Деревенский детектив

24 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 207

— Не знаю, я ничего не делала!!! Они, эти грузины, оформляли все документы! А как же теперь? — и глаза потерянные. — Что ж я наделала?.. Мамочки…

Вместо помянутой мамы напротив женщины с именем Любовь сидел корр. “МК” и пытался вместе с ней выяснить, как же она умудрилась вляпаться в такую весьма паршивую историю?

Наверняка кто-то скажет, что такие люди сами нарываются на неприятности. И отчасти, конечно, будет прав. Женщина напротив производила противоречивое впечатление. Неблагополучных многодетных мам будто на конвейере штампуют: глаза, как у ничейных собак, волосы, не выдержавшие схватки с перекисью водорода, и лицо со следами “вчерашнего”. И все-таки ее было жаль.

Еще в прошлом году Любовь Николаевна Андреева, ее муж и пятеро их детей проживали в четырехкомнатной квартире в центре Коломны на улице Дзержинского. Евроремонта там не наблюдалось, но все же жилье было приличным — почти 100 квадратных метров, высокие потолки, все удобства.

— Из-за того, что мы не работали, накопилась задолженность по оплате коммунальных услуг, 16 тысяч рублей, — рассказывает Андреева. — У нас таких денег не было. Мы приняли решение обменять квартиру на жилье в сельской местности.

И обменяли. При помощи двух оборотливых уроженцев солнечной Грузии. Вместо большой городской квартиры Любовь Николаевна получила деревянный дом в селе Коробчеево площадью 44 квадратных метра. Домик этот вид имеет весьма потрепанный. В справке из здешнего кадастрового бюро его состояние расписано более детально: степень износа “нового” жилья Андреевых на момент обмена составляла 57%, холодной пристройки — 60%, забора — 70%. Кроме того, вода в доме имеется только холодная, удобства в виде туалета — яма за пределами дома.

— Любовь Николаевна, а как вообще происходила продажа квартиры и покупка дома? Вы сами устраивали сделку?

— Нет. За нас все Нодар и Адам делали. Они и дом нам подобрали. Квартиру нашу сначала себе взяли, ремонт там сделали, а потом продали.

Фамилий предприимчивых парней с Кавказа Андреева припомнить не смогла. Знает только, что в теплицах, где она калымила на выращивании лука репчатого, они самые главные.

Грузины, по словам Любови Николаевны, сами оформляли все бумаги на жилье (хозяйка только к нотариусу приходила). Соблазнили тем, что погасили упомянутый долг за коммунальные услуги и доплатили Андреевым за обмен 30 тысяч рублей.

А теперь стоит вспомнить, что гражданка Андреева — многодетная мать, из ее пятерых детей трое — Артем, Валя и Аня — несовершеннолетние. То есть те, которые пользуются особой защитой закона. Соответствующих постановлений правительства и статей в кодексах — Гражданском и “О браке и семье” — несколько.

Если сравнивать наличие удобств, качество жилья и коммерческую стоимость недвижимости, дети Андреевых проиграли, и здорово. Это ясно как божий день. Мы объективности ради позвонили по первому попавшемуся на глаза телефону коломенской риэлтерской фирмы — навести справки о ценах. Четырехкомнатных квартир нам предложили две — не совсем в центре, но в черте города — за… 27000$ и 31000$. Предложения по деревянным домам в Коломенском районе тоже есть — в пределах 10000$. Любовь Николаевна считает, что дом для ее семьи был куплен еще дешевле — за 7000$.

Так где, в каком месте этого обмена защищены права Андреевых-младших?..

Нигде и ни в каком. Потому что законы, защищающие права несовершеннолетних, есть, а четких правил для тех, кто должен контролировать их выполнение, нет. Получается, в случаях обмена или продажи жилья каждый сам себе регламент. Нет правил, соответственно, нет нарушений.

Когда мы со старшей дочерью Любови Николаевны Ольгой разбирались в документах, невеселая история про переезд получила весьма неожиданный поворот. В домовой книге указано, что помимо семи членов семьи Андреевых на сорока четырех квадратных метрах сельского дома прописано… семь лиц грузинской национальности постоянно (!) и одно такое же лицо временно. Георгий Возикович (не разобрать фамилии) прибыл в село Коробчеево прямо из Абхазии, и он единственный, кто прописан в доме Андреевой временно. Грузинка Медеа Летонджава приехала из села Джвари. Кобахия Нона и Анзор, грузины по национальности, прибыли из Абхазии, вслед за ними подтянулась и Нана Гибрадзе из Карабулака. Левон Кардахия раньше жил в Энгельсе, а еще раньше — в родной Грузии. Оттуда же приехали Кесо Никобаева и Мухран Кварацхелия.

— Любовь Николаевна, а вы-то куда смотрели?

— Грузины зарегистрированы временно на срок не более 3 лет. Они оплачивают газ и свет полностью, и меня это устраивает.

— С чего вы взяли, что грузины прописаны у вас временно?

— Они мне так сказали.

— В вашей собственной домовой книге записано, что дом в Коробчееве — постоянное их место жительства.

Любови Николаевне становится дурно, но еще хуже ей станет, когда она услышит приблизительную стоимость четырехкомнатной квартиры в Коломне. Каюсь, не удержалась. То, что она живет как умеет, менять, наверное, поздно. Но почему все, что с ней приключилось, оказалось возможным?

Дети, наши самые защищенные граждане государства, в результате жилищных метаморфоз вместо девяноста квадратных метров получили чуть больше трех (!) квадратных метров на нос, и думается, это должно как минимум заинтересовать соответствующие государственные структуры. В Коломенской городской администрации уже пообещали разобраться в тонкостях сей странной истории.

В Коломенском УВД “МК” сообщили, что по информации о семье Андреевых уже проводятся следственные действия, проверяют факты. Руководство силового ведомства полагает, что серьезные неприятности в ближайшем будущем ждут не только лиц грузинской национальности, но и кое-кого из сотрудников паспортно-визовой службы.




    Партнеры