешеного в фильме “Тридцатого уничтожить”. Теперь актера Игоря Ливанова называют лицом российского сериала. “На углу, у Патриарших”, “Империя под ударом”, “Графиня де Монсоро” — телефильмы с его участием не сходят с экрана телевизора. Персонажи Ливанова не только мужественны, обаятельны, интеллигентны — они способны на поступок. Сегодня настоящий герой отечественного боевика отметит свое 50-летие.

— Для зрителя вы — сугубо положительный герой. Таким же ощущаете себя и в обыденной жизни?

— Почему бы и нет. Я не хитрю, гадостей за спиной никому не делаю, гвоздем шины не прокалываю.

— И все-таки идеальных людей не бывает. Что вас в себе не устраивает?

— В первую очередь леность и раздражительность. Меня трудно завести, но уж если получилось, становится страшно. И мне, и тем, кто меня спровоцировал на это. Бешеный же. (Смеется.)

— Знаю, что в свое время вы занимались боксом, а потом и таэквондо. За что можете ударить человека?

— Ударить человека очень тяжело. Но несправедливости к своим близким я не прощаю никому. Ни себе, ни другим. Признаюсь, мог бы совершить преступление — просто в горячке не рассчитать силу удара. Если скажу, что не могу убить, — солгу. Не знаю. А может, и струшу. Но в своей жизни гораздо чаще вступался за обиженных, чем малодушничал.

— Да, вашим домашним не позавидуешь. Вам, наверное, лучше не перечить.

— Да нет. С близкими людьми можно позволить себе быть и слабым. Как же приятно, когда ты лежишь с температурой 39,9°, а за тобой ухаживают, положат голову себе на колено и гладят. Правда, последние семь лет я не болею вообще. Может, сейчас мне так хорошо, что и болеть не получается.

— Не секрет, что ваша нынешняя избранница Оля ровно вдвое моложе вас. Вам приходится подстраиваться под ее возраст или ей под ваш?

— Ну мы оба подстраиваемся друг под друга, а как иначе. Да к тому же Оля не выглядит как 25-летняя девочка... (В трубке слышится недовольный голос Ольги.) То есть я хотел сказать, что видел ее сверстниц, Оля выглядит гораздо моложе. (Смеется.) А я не выгляжу на свои 50. Никаких проблем.

— Но все же разница в возрасте велика. Вот, скажем, Оле захотелось пойти на дискотеку...

— О-о-ль, ты хочешь пойти на дискотеку? (Голос Ливанова гремит на всю квартиру.) Говорит: да. Но я готов отпустить ее с подружкой. Что изменится, если я буду ревнивым дядькой? Ничего... А она меня ревнует. (Смеется.)

— А сын от предыдущего брака Андрей вас к Оле не ревнует?

— Нет, он к ней замечательно относится. Вот только я не всегда могу с ним найти общий язык, иногда срываюсь. В общем, Макаренко из меня не получился. Ну а как не срываться, если у человека неудовлетворительные оценки за четверть. Притом знаю, что если я не буду его за учебу ругать, то и никто не будет.

— Это упрек его маме — Ирине Безруковой?

— Нет, она не может быть другой. Мои укоры Ирину не изменят.

— Сейчас с вами разговариваю и ловлю себя на мысли, что со своим старшим братом Аристархом — вы два совершенно разных человека. Это так?

— Наверное. Но я не хотел бы поднимать тему Аристарха. Всем нам только Бог судья. У него, наверное, более серьезное отношение к себе. Имеет право — ему есть чем гордиться. А я другой.




    Партнеры