Наручники для короля

18 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 257

В палате одного из голливудских госпиталей на кровати лежал мальчик — кожа да кости. В его желудке была раковая опухоль, в его истории болезни — смертный приговор. Голова мальчика облысела, у него выпали брови от химиотерапии. Врачи давали ему две-три недели, от силы месяц жизни, полной невыносимых страданий.


В госпитале с мальчиком и его родителями познакомился владелец комедийного клуба Джеми Масада, который уже в качестве благотворителя, а не шоумена основал лагерь для детей бедняков. Мальчик и Масада подружились. Пытаясь хоть как-то приободрить умирающего ребенка, Масада заключил с ним “джентльменское соглашение”: “Ты начнешь кушать, чтобы укрепить свои силы, а я познакомлю тебя с любой звездой, которую ты мне назовешь”. Мальчик попросил своего благотворителя устроить ему встречи с комедийными артистами Крисом Таккером, Адамом Сандлером и королем попа Майклом Джексоном.

Таккера и Сандлера Масада обеспечил мальчику без проблем. Но вот добыть Джексона, ставшего почти невидимкой, оказалось чрезвычайно сложно. “Я обзвонил кучу людей в поисках знакомых Джексона”, — вспоминает Масада. Наконец ему посчастливилось достать засекреченный номер телефона Неверленда — огромного ранчо — помеси дворца, Диснейленда и зоопарка, в котором жил, отгороженный от всего мира, поп-король. Масада позвонил. Трубку поднял один из служителей Неверленда. Масада рассказал ему о смертельно больном мальчике, о “джентльменском соглашении” с ним и о том, что эта история будет показана по телевидению. “Пусть кто-нибудь посмотрит эту передачу и расскажет о ней Майклу”, — умолял Масада.

Джексон позвонил умирающему мальчику, пригласил его вместе с родителями в Неверленд. Все были в восторге — и Масада, и мальчик, и его родители. Майкл не только оказал им царское гостеприимство, но и оплатил медицинские счета мальчика. Свершилось чудо. Мальчик пошел на поправку. У него наступила ремиссия. Прошлой зимой он несколько раз посещал Неверленд и даже снялся вместе с Джексоном в телефильме, который создали английские документалисты. В одном эпизоде мальчик и Джексон держатся за руки и рассказывают о том, как они спят вместе на кровати певца в его спальне в Неверленде.

Но вдруг благотворительная пастораль превратилась в педофильскую оргию. Во всяком случае, так утверждают мальчик и его родители. Впервые они обратились со своими откровениями к несколько неожиданной фигуре — адвокату Лэрри Фельдману, неожиданной потому, что ранее именно Лэрри отмывал Джексона от аналогичных обвинений.

И закрутилась-завертелась карусель-сенсация 2003 года, которая вытеснила и затмила все другие события, даже секретную миссию президента Буша в Багдад, не говоря уже о предвыборной борьбе и голливудских бракоразводных процессах. Как иронически писала “Нью-Йорк таймс”, только новый теракт масштабов 11 сентября 2001 года способен отодвинуть в сторону дело Джексона, да и то лишь на время...

Педофильский шабаш в Неверленде

(Версия обвиняющей стороны)

В момент грехопадения и совращения мальчику было 12 лет. Он утверждает, что Джексон фотографировал его нагим и показывал ему “взрослые” порнографические фильмы перед тем, как они отправлялись спать в одной кровати. Майкл поил мальчика вином и давал ему глотать какие-то таблетки. Во время визитов в Неверленд мальчик жил на главной вилле Джексона, а его мать отдельно — во флигеле на берегу озера. И вообще не только в этом случае родителям был запрещен вход в главную виллу, когда Джексон устраивал “слиповер” с детьми (совместный сон).

Однажды — неизвестно почему — мать мальчика покинула свой флигель и под покровом темной ночи проникла на виллу. Здесь ее поджидал неприятный сюрприз. В коридоре, ведущем в спальню Джексона, были установлены сенсорные устройства и сигналы тревоги. Видеокамера “простреливала” коридор, и Майкл из своей спальни мог видеть всех, кто шел в направлении его опочивальни. Все это не остановило обеспокоенную мать. Она миновала коридоры и стала барабанить кулаками по двери спальни Майкла. “Где мой сын?” — кричала она.

Дверь была заперта. Через некоторое время Джексон открыл дверь, и мать увидела мальчика живым и невредимым. Она несколько успокоилась, но тут пришлось поволноваться уже Джексону.

В феврале прошлого года отношения между матерью мальчика и Джексоном вновь обострились. Именно в это время по телеканалу Эй-би-си был показан фильм английских документалистов, и мальчик оказался в центре “кошмарного паблисити”. Даже одноклассники издевались над ним, впрочем, завидуя его славе и дружбе с самим Майклом. Они называли его не иначе как “бой-педерастом”. Мальчик плакал, с ним случались частные истерики.

Тем не менее визиты в Неверленд продолжались. Вместе с мальчиком и мамой у Майкла гостили еще и его брат с сестрой. Как-то мальчик сказал матери, что Джексон угощает его вином. Мать набросилась на певца с упреками.

— Как ты можешь делать подобные вещи?! — кричала она. — Он же еще маленький мальчик! Он проходит химиотерапию! Это опасно для его здоровья и безответственно с твоей стороны!

И вот наконец мамашу осенили здравые мысли — сматывать удочки из Неверленда. Но Майкл высказал на сей счет свои возражения, которые она истолковала как попытку киднепинга (похищения) ее сына и заточения ее самой в поместье Джексона. И вот однажды ночью она снова проникла на виллу Джексона и пригрозила ему звонком в полицию, если он не отпустит ее и мальчика.

— Ты больше не можешь держать нас здесь в качестве пленников! — орала она.

Джексону пришлось отпустить их...

Та еще семейка...

— Если мой бой говорит, что это было, значит, это было! — твердо утверждает мать мальчика.

Среди “это было” — взаимная мастурбация и оральный секс. К этим и другим обвинениям мы будем еще неоднократно возвращаться. Но сейчас интересно узнать, кто родители этого несчастного боя.

Как выясняется, даже из судебных документов, речь идет о той еще семейке, погрязшей в трудностях финансового характера и моральном неблагополучии. Достаточно сказать, что однажды все семейство, выехавшее якобы на пикник, было арестовано по подозрению в мелком воровстве! Отца мальчика привлекали к уголовной ответственности за изнасилование.

Отец мальчика обвиняет во всем его мать, которая, мол, польстилась на деньги и паблисити и согласилась отдать свое дитя “монстру”. Впрочем, он характеризует “монстра” одновременно и как “классного парня” с “хорошим отцовским инстинктом”. Поди разберись! Сам отец мальчика так объясняет этот парадокс. Оказывается, до того, как он разошелся с женой и потерял право отцовства, он лично следил за пребыванием мальчика в Неверленде и за поведением Джексона. И все было о’кей”.

В любом случае отец и мать совместно решили отправить мальчика в Неверленд, так сказать, в пасть чудовища Минотавра, пожирающего детей. Извиняет ли их бедность? Ведь им приходилось жить в пустовавшей конюшне в трущобах Восточного Лос-Анджелеса. И ведь не от хорошей жизни. 27 августа 1998 года отец, мать и оба мальчика пытались украсть одежду в универмаге “Джи Си Пенни” в Вест-Ковинс, штат Калифорния? Отца и мать судили за воровство со взломом и оскорбление действием.

В конце 2001 года супружеская жизнь родителей мальчика стала распадаться. В сентябре его отца, который сейчас работает на складе одного супермаркета, обвинили в избиении жены и нарушении телефонной связи, чтобы она не смогла позвонить в полицию. Отец не стал защищаться и был приговорен к двум месяцам тюрьмы плюс трем годам условно и принудительному лечению. Открытие дела против Майкла Джексона не примирило мужа и жену. Они по-прежнему грызутся как собака с кошкой. Как раз в тот самый день, когда Джексон сдался полицейским властям города Санта-Барбара, адвокат Рассел Гальперин, нанятый отцом несчастного мальчика, начал процесс с целью отбить детей у матери и передать их под опеку отца.

Да, та еще семейка.




    Партнеры