Растительный мир Мухи

11 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 191

Какие сокровища хранят еще фонды Музея изобразительных искусств — об этом известно лишь их хранителям. Такие нежные вещи, как акварели, плакаты или старинные открытки, можно показывать публике исключительно редко по причине их хрупкости и быстрого разрушения на свету. Особенно же хранители прячут от посторонних глаз истинные шедевры — как, например, панно и плакаты известнейшего чешского художника Альфонса Мухи.

Сейчас тот редкий шанс, когда работы культового художника конца XIX—начала ХХ века демонстрируются в отделе личных коллекций Пушкинского музея. Причем не только из личного собрания, но и привезенные из Праги, где находится Фонд Мухи. На вернисаж приехал и внук художника — Джон Муха, который предоставил редчайшие негативы с работ знаменитого деда.

Что такое Альфонс Муха? Главное — это модерн, возрожденный и расцветший пышным цветом под непосредственным влиянием искусства Мухи. Это парижские кафе начала ХХ века с картин французских импрессионистов, с витринами, увешанными афишами Мухи. Наконец, это неповторимый и сразу узнаваемый стиль “Ар Нуво” с его демоническими девами, пышным растительным декором, который затем полностью захватил архитектуру и искусство интерьера. То, что в Пушкинском оказалось значительное собрание работ Альфонса Мухи, — заслуга знаменитых русских коллекционеров Сергея Щукина и Ивана Морозова, которые, скупая в Париже картины Гогена, Моне и Сезанна, не могли пройти мимо культа чешского художника на парижских улицах.

Считается, что малоизвестного художника из чешской Моравии сделала знаменитым во Франции великая Сара Бернар. Именно она в 1895 году заказала ему афишу для пьесы Сарду “Жисмонда”, которую ставили в театре “Ренессанс”. До этого Муха довольно успешно занимался оформлением книг, журналов, ресторанных меню, вплоть до визитных карточек. Но та афиша одномоментно стала шедевром.

— Альфонс Муха, — рассказывает о творчестве художника куратор выставки Ирина Никифорова, — был подготовлен к появлению собственного стиля, влиянием предшественников модерна — прерафаэлитов. Убрав на афише все лишнее, он представил Сару Бернар в образе девы-ангела, феи или некоей принцессы Греза, что тут же нашло отклик в тогдашнем настроении парижской богемы. Наутро Альфонс Муха проснулся знаменитым: о необычной афише написали все парижские газеты. Сотрудничество Мухи с великой Бернар называют самым плодотворным в его творчестве. Он делал для нее костюмы и ювелирные украшения, работал в сценографии. От заказов не было отбоя. Говорили о феномене Мухи, и даже появилось такое понятие — “La Femme Muchas”. Мухинские роскошные, чувственные и томные женщины тиражировались моментально и расходились тысячными тиражами в плакатах, открытках, игральных картах... Кабинеты светских эстетов и дамские будуары украшали шелковые панно, календари и эстампы мастера. Попытки копировать Муху, были, но неизменно терпели неудачу: никто не мог переплюнуть художника в исключительном владении рисунком и в природном чувствовании композиции. В том числе и русские художники. Известным подражателем изобретателя “Ар Нуво” считался Сергей Соломко и некий Денисов, под чьим именем в фондах Пушкинского числилась афиша выставки русских и французских художников на Кузнецком Мосту в 1898 году. Но лишь при подготовке к нынешней выставке стало понятно, что автор афиши или по крайней мере ее декора — сам Муха.

Выставка работ Альфонса Мухи будет открыта в отделе личных коллекций Музея изобразительных искусств имени Пушкина до 18 января.




    Партнеры