Закрытый полк

17 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 3488

Один парадный китель солдата этого полка стоит 2 тысячи долларов. На голове служивым, бывает, приходится носить по “полкило” — столько весит кивер — специальный головной убор. Только в этом воинском подразделении по утрам совершают пробежки вокруг Кремля, а на обед выдают повышенную норму масла. И именно здесь служили многие известные “силовики” — от Михаила Барсукова до нынешнего коменданта Кремля.

Мимо расположения этой воинской части каждый день гуляют тысячи иностранцев, гостей из российской глубинки и иногда — москвичи. При всем при этом она снискала славу чуть ли не самой закрытой в стране. Единственный раз дела в Президентском полку бурно обсуждались общественностью полгода назад: суд над сержантом Шуменко, обвиненным в дедовщине, подробно показали по всем каналам ТВ и описали в прессе. Таким образом, познания населения о “самом секретном” подразделении расширились, правда, не в самую лучшую сторону. А сами обитатели Арсенала теперь глядят на представителей СМИ куда более настороженно. Проникнуть туда, куда уходят, отработав смену, немногие “публичные” представители полка — караульные в Александровском саду, — в казармы за Кремлевской стеной, удалось корреспондентам “МК”. А заодно, как признались отцы-командиры, и стать первыми журналистами, которые провели в Президентском полку два дня, увидев все изнутри.

“Кастинг” для универсального солдата

Бесшумный современный лифт поднимает на четвертый этаж Арсенала — здесь находятся солдатские кубрики, музей, спортзал, клуб и прочие обеспечивающие жизнедеятельность полка помещения. Количество завидных женихов, снующих по коридорам, могло бы взволновать целый город невест. Прямо-таки модельная внешность — рост только выше среднего, приятные черты лица, славянский тип.

Судя по словам замкомполка Алексея Трошина, “кастинг”, который проводят для попадания в Президентский полк, самому элитному модельному агентству даже и не снился. Что интересно, служат в Президентском полку и представительницы прекрасного пола — стенографистками, машинистками и на прочих штабных должностях. Но с дамами все намного проще. “А для них столь же строгий отбор — к примеру, 90—60—90, от 180?” — интересуемся мы. В ответ полковник лишь усмехается. “Лишь бы человек был хороший”.

Мы заходим в комнату, интерьер которой состоит из многочисленных шкафов до потолка. В них хранится форма солдат. Больше всего комплектов у первой роты — почетного караула — шесть штук. Из шкафа для нас вынимают специальную форму — в ней солдаты стоят на посту у Могилы Неизвестного Солдата и участвуют в траурных мероприятиях. Отличия — барашковый воротник шинели и барашковая же шапка. Для особо торжественных мероприятий — к примеру, ее надевали на инаугурацию президента, а также на празднование 300-летия Питера в Царском Селе и в Эрмитаже, имеется церемониальная форма. “Мечта любого увольняемого в запас — синяя, с золотистыми эполетами, а еще вот это”, — говорит замкомандира роты Семен Кулибаба, опуская на голову корреспондента “МК” кивер. По личным ощущениям парадный головной убор весит не меньше чем полкило. “Постоишь в нем минут сорок, и уже больше ничего не хочется”, — делятся ребята. За такой формой здесь особый уход — она переходит от одного поколения бойцов к другому — и так с 96-го года. “Все дело в дороговизне. Вот этот китель, например, стоит примерно 2 тысячи долларов, а содержимое всего шкафа тянет примерно на 30”, — рассказывает офицер.

Форму требуют поддерживать в идеальном виде — нигде ни морщинки. Особенно сложно добиться, чтобы место крепления рукава к кителю было идеально отутюжено — на обычной доске сделать это почти невозможно. Поэтому в Президентском полку изобрели свой собственный, эксклюзивный способ глажения. По просьбе замкомандира полка его нам продемонстрировали в комнате бытового обслуживания — два солдата взялись за разные концы кителя, а третий прямо на весу стал гладить. Да, у редкой хозяйки получилось бы лучше...

Еще об одежде. Как известно, бойцам полка в любое ненастье приходится много времени проводить на улице. Перед тем как отправить караульного на 25-градусный мороз, его облачают в бекешу — это что-то вроде дубленки, с мехом внутри. Ну а на ноги — “вертолеты”, особо утепленные — тоже с толстым мехом — сапоги...

А вот и комната хранения оружия. Несмотря на то что солдат Президентского полка чаще всего можно увидеть либо с карабинами, либо вообще безоружными — так они, например, патрулируют территорию Кремля, у подразделения, по словам Алексея Трошина, есть чем ответить на любую угрозу. В арсенале полка, разбросанного по разным регионам РФ, имеется все — от бронетехники, военных машин, к примеру, “ГАЗ-66”, до стандартных автоматов Калашникова. Нам продемонстрировали другой вид оружия, научиться непринужденно пользоваться которым довольно сложно, — шашки. Парадные образцы отделаны серебром и золотом.



Кавалергарды президента

Но все-таки главная военная тайна здесь — не вооружение и не условия жизни, а структура и численность полка. Назвать его, положим, танковым или мотострелковым, по примеру других подобных подразделений, нельзя: “Часть у нас очень специфическая — в обычное комплектование мы не вписываемся”, — рассказывает замкомандира полка. Все, по его словам, зависит от задач, которые ставятся перед конкретным подразделением: одни стоят в почетном карауле, другие охраняют Кремль и прочие объекты — к примеру, правительственный “Внуково-2”, у третьих — вроде какого-нибудь взвода химзащиты — чисто боевые задачи. А недавно в ведение полка перешел конный батальон — от армейских киношников. В это подразделение набирают бойцов только по желанию. “Не каждый же решится к этому животному подойти”, — говорит Алексей Трошин. Гонять молодежь с газонов в Александровском саду вместе с конными милиционерами наездники из Президентского полка не намерены — им суждено стать “конным” подобием первой роты. Сейчас для почетного кавалерийского эскорта разрабатывают специальные ритуалы, и в будущем наездники будут выступать, гарцуя на скакунах на праздничных мероприятиях, наравне со своими пешими сослуживцами...

Что же касается численности Президентского полка, то в стандартные 3 тысячи человек он тоже не вписывается. Приводить на страницах “МК” точные цифры командир полка Михаил Филимонов нам искренне не советовал — “разглашение гостайны”. Известно лишь, что здешние солдаты живут не только в Арсенале, а раскиданы по частям в Купавне, в Калужской и Тверской областях. И не в пример бойцам других подразделений Вооруженных сил РФ сменить Подмосковье на Чечню не могут. В отличие от, например, английского аналога Президентского полка — королевской гвардии, солдат которой для поддержания боеспособности время от времени отправляют послужить в “горячие точки”. По мнению командования, “кремлевцам” такие тренировки ни к чему: “Если солдат обучен — он выполнит поставленную задачу, есть у него практика или нет”, — считает Алексей Трошин и приводит в пример события 93-го года, когда полк поднялся по тревоге и со всеми задачами справился.

“А когда в последний раз что-то реально угрожало Кремлю? — ехидно интересуемся мы у замкомандира. — Не в конце ли 60-х, когда планировалось покушение на Брежнева?” — “Помните, я показывал фото нашего мальчика, Боброва, — он пострадал тогда, когда пытались проехать через Спасскую башню? А вообще-то, понимаете, когда начинается стрельба — это уже не охрана, наша задача — не допустить таких инцидентов”. Но вот работать с личностями, которые нарушают кремлевский правопорядок, приходится часто. Например, роль своеобразной границы на территории Кремля выполняет пешеходный переход. Он отделяет “общественную часть” — с Царь-пушкой, Царь-колоколом и прочими туристическими достопримечательностями, от государственной — с четырнадцатым и первым корпусами Кремля. Хотя, по заверению “кремлевцев”, граждане сейчас и стали “больно воспитанными”, но в дни концертов в Кремлевском дворце то и дело пытаются “границу нарушить”.



Хрюшки и плюшки

“На самом деле Президентский полк не декорация, как некоторые считают, и не потешные войска, а боеспособная часть специального назначения, — уверяет полковник Трошин. — И нагрузки здесь больше, чем везде, — и моральные, и физические”. Есть тут и свой “фитнес-центр”. Интерьер: шведская стенка, брусья, два “козла”, пара тренажеров и сложенные в углу маты. Согласно висящему на стене листку с нормативами солдат Президентского полка должен уметь подтянуться 13 раз — это на “отлично”. От сдачи нормативов не могут “откосить” и дамы — к примеру, на стометровку брассом дается две с половиной минуты, а на беговой дорожке надо уложиться в 16,6 секунды. В обязательный комплект для кремлевских “солдат Джейн” входит еще и бег на 1,3 и 5 км, а также пятикилометровая лыжная гонка...

Гражданские ревнители здорового образа жизни, по утрам бегающие трусцой по паркам и скверам, здешним солдатам могли бы позавидовать — у последних “джоггинг” происходит непосредственно вокруг резиденции президента. Помимо гимнастики, рукопашного боя летом обязательны марш-броски, а зимой — лыжи. Вообще же на занятия у бойцов уходит шесть часов в день — помимо хорошей физической формы солдаты такого подразделения должны быть и политически подкованными.

Три раза в день бойцы подкрепляют уставшие мускулы и мозги в столовой. Продуктовый набор для “кремлевцев”, как оказалось, мало отличается от рациона обычных военнослужащих в других частях ВС. “Наши ребята получают на 20 граммов больше сливочного масла — за счет снижения других жиров, и примерно два раза в неделю пьют кофейный напиток — вот и вся разница”, — рассказывает начальник отделения продобеспечения Игорь Ханчич. Время, кстати сказать, было обеденным, посему солдатскими кушаньями угостили и корреспондента “МК”. Итак, на закуску в тот день в Президентском полку был свекольный салат, на первое — картофельный суп, на второе — гречка с тушенкой. Плюс десерт в виде грушевого компота. Заметим, что бойцы за соседними столами ели то же самое. Трехчасовая прогулка по Арсеналу, конечно, не марш-бросок, но после нее обед доставил настоящее удовольствие...

По словам Игоря Ханчича, продукты, конечно же, закупаются самого лучшего качества, но главную роль в кормлении “кремлевцев” все-таки играет фантазия поваров. “Пекут булочки, пирожки — у нас тут кадетский корпус из Рязани в гостях был — ели так, что за ушами трещало”, — смеется “главный по питанию”. А еще у полка есть свое подсобное хозяйство в Купавне — там выращивают крупный рогатый скот, так что говядина здесь своя. Недавно Игорь ездил на животноводческую выставку, где закупил коричневых поросят американской породы — повышенной мясистости — в количестве шести штук. “Еще мы сами солим сало. Прибежал солдат после марш-броска — ему дают чашку сладкого чая и бутерброд с салом”, — объясняет Игорь...

В это время под стеклом на столе у нашего собеседника мы замечаем любопытную бумагу, к вопросам питания, правда, никак не относящуюся, — план мероприятий полка на ближайшее воскресенье. “16-я рота — коллективный выход в Третьяковскую галерею, выезд взвода химзащиты в Дарвиновский музей...”. Помимо этого присутствуют Воробьевы горы и выставка Шилова. “Принцип “с чем приехал — с тем уехал” нам не подходит, мы стараемся за эти два года в Москве показать ребятам как можно больше”, — говорит Алексей Трошин. Звезды эстрады — частые гости в клубе Президентского полка: “Приезжали и Губин, и Винокур, и Дима Маликов”, — рассказывает замкомандира полка. Три раза в неделю крутят кино — “Властелина колец”, например, солдаты посмотрели в то же время, как только лента появилась в прокате кинотеатров. В обязательном порядке тематические картины — из последних, говорят, бойцам особенно понравилась “Звезда”, а из старых любят фильм “Максим Перепелица”...

После столовой мы заглядываем к “Оптимистам” — у Президентского полка есть собственная эстрадная группа с таким жизнеутверждающим наименованием. Специально для корреспондентов “МК” в самом центре Кремля грянула песня из репертуара “Сектора Газа”. Музыкальное образование здесь только у одного участника, все остальные — любители. Как нам рассказал Сергей, стажирующийся в группе в качестве клавишника, основной репертуар — песни “Любэ”, “Короля и шута”.



Флирт у Кремлевской стены

В любом воинском подразделении всегда есть своя элита. В Президентском полку это, конечно же, рота специального караула (РСК) — не путать с подобной частью в полку Комендантском, солдаты которой занимаются встречами-проводами глав иностранных государств. “Рабочее место” для первой роты полка — пост у Могилы Неизвестного Солдата и Мавзолей.

Попасть в РСК — задача архисложная. “Ребят я отбираю в бане — слишком худые не выдержат наших нагрузок. Отсеиваю и тех, что с большими “банками” (бицепсами. — В.Б.), — у них ниже четкость, резкость, они более неповоротливые”, — делится замкомандира первой роты Семен Кулибаба. Дальше из примерно одинаковых по росту составляются пары — так они будут ходить в караул. Особенно ценятся близнецы.

Обучают премудростям караульной службы — тянуть носок, чеканить шаг — примерно полгода. После ста служб — это считается очень много — служивые могут рассчитывать на ценный подарок типа часов. Рекорд же пара караульных поставила в прошлом году — двести две службы. Больше всего бойцов напрягает не долгое стояние на посту и капризы погоды, а всевозможные шалости граждан. “Зимой некоторые считают своим долгом залепить постовому снежком в глаз, достается и от девушек — могут подойти к постовому и юбку задрать, грудь оголить”, — рассказывает замкомандира роты. Все это солдат обязан стойко игнорировать. Единственное исключение — это если кто-то полезет на территорию охраняемого объекта. “У нас тут в мае свадьба решила сплясать прямо на Могиле Неизвестного Солдата — постовой встал было на пути, так и ему досталось”, — вспоминает Семен. А вообще в таких случаях караульный имеет право действовать штыком и прикладом.

В экстренных ситуациях — если грозит опасность или внезапно стало плохо, караульный может вызвать подмогу — достаточно один раз стукнуть по земле карабином. В левом нагрудном кармане у солдата обязательно лежит платок — в жару к постовым подходит офицер из резерва — вытирает пот со лба. По словам самих бойцов РСК, с которыми нам удалось пообщаться, каждый вечер они проходят мини-медосмотр — им меряют температуру, давление. Если кто-то жалуется на малейшее недомогание — в караул не пустят. Но такое скорее редкость. Особенно жесткая конкуренция по поводу того, кто пойдет на пост, разворачивается в праздники. Предел мечтаний — заступить в новогоднюю ночь или на 9 мая, чтобы по телевизору увидела вся родня. Будни солдат первой роты тоже выглядят несколько по-звездному. “Переодеваться в разные формы раз по пять в день приходится — как на подиуме”, — смеются бойцы. Быть на публике, постоянно видеть президента, иностранные делегации и прочих вип-персон им, судя по всему, нравится — по признанию наших собеседников, на гражданке хотя бы будет что вспомнить...

Многое требуя, служба в Президентском полку многое и дает. Здесь активно занимаются трудоустройством увольняющихся воинов. Многие по традиции идут в органы ФСБ, ФСО и другие силовые структуры. “Почти половина увольняемых, — говорит полковник Трошин, — попросили справки на внеконкурсное поступление в МГУ. С лучшим вузом страны у нас прекрасные отношения, за что надо благодарить ректора Виктора Садовничего, проректора Владимира Мамонтова. Наибольшей популярностью пользуется географический факультет, уж очень увлекательно рассказывает о нем популярный телеведущий Николай Николаевич Дроздов, частенько бывающий у нас. Поступают и на юрфак, на экономический, философский, в общем, практически весь спектр...”.

Не каждый из уходящих из полка солдат станет генералом, как Михаил Барсуков или нынешний комендант Кремля Сергей Стрыгин, кто-то станет жить мирной гражданской жизнью. Но все, кто служил в Президентском полку, будут с гордостью вспоминать о своей кремлевской службе и о том, что увидели и узнали за два года.








Партнеры