Финская торпеда

26 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 716

Примороженная Скандинавия дает, однако, нынче прикурить всей, понимаешь, Европе (включая чопорную Британию). По крайней мере музыкальная гиперактивность северной части континента поражает воображение и заставляет говорить о нордической рок-экспансии, никак не меньше. Вот на августовской ярмарке-продаже от шоу-биза в Кельне “Popkomm-2003” (где монстрообразные звукозаписывающие лейблы приглядывают и заглатывают артистов с маленьких, локальных компаний) энергичней всего предлагали свою новую музыку норвежцы и шведы. А финны же немерено важничали и просто плевали в разговорах с крутыми западными менеджерами через губу: как же, как же, у них уже вовсю работает конвейер по производству рок-звезденей первой степени.


Взбудоражил эту страну с запретом на спиртное нежданный зарубежный взлет “H.I.M.” — растатуированных мальчиков, поющих про любовь до гроба (в прямом смысле слова). И вот финны бросают на европейский рынок поп-рок-торпеду номер два — “The Rasmus”. У этих музычка раз в двадцать в общем-то попримитивнее, чем у Вилле Вало и Ко, и выглядят они подебильнее, но для тинейджеров — посвежее. С середины лета улюлюкающий хит “In the Shadow” не вылезает из европейских чартов и забивает все радио и телеротации Скандинавии, Германии, Австрии, Восточной Европы и России, наконец.

“The Rasmus”, главное европейское “рок-открытие года”, — это четыре хельсинкских отнюдь не медлительных парубка: Лаури, Паули, Аки и Ээро. Навострились на гитарках лабать они еще в школьные годы чудесные, переигрывая на вечеринках репертуар “Nirvana” и “Metallica”, как это водится у 16-летних. К 99-му году “The Rasmus” настругал уже три альбома и засветился в Хельсинки на разогревах у гастролирующих там “Red Hot Chili Peppers” и “Garbage”. Пятый же по счету альбом “Dead Letters” (“Мертвые письма”) уже сознательно делался на английском, для целенаправленного экспортирования в Европу, вслед, стало быть, за “H.I.M.”. Писали все на крутой шведской “Nord Studios”, сознательно эксплуатируя продавленную Вилли Вало “фишку” мрачности, темности, депрессивности, но — “с весьма энергичной подачей”.

“Шведские продюсеры на записи альбома заставляли меня обкуриваться (сигаретами) до одурения, чтобы мой голос звучал как можно грубее, — жалуется вокалист Лаури. — А для удержания нужного настроения наша группа постоянно смотрела фильмы ужасов. Мы выгребли из видеотек Стокгольма все ужастики и впали в такое мрачнилово, что вскакивали даже во сне от наползающих ночных кошмаров”.

Зато “Dead Letters” получился именно таким, каким и хотели расчетливые продюсеры: “Каждая песня в этом альбоме — это послание к кому-то... Извинение, или обвинение, или жалоба, или мольба о помощи. Все мои тексты, конечно, наполнены чем-то личным, напоминают мне о моих печалях”, — живописует Лаури, он же автор лирики.

Новый герой Финляндии, любимец школьниц, солист-вокалист Лаури Илонен помимо косм-дрэдов носит тайный знак на плече — татуировку-птицу с головой Бьорк. Исландскую диву Лаури считает своим ангелом-хранителем (хотя даже не знаком с ней). Остальные участники “The Rasmus” не так романтичны, как солист-вокалист, но знают свое дело: гитарист Паули Рантазальми, собственно, и занимается саундом, аранжировками песен; барабанщик Аки Хакала заряжает всех отнюдь не финским темпераментом и энергией; басист Ээро Хейконен, наоборот, вносит, когда надо, умиротворяющую струю (благо упорно занимается медитацией и сахайа-йогой).

Портрет “The Rasmus” в блиц-тесте

— Ваше первое музыкальное воспоминание?

Лаури: Мои родители слушали The Beatles и Abba. Я же в подростковом возрасте увлекался музыкой типа Motley Crue, а теперь их терпеть не могу!

Ээро: Альбом Джеймса Брауна “Dead On The Heavy Funk”. В детстве я слушал много старых виниловых пластинок моего отца.

Аки: А я смотрел по телеку программы про финскую народную музыку.


— Что действует на вас успокаивающе?

Лаури: Северное сияние, океан, дайвинг, медленная музыка. Моя жизнь очень лихорадочна и активна, так что мне безумно нравится путешествие в одиночку по далекой стране. Когда у меня выдается случай выбраться в леса, я люблю просто сидеть и смотреть на солнце, слушать тишину и наслаждаться одиночеством на озере.

Ээро: Медитация, йога.

Аки: Быть рядом с любимым человеком.

Паули: Спать.


— Что вы можете назвать волшебным моментом в жизни?

Лаури: Дождливую ночь в гастрольном автобусе. Когда я устал или мне грустно, я нахожу эту атмосферу почти волшебной.

Ээро: Рыбачить в пять утра вместе с братом на спокойном озере.

Аки: Когда два человека испытывают чистую любовь друг к другу. Те моменты, когда ты чувствуешь, что все хорошо.

Паули: Концерты и написание новых песен.


— Какой лучший совет вы можете дать?

Лаури: Поездить как можно больше по белу свету.

Ээро: Быть скромным и стараться познавать себя.

Аки: Стараться, чтобы добро всегда побеждало зло.

Паули: Если ты что-то знаешь, храни это в себе.


— Каков, по-вашему, ключ к счастью?

Лаури: Старание, честность и умение помнить о чувствах других людей.

Ээро: Знать себя и отдавать себе отчет в собственных проблемах.

Паули: Открытость к людям и миру.

Вот такие они, весьма позитивные свежие финские звезды. Многие, конечно, говорят, что “The Rasmus” — группа-однодневка, и им на замену на финском поп-рок-конвейере уже готовится с пылу с жару нечто. Однако на данный момент Лаури Илонен и Ко больше иных прочих заполняют тинейджеровское воображение своим разудалым “In The Shadow”.





Партнеры