Детский счет

29 ноября 2003 в 00:00, просмотров: 182

— Дамы, наверное, не курят? — с издевкой спросил меня 15-летний Дима Беляев, элегантно щелкнув зажигалкой и пустив дым мне в лицо.

Оказывается, он способен острить после того, как всего сутки назад насмерть заколол пожилого человека, превратив его тело в кровавое месиво. 32 ранения шустрый парнишка нанес военному пенсионеру — только за то, что тот неосторожно его обругал.

“МК” коротко сообщил об этой трагедии вчера. Сегодня — новые шокирующие подробности случившегося.

С Димой я встретилась в Черемушкинской межрайонной прокуратуре. Здесь же “дежурила” и его мама, Раиса Степановна, инженер по образованию. Она пришла, как только узнала, что сына задержали. Теперь смотрит на него потухшим взглядом и тяжело вздыхает...

— Да он тихий, спокойный парень, — обреченно твердит Раиса Степановна. — Соседи в подъезде никогда на него не жаловались. Дома он мне всегда помогает, все исполняет, не грубит. И в тот день все было нормально: он пришел из школы, в машинке белье постирал, повесил, а потом гулять пошел. Что на него нашло?

Дима учится в 9-м классе вспомогательной школы. Учится, по его собственным словам, “так себе”. А свой досуг любит проводить в компании взрослых.

— Что делаете?

— Пиво пьем... а иногда водку.

Вот и 26 ноября Дима Беляев с приятелем заглянули на очередную такую “взрослую посиделку” — в квартиру к 52-летнему военному пенсионеру Геннадию Ярову. Распили 4 бутылки водки, потом Димин приятель ушел, а хозяин прилег на диван отдохнуть.

— Ну я подошел к нему, — буднично вспоминает Дима, рассматривая свои руки, — нормально так спросил: “Будем еще пить?” А он на меня матом. Ну, я и обиделся. Инвалидной палкой три раза его ударил, потом нож взял, ножницы... Он долго не мучился.

Сообразив, что наделал, парень натянул на ладони рукава рубашки и старательно стер с орудий убийства все отпечатки пальцев. А потом побежал к соседям.

— Он, как “сознательный гражданин”, сам позвонил в милицию, — рассказывают оперативники. — Встретил нас на лестничной клетке, подвел к квартире, объявил, что нашел “своего друга” мертвым. Играл Беляев превосходно. Все время жалостно гнусил: “Безобразие! Дядю Гену убили!” Когда же в отделении мы сняли с него куртку, мы увидели, что весь его свитер заляпан кровью. Тут-то он и раскололся.

После “чистосердечного признания” Дима расплакался. Стал просить отпустить его домой, обещая, что такое больше не повторится. Боялся лишь одного — маминой реакции: “Домой не пойду, мама меня за это убьет”.

Но уже через 10 минут все его детские страхи прошли, и Дима весело смеялся. Теперь он с жадностью вслушивается в то, что о нем говорят взрослые, время от времени роняет голову на сцепленные замком пальцы и тихо улыбается.

— В целом подросток ведет себя адекватно, хотя отклонения в психике у него явно есть, — считают в прокуратуре. — Похоже, он полностью не осознает, что совершил тяжкое преступление.

На мои вопросы Дима старается отвечать как можно вежливее.

— Ты кого-нибудь или что-нибудь любишь в жизни?

— Так... Только сладкое.

— Тебе хоть жаль мужчину, которого ты убил?

— Жалко. Какой-никакой, а человек был.

— А ты вообще понимаешь, что ты сделал?

— А как же! Человека лишил жизни! — чуть ли не с гордостью произносит Дима и тут же добавляет: — Но я не хочу за решетку...

— А куда ты хотел? На кровать? На перину? — срывается на крик Раиса Степановна. — Я из-за тебя теперь пропишусь в этой прокуратуре!

Дмитрия Беляева ждет психиатрическая экспертиза. И если эксперты не признают его невменяемым, то ему придется отвечать по статье 105 (“убийство”) на всю катушку. Но он этого, похоже, просто не знает. На прощание говорит мне “пока” и снова загадочно улыбается.





Партнеры