Наручники для короля

19 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 583
Свидетели и улики

Петля на шее Майкла Джексона затягивается. Его случай — не то, что в американской юриспруденции называют “he said — she said”, то есть “мое слово против твоего”, или в данном конкретном случае — слово мальчика против слова Майкла.

У мальчика есть свидетели...

И какие!

Один из них находился даже в спальне певца, когда между ним и мальчиком происходили Содом и Гоморра. Свидетель этот... брат мальчика! Джексону отпираться сложно. Он сам признавал в документальном фильме, что оба брата ночевали с ним. “Я видел, как Майкл делал это”, — сказал брат мальчика на допросе. По его словам, Джексон и мальчик лежали в кровати, а он — на полу. Показания брата мальчика содержали такие детали, которые поддаются проверке. Так, он сообщил полиции, где Майкл хранил свои порнографические открытки, которые он показывал мальчику, чтобы возбудить его сексуально перед этим. Полиция нашла открытки в указанном братом мальчика месте — в портфеле Джексона. “Мальчик и его брат могут оказаться двойным нокаутом для Джексона”, — говорят юристы. Впрочем, не исключены и другие “нокауты”, которые пока хранятся в папке “А”, — пятьдесят страниц показаний, данных под присягой мальчиком, его братом, сестрой и матерью. Брат мальчика подтверждает, что присутствовал при том, как Майкл поил его вином и “неоднократно имел с ним секс”.

Один из порножурналов, конфискованных полицией, — “Bareby Legal” (“Едва ли законный”), издаваемый известным порнографом Лэрри Флинтом. В нем помещены фотографии взрослых женщин, одетых как тинейджеры. “Джеко показывал своей жертве “Bareby Legal”, чтобы сексуально стимулировать его”, — утверждают полицейские источники. По словам брата мальчика, Джексон давал мальчику пить вино из банок из-под кока-колы.

Во время рейда на Неверленд полиция конфисковала не только видеопленки, но и компьютер Майкла Джексона. Выяснилось (якобы, как и все остальное), что в течение двух последних лет Джексон использовал еще одного мальчика для “дойки” порнографических сайтов, главным образом детских порносюжетов. Майкл был увлечен тематикой “man-boy love” (“любовь между мужчиной и мальчиком”) — сайтами, которые привлекают в основном педофилов.

После своих легкомысленных интервью, которые были воспроизведены в документальном фильме, Джексон по совету юристов стал принимать некоторые превентивные меры. Он предложил мальчику и всему его семейству “авиабилеты в один конец” — в Южную Америку, пообещав, что будет поддерживать материально “до конца их дней”. Он обещал полное прайвэси мальчикам и оплату их учебы. Но семья мальчика от “авиабилетов в один конец” отказалась, якобы по причине того, что самое эффективное лечение рака возможно лишь в Соединенных Штатах. Помимо южноамериканской карты Джексон разыграл и видеокарту. Еще в марте этого года он уговорил мальчика и его мать снять записанное на видео заявление о том, что его отношения с ними “были пристойными и добрыми”. Парируя наперед показания брата мальчика, Джексон заявил на видео, что это братья спали на его кровати, а он — на полу в спальном мешке. Еще одна улика — “любовные письма”, которыми обменивались Джексон и мальчик. Лагерь певца утверждает, что большинство писем написано мальчиком и что вообще вся переписка носит исключительно дружеский характер, без каких бы то ни было сексуальных подтекстов или обертонов.

Брат мальчика — не единственный свидетель, который может засадить поп-короля на долгие годы за решетку. Разговорился и некий Роберт Вагнер, бывший руководитель группы безопасности, охранявшей Неверленд и самого Джексона. Выступая на телевизионном “Today show”, Вагнер утверждал, что Джексон на его глазах “лапал” многих мальчиков. Среди них был и знаменитый голливудский вундеркинд Макколей Калкин. Когда Джексон попытался “облапать” Калкина, последний якобы пригрозил, что больше никогда не приедет к нему в Неверленд.

Роберт Вагнер работал в Неверленде с 1990 по 1993 год. Именно при нем против Джексона было выдвинуто первое обвинение в педофилии. Обвинителем и жертвой тоже был мальчик и тоже тринадцати лет. Тогда Майкл откупился, уплатив родителям мальчика не то 15, не то 20 миллионов долларов. Вагнер утверждает, что это не было одиночным инцидентом. “Меня беспокоило огромное количество детей, которые проходили через ранчо Джексона, — говорит Вагнер. — Их число все нарастало и нарастало. Я стал наблюдать за Майклом, когда он находился с детьми, и очень часто замечал, что он позволял себе сексуально дотрагиваться до них”.

Вагнер, недавно выпустивший книгу “Мои три года работы на Майкла Джексона”, пишет, что наблюдал, как “доверчивые родители” привозили своих чад к воротам Неверленда и оставляли их в полное распоряжение Джексона. Майкл, говорит Вагнер, “катал их на электромашине, возил в зоопарк или по аллее. Сиденья в машине были достаточно просторными, но Майкл всегда щупал детей, касался их ног, держал руки на их бедрах и заднице. Это не было исключением. Это происходило всегда, когда он сажал детей в электромобиль”.



Не один дома

То же самое происходило и в спортивном зале, и в зале для видеоигр. Лишь немногие отказывались от “ласк” Джексона, как это сделал герой фильма “Home Alone” (“Один дома”) Макколей Калкин, бывший фаворитом поп-короля. По свидетельству Вагнера, Майкл приглашал приглянувшихся ему мальчиков в свой личный кинозал — у него их было два. В каждом зале стояли зашторенные спальные кровати, на которые были набросаны подушки и плюшевые игрушки. Майкл оставался там со своими фаворитами часами, что очень беспокоило начальника его стражи, ибо в обоих джексоновских кинозалах не было ни киномеханика, ни кинофильма. Ключи от спальни и кинозалов имели только Майкл Джексон и его верная уборщица. Но по уик-эндам она не приходила и уборкой не занималась.

Вагнер утверждает, что вел точный счет “гостей”, которые в каждую данную ночь проводили время в спальне поп-короля. Дело в том, объясняет он, что в дежурке охраны была грифельная доска, на которой мелом указывалось, кто в какой комнате спит. Делалось это на случай какого-либо чрезвычайного происшествия, например пожара или кражи. Так вот, в квадрате, обозначавшем спальню Джексона, как правило, стояли цифры “2” или “3”...

По Вагнеру, цифры “2” или “3” за время его службы, то есть за три года, составили число 100. Именно столько фамилий мальчиков, спавших в спальне Джексона, было зафиксировано на грифельной доске дежурки. Лондонская газета “News of the World” приводит слова писателя-детективщика Виктора Гутиерреса, изучающего дело поп-короля: “Джексон — хищник-педофил. Его интересы ограничиваются красивыми мальчиками 7—13 лет, всегда белыми, латиносами, азиатами, и никогда цветными или девочками”. Гутиеррес рассказывает следующую историю. Однажды Джексон пригласил прогуляться в Монако мальчика с мамашей. Последней он отдал свою кредитную карту и отправил на шопинг. Мальчика он заставил принять ванну и устроил себе странный стриптиз — снимал с него одежду... зубами!

Следователи и прокуроры, ведущие дело Джексона, буквально висят на телефонах. Только один шериф Санта-Барбары уже получил более тысячи звонков от “родителей совращенных Майклом детей”. Все эти улики тщательно фильтруются: авантюристов и аферистов, желающих пощипать джексоновские баксы, хоть пруд пруди.

Имя мальчика известно, но по традиции в большинстве масс-медиа не называется. И я тоже так поступаю. Могу лишь сказать, что Джексон дал ему ласкательную кличку — Рубба...


(Продолжение в следующем номере.)





Партнеры