В ожидании Ленина

28 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 400

Быть неблагодарным — стыдно. И поэтому все сознательные граждане нашей страны должны поблагодарить Владимира Вольфовича Жириновского. Если бы не он и его драки, фантастическое свинство в прямом эфире, то нынешняя избирательная кампания побила все рекорды по скуке.

Пока все развивается, как планировалось властью. “Единая Россия” — то ли благодаря “оборотням”, то ли поддержке президента, а вероятнее, госканалам телевидения — уверенно лидирует. Коммунисты впервые могут набрать меньше 20 процентов — с утра до ночи они вынуждены опровергать обвинения, о которых уже вся страна узнала по телевизору. А главное — губернаторы даже в “красном поясе” играют заодно с Кремлем. СПС и “Яблоко” лупят друг друга, и из верных 15—20 процентов правых и демократически настроенных избирателей они вместе еле-еле наберут 10. Жириновский уверенно берет 7—8%. Меньше — с его актерским даром и темпераментом — и взять невозможно.

Все остальные вряд ли попадут в парламент по спискам. Но, пожалуй, чем все-таки запомнятся эти выборы, так это новой попыткой технологично вывести из пробирки преемников КПРФ. Если компартия наберет меньше 20%, то это будет не просто поражение. Это будет тяжелейший психологический удар и по рядовым партийцам, и по руководству. После этого Геннадию Зюганову будет лучше даже не выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах. Но избежать этого он не сможет. И поэтому уже обречен на сокрушительное поражение от Путина. После чего системный кризис КПРФ и массовая замена нынешнего комсостава станут неизбежными.

Из полутора десятков патриотических партий, которые прорываются нынче в Думу, серьезно можно рассматривать всего две — “Народную партию” Райкова и “Родину” Глазьева—Рогозина.

“Родина” — проект, с самого начала выдуманный на бумаге. “Новое левое движение” — идея, которая обсуждалась в Администрации Президента с начала этого года. Вначале было решено, что подобная организация будет больше отрывать голоса у “ЕдРа”, чем у КПРФ. Но потом Сурков сумел убедить Волошина, что риск — благородное дело.

Можно не сомневаться, что Кремль пошел на создание “Родины” во многом благодаря тому, что Глазьев согласился с кандидатурой Рогозина в качестве ключевого второго номера. Ведь если Сергею Юрьевичу за кремлевской стеной не очень доверяли, то Дмитрию Олеговичу — доверяли вполне. Именно он должен был стать своего рода страховкой, что проплаченный и спланированный проект не выйдет из-под контроля создателей. Рогозин уже неоднократно играл роли, предложенные сверху. Не отказался и на этот раз. Впрочем, вариантов у него не было. Перед самыми выборами его просто выгнали из конкурирующей “Народной партии”. А здесь под него отдали всю избирательную кампанию. Первое, что сделал Рогозин, — уволил Марата Гельмана, который еще весной уговорил Глазьева на всю эту авантюру. Зачем делить власть и деньги?

В итоге получилась смесь из предвыборных планов Кремля и коллектива рогозинской самодеятельности. С одной стороны, солидные, вызывающие уважение банкир Геращенко и главком Шпак, которые наверняка выполняли просьбу Администрации Президента. С другой стороны — обыкновенные фашисты-РНЕшники, которых вычислили только после демарша Геращенко. Или бывший главный аналитик КГБ СССР генерал Леонов, который умудрился в свое время прошляпить развал ГДР, а теперь публично мучается вопросом о национальности лидеров партий-конкурентов.

В самом начале казалось, что “Родина” станет остромодной политической силой. А это всегда важно. Мода на нее могла возникнуть из двух главных предпосылок: поддержки популярной верховной власти и затянувшегося ожидания свежего левого течения. Большая часть нашей элиты, особенно в регионах и силовых структурах, несмотря на активнейшее участие во всеобщем воровстве, остается левой и националистической по убеждению. КПРФ явно устаревает на глазах, не вписываясь в новую страну. Глазьев с его рентой на нефть, умным профессорским видом и предложением рывка за счет “мобилизационных мероприятий” в какой-то момент казался заменой Зюганова. О возможной популярности глазьевского объединения ярко свидетельствует то, что Александр Лебедев, бросивший перчатку вызова Юрию Лужкову, пошел на союз с “Родиной”. И это притом что любой соперник Лужкова, чтобы собрать в Москве хотя бы 10—15%, автоматически должен сделать ставку на правых. (Впрочем, у банкира, вышедшего из разведки и поддерживающего связи с Кремлем, могут быть самые разные резоны.)

Но теперь, когда финишная черта близко, можно уже смело говорить: “Родина” вышла какая-то кривобокая. У самого Сергея Глазьева не хватило харизмы и общефедеральной известности. А гладкий, сытенький Рогозин вообще оказался из другой оперы. Подмяв под себя кампанию и сделав из выборов личное коммерческое мероприятие, Рогозин не сумел завязать серьезного идеологического разговора. Предложить современную “левую альтернативу”, которую, казалось, обещало имя Глазьева. Знаменитое рогозинское “Чубайса на нары” или “Как я не люблю олигархов” — та же жириновщина. Очевидно богатый, хорошо питающийся, во всех смыслах благополучный человек пытается играть на самых дешевых люмпенских струнах людей обездоленных. Стиль вполне узнаваемый.

Только из-за того, что сам по себе Дмитрий Олегович Рогозин очень правильный мальчик из хорошей партийной семьи, он не может быть так отвязан, как прорывающийся с самого дна Вольфович. Все, что Рогозин хочет, — это в хорошем дорогом костюме, в дорогом офисе выполнять указания президента или министра иностранных дел. И поэтому клоунада у него автоматически получается хуже, чем у Жириновского. Но в принципе эти ягоды с одного поля. Их сходство доказывает, что по каким-то причинам серьезное левое движение никак не может сформироваться, несмотря на очевидный запрос части общества.

Сложнее ситуация с “Народной партией”. Эти люди с неподвижными затылками вроде бы поначалу поругались и с “ЕдРом”, и с кураторами выборов от Кремля. Но как только необходимо выполнить очень специальную работу, не замарав “ЕдРа”, — например, организовать запрос Думы в Генпрокуратуру о финансировании КПРФ, Кремль, не задумываясь, обращается к народникам. Они не так ярки, как Глазьев и Рогозин, но солидны и безотказны. По спискам они, очень вероятно, в Думу не пройдут, но скорее всего сохранят депутатскую группу, выиграв в одномандатных округах. И тогда их вклад в “полевение” страны может оказаться заметным. Ведь никто так не близок, например, к взглядам зам. генпрокурора Колесникова и других силовиков, как Райков и его команда.

Все социалистическо-патриотические игры наверняка сохранятся и после выборов. Несмотря на это, кроме КПРФ, крупной левой фракции в Думе не будет. Но и без того подобные упражнения очень опасны. Россия остается ментально страной общинной, социалистической, левой. А экономический успех, прорыв в новое время возможен только на путях последовательной правой политики, которую в нашей стране до последнего времени проводил только президент Путин. А после известных событий с арестом Ходорковского и уходом Волошина все может поменяться и здесь. И тогда заигрывание части российского бизнеса с коммунистами и их “братьями по оружию” может сыграть плохую роль и для страны, и для самого бизнеса. Собственно, в начале ХХ века такое уже было.




Партнеры