Риск пополам,

6 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 188

Предприниматель в России живет своим умом. Так его научила жизнь. Не надеяться ни на кого, - только на самого себя.

И очень трудно его убедить, что в этой стране кому-то всерьез есть до него дело, что бы ни говорили на высоких этажах власти и как бы красиво ни звучали слова о поддержке малого бизнеса и деловой активности масс.
Тут, собственно, и «зарыта собака». Это и есть основная проблема. Как убедить «не верящего Фому», что наступили другие времена и у него, битого-перебитого и имеющего десятилетний опыт «выживания» в условиях чиновничьего произвола, теперь появились по-настоящему серьезные перспективы?
Именно с этого и начался наш разговор с директором НП «Союз национального резерва» Игорем Игоревичем Федоровым.

- Почему вы лично и ваши коллеги убеждены, что предприниматель пойдет именно к вам?
- Потому что мы решили поступать нестандартно. Мы решили, если говорить о главном, - делить риск с предпринимателем.
Смотрите, что получается, - человек «рвет пупок», выкладывается, за год-два кое-как вылезает на уровень первых прибылей, позволяющих держаться на плаву, но дальше ему уже своими силами – не развернуться. Нужны другие деньги. Гораздо большие, чем он может накопить своим бизнесом. И что дальше? У человека опускаются руки. А народ этот, я вам скажу, азартный: если не получается развиваться, то могут махнуть рукой и удариться… Понятно, во что.
- И вы решили бросить по городам и весям клич. Кто готов всерьез делать деньги и кому надоело прозябание – приходите! Ваше некоммерческое партнерство, действующее совместно с банком, – поможет. Даст денег?
- И так, и – не совсем так…Банкиры, как известно, - не альтруисты и не розовые наивные люди, они тоже делают деньги. И АКБ «Национальный резервный банк», работающий с нами, – тот же бизнес. Там дают деньги в рост. И обычно – под проценты и под залог.
Но тут мы решили, я повторяю, сыграть в другую игру. В нестандартную, скажем так, для нынешней России. Игра – если хотите – с условием: мы даем вам деньги, но при этом хотим знать все о вашем бизнесе. Мы это назвали конкурсным финансированием.
Впрочем, все это уже делалось и делается в цивилизованном мире. Иногда это называют венчурным финансированием. Рискованным, иначе говоря. И мы готовы идти на этот риск, но естественно – ответственно со всех точек зрения.
Для этого и создана конкурсная комиссия, которой «заведует» «Союз национального резерва». Наш Союз – организатор конкурса, а банк участвует в отборочной комиссии. И дает деньги.
- Дает совсем без процентов?
- Да, но на других условиях. Повторяю – никто не собирается «сорить» деньгами. Банк собирается на этом заработать – причем, совместно с нашими предпринимателями. И мы, и банкиры готовы работать вместе с предпринимателями, участвуя в их бизнесе в качестве совладельцев, а кроме того - и своеобразных гарантов. Для этого у банка как у финансово-кредитной организации есть и опыт, и возможности. И у нас, в организации, специально созданной и занимающейся поддержкой малого бизнеса, есть немалые наработки, необходимые предпринимателям.
Ну а если говорить о конкурсе, то уже сейчас под него имеется 250 миллионов рублей.
Повторяю, мы не даем деньги просто так – за красивые глаза. Мы проводим конкурсный отбор лучших проектов. И еще: отличие нашей схемы от банковских кредитов (для малого бизнеса обычно – неподъемных из-за отсутствия залога) в том, что мы готовы входить в долю с предпринимателем. Мы готовы взвалить на себя существенную часть его проблем, - и это будет до тех пор, пока он не захочет выкупить назад взятую банком долю бизнеса. Естественно, при этом предприниматель будет делиться прибылью. Мы готовы предлагать ему четкие и внятные договорные условия, - а под них деньги.
- И сколько?
- В зависимости от различных схем – от 5 до 10 млн рублей. А схемы эти – либо банк покупает часть бизнеса, либо берет на себя затраты на оборудование, которое остается в собственности инвестора с дальнейшим правом выкупа предпринимателем, либо совместно покупаются товары, необходимые нашему новому партнеру для развития его бизнеса. Естественно, мы просим показать контрагентов по сделкам и других участников проекта, под который наш предполагаемый партнер просит деньги. Мы хотим быть уверены, что эта цепочка в его бизнесе надежная и не порвется, - тут мы собираемся всем своим весом и влиянием подстраховать предпринимателя.
- И на какой срок предлагается такое сотрудничество?
- Опять же это решает конкурсная комиссия. Это может быть и год, и два – тут каждый раз надо решать отдельно, по каждому случаю составляя график финансовых и организационных мер по развитию бизнес-проекта. Единственно, мы поставили для себя условие, что обратный – то есть у банка - выкуп доли бизнеса или других его составляющих не должен слишком затягиваться. Ограничение это – 36 месяцев.
- Банк готов ждать три года?
- Мы убеждены, что эта работа даст взаимный эффект. Малый бизнес получит «рычаг», позволяющий ему развиваться. И банк тоже освоит новое для себя направление. Причем, освоит в духе лучших традиций банковского бизнеса, существующего в мире. Ведь именно венчурное инвестирование является одним из наиболее распространенных в мировой практике инструментов финансирования малого предпринимательства. Мы убеждены, что и в России это делать пора.
- Ваш конкурс будет идти долго?
- Мы решили не ограничивать себя сроками – просто надо отобрать самые достойные бизнес-проекты. Итоги мы будем подводить каждый месяц, принимая решения по конкретным договорам.
- Ну и напоследок немного скандальный вопрос. Вы сотрудничаете с АКБ «Национальный резервный банк», президентом которого является Александр Лебедев и о котором пишут, что его пытался обмануть с государственными ценными бумагами партнер по имени Игорь Федоров? Вы тот самый Федоров или другой?
- Я тот Федоров, которого упоминает пресса, но не тот, который пытался обмануть Лебедева, потому что такого Федорова никогда не было в природе. Хотя действительно есть одна давняя история с облигациями внутреннего займа, которую пресса, в силу недостатка информации, пыталась трактовать как конфликт между Александром Лебедевым и мной. Впрочем, недостаток информации у прессы отчасти извинителен. Истинные движущие силы разработок спецслужб вроде той комбинации и не должны становиться достоянием общественности.
- То есть конфликт между Лебедевым и вами был «постановочным»?
- Ситуация выглядела приблизительно так. Во второй половине 90-х в среде нечистоплотных бизнесменов вошли в моду мошеннические по сути комбинации с государственными ценными бумагами, которые в том числе позволяли отмывать незаконные доходы и выводить деньги за рубеж. Генеральная прокуратура не могла разобраться с механизмами мошеннических схем, у следователей не было ни опыта, ни специальных экономических знаний. И тогда подобную схему было решено «срежиссировать».
- А Лебедев тут при чем?
- Ну, вы же понимаете, что Александр Евгеньевич провел 12 лет на госслужбе, и это была весьма специальная госслужба. Я был одним из участников мероприятий, в результате которых оказалось возможным трассировать облигации, то есть отследить все цепочки незаконных операций с государственными ценными бумагами.
- И каковы же были результаты операции?
- Во-первых, основные лазейки были перекрыты. Во-вторых, случились перестановки, ушли в тень некоторые госслужащие, осуществлявшие прикрытие незаконных схем, вернулись выведенные под этим прикрытием деньги… Рассказывать подробности еще не время. Но, вообще-то, я книгу об этом мог бы написать, – захватывающий был бы экономический и политический детектив.
Впрочем, я предпочел бы писать о малом бизнесе. И не детектив, а что-нибудь очень жизнеутверждающее. Потому что – в отличие от махинаторов с государственными ценными бумагами -- перспективы у малого бизнеса, по-моему, самые радужные.



Партнеры