Тютчев встал у дома своего

5 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 185

5 декабря, в его день рождения, в Москве откроют бюст великого русского поэта.

Дипломат по профессии, философ и поэт по движению ума и сердца, он никогда не стремился к славе — бессмертие само его отыскало. Мы с детства учились говорить его стихами: “Люблю грозу в начале мая...”, “Как хорошо ты, о море ночное, здесь лучезарно, там сизо-темно...”, “Зима недаром злится, прошла ее пора...”.

Пейзажная лирика поэта сама просится в память, потому что в ней жизнь и музыка. Поражаешься, поэт середины XIX века, опережая время, проникал в космогонию неба: “Вот пробилась из-за тучи/Синей молнии струя —/Пламень белый и летучий/Окаймил ее края”.

Когда Пушкин впервые прочел в рукописи стихи Тютчева, он пришел в восторг, носился с ними, читал вслух... В журнале “Современник” (№3, 1836 г.) напечатали сразу 16 стихотворений поэта, а в четвертой книжке журнала — еще шесть. И подпись под стихами стояла скромная “Ф.Т.”.

Поэт находил таинственную связь, существующую между Божией благодатью, снизошедшей на сочинителя, и читательским сопереживанием: “Нам не дано предугадать,/Как слово наше отзовется,/И нам сочувствие дается,/Как нам дается благодать”.

Любовная лирика поэта, особенно стихи, посвященные его последней страсти к Е.А.Денисьевой, исполнены нежности, трепетного восхищения женщиной, которой, увы, не мог дать счастья. Романсы на стихи Тютчева обладают поистине колдовской силой. Незадолго до кончины Федор Иванович познакомился в г. Карлсбаде с баронессой Крюденер. И родился шедевр: “Я встретил вас — и все былое в отжившем сердце ожило...” И удивительно, между ними возникло редкое по искренности сопереживание. 70-летний поэт незадолго до кончины написал дочери Дарье Федоровне о последней встрече с ней: “Вчера я испытал минуту жгучего волнения вследствие моего свидания с графиней Адлерберг, моей доброй Амалией Крюденер, которая пожелала в последний раз повидать меня на этом свете и приезжала проститься со мной. В ее лице прошлое лучших моих лет явилось дать мне прощальный поцелуй” (1 апреля 1873 г.).

Во все годы Тютчева не покидали тревожные мысли о родной стране. Кажется, что иные его стихотворения написаны только сейчас. Сколько мыслящих и уставших людей, потерявших ощущение перспективы, могут по-тютчевски воскликнуть: “Молчи, прошу — не смей меня будить./О, в этот век, преступный и постыдный,/Не жить, не чувствовать — удел завидный./Отрадно спать, отрадней камнем быть”.

Благодарно и деятельно встретили 200-летие великого лирика Международная ассоциация детских фондов и Российский детский фонд (председатель — писатель Альберт Лиханов). В течение 15 лет фонд восстанавливал усадьбу Милославских-Гагариных-Тютчевых в Армянском переулке, 11. Из развалин поднялось красивое здание, где развернута музейная экспозиция, где есть мемориальный кабинет Тютчева, а в концертном зале выступают талантливые дети, получившие различные премии.

Во дворе дома, где подрастал юный поэт, сегодня установят бронзовый бюст (благотворительное участие скульптора Ю.Иванова и архитектора Е.Степановой). Важно отметить, ни рубля из средств волонтеров, пожертвованных детям, не истрачено на реставрацию усадьбы. Банк, доверяя председателю фонда, выдал кредит. Добрые люди оплатили расходы на установление бюста великого русского поэта. Когда Федор Иванович Тютчев вернулся из Мюнхена и пришел к усадьбе, он не посмел пройти за ее ограду. Мы счастливы, что теперь он вошел во двор своей юности и останется там навсегда.




Партнеры