Копилка на паях

22 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 627

Политический пофигизм населения, проявленный, например, на последних выборах, говорит о повороте нашего менталитета от высоких материй к прагматике. Мы наконец стали загружать мозги именно экономикой. То есть делать ровно то, что и все нормальные люди в любой нормальной стране.

Там, на благополучном Западе обычный человек — не финансист, не биржевик, не банкир — хранит деньги в банке, а излишки, если они есть, вкладывает в имущество, оформленное в виде ценных бумаг. Большинство американских семей, к примеру, доверяет деньги компаниям, аналогичным нашим паевым инвестиционным фондам (ПИФам). Граждане США доверили им 7 трлн. долларов, мы же отнесли в ПИФы всего

0,3 млрд. долларов. Примерное соотношение — 21000 к 1. Почему? Да потому, что у нас про “инвестиции в ценные бумаги” мало кто знает.

Что же собой представляет этот змий-искуситель капитализма и самое большое изобретение мировой рыночной экономики — фондовый рынок?

Фондовый — значит имущественный, если упростить определение до элементарного понятия. Фонд — запас, накопление, капитал. Синоним слова “основа”.

Раньше акции, облигации, долговые расписки, а еще всякие фьючерсы и опционы существовали в бумажном виде, их можно было потрогать и подержать в руках. В наше время — эпоху компьютерного учета собственности — эти бумаги уже фиксируются в электронном виде, а их владельцам специальные регистраторы разве что выдают выписки.

С помощью интернет-технологий, соединяющих в единую торговую сеть биржи, банки, предприятия и простых вкладчиков, происходит кругооборот мировых ценностей. Макропроцессы перемещения огромных масс денег, принадлежащих миллионам, организуют мировую экономику, заставляя ее вращаться, наворачивая прибыль.

Для европейца или американца инвестиционные фонды являются частью жизни, совершенно нормальным явлением, полезным и выгодным изобретением цивилизации. Для нас — чем-то вроде подстерегающего хищника, стремящегося отгрызть ногу, а то и полностью съесть, чуть зазеваешься. Увы, мы еще не отмылись от пепла, оставшегося после рухнувших МММ, ГКО и прочих завлекательных финансовых воронок. Но нам ничего другого не остается, как наверстывать этот пробел. Именно ПИФы могут послужить для нас мостиком на финансовый рынок.

Вам и не снилось

С момента своего появления в России (где-то с 1996 г.) ПИФы значительно выросли — вместе с деньгами, им доверенными. Есть фонды, в которых деньги вкладчиков за пять лет увеличились почти в 11 раз. Но это особо выдающиеся результаты. Впрочем, средний прирост средств там всегда обгонял инфляцию. Обгоняет и сейчас — в то время, как в банках деньги фактически остаются на точке замерзания: инфляция съедает все проценты по вкладам, как по валютным, так и по рублевым. ПИФы же способны избежать этой напасти. Почему?

Прежде, чем объяснить этот парадокс нашей жизни, небольшое отступление… Нам все время встречаются, даже в массовых телепрограммах, разговоры о биржевых индексах. Зачем о них говорят так много — мы ведь не на бирже? И почему вокруг них так много шума?

Для большинства наших сограждан биржевой индекс — далекое и малопонятное явление, не имеющее отношения к их кошельку. То ли дело — кульбиты доллара. Тут все понятно. Подошел к обменнику — и все видно. Было свыше 30 рублей — а стало почти на рубль меньше…

На самом деле биржевые индексы для большинства цивилизованных иностранцев — все равно что утренняя газета или чашка кофе. По индексам, а не по тому, что и с какой интонацией сказал премьер-министр, они судят о состоянии дел в экономике. Индексы эти растут тогда, когда прибыльно работают предприятия, когда экономика идет вверх, и, соответственно, дорожают акции, а в стране живется лучше и веселей простому смертному…

Сами того не подозревая, мы обречены врубиться в эту кухню — в том числе и ради того, чтобы сохранять свои кровные. Есть такой любопытный подсчет: если 30 лет из года в год вкладывать по 1000 долларов в акции, то к пенсии может сложиться (кто-то сейчас этой сумме просто не поверит!) 290 тысяч долларов. Причем подсчеты тут сделаны на основании общемирового прироста фондового рынка, стоимость которого год от года идет вверх примерно на 14—15% в год. Но такая пенсия получается, если исходить из ситуации в спокойной и престарелой Европе.

В бешеной же России скорости совершенно другие. Рынок акций находится в состоянии головокружительного роста. Цены предприятий (и соответственно их акций) смехотворно низки, и уже поэтому у них колоссальный запас роста. Неспроста ожидается, что скоро к нам начнут ломиться иностранные инвесторы и их деньги. Это о перспективах, но можно вспомнить и о результатах. Что нам европейские 15%? В России фондовый рынок с момента своего появления вырос в 6,5—7 раз. Соответственно тот, кто в 1994 г. заготовил умно подобранные акции, сейчас, даже несмотря на дефолт, разбогател в те же 6,5—7 раз. Такое европейцу и не снилось!

Обыкновенное чудо

Но не сидят ли сейчас там, куда можно было бы отнести свои кровные, новые умельцы типа Мавроди?

Известной гарантией честности инвестиционных компаний, которые создают для людей такие пакеты акций и управляют ими, служит лицензия на эту деятельность, выдаваемая главным госрегулятором фондового рынка — Федеральной комиссией по ценным бумагам (ФКЦБ). Ну и можно ведь посмотреть, сумеет ли конкретный сотрудник такой инвесткомпании, например за год, получить с ваших денег навар хотя бы в размере 15%. Если хотя бы с такой скоростью растет этот самый фондовый организм, значит, этот сотрудник и эта компания умеют работать. Значит, ваши деньги будут расти и дальше.

И, конечно же, надо читать сводки — о биржевых индексах, об их размерах, по которым можно судить о колебании цен на акции и об экономике вообще. К примеру, в 1995 г. российский биржевой индекс был 100 пунктов, потом он вырос свыше 500, пока не случился дефолт, когда он упал до 40. А недавно он достигал 650 с гаком. Сейчас опять стал ниже.

Именно тут и заложен ответ, почему фондовый рынок в общем своем росте обгоняет инфляцию. Он фактически увеличивается в размерах, зеркально экранируя процессы во всей экономике. И деньги, которые в нем крутятся, получают этот же толчок. Либо вверх, либо вниз. В России сейчас идет экономический подъем. Фондовый рынок в такой экономике растет первым. Благодаря и ему тоже инфляция потихоньку замедляется. И потому увеличиваются (при всех колебаниях за год) накопления в ПИФах.

Собственно, всем своим устройством ПИФы и предназначены для того, чтобы деньги в них росли вместе с фондовым рынком. Их отчасти можно сравнить с денежными мешками. Средства разных людей объединяются в единый денежный пул, который передается в доверительное управление специализированной компании, имеющей лицензию на этот вид профессиональной деятельности. Управляющая компания на основе имущества, аккумулированного фондом, создает инвестиционный портфель. Состав портфеля и структура представленных в нем активов зависят от той инвестиционной цели, которая закреплена в правилах доверительного управления фондом, например сохранение реальной стоимости капитала при минимальном уровне риска или агрессивный прирост капитала при повышенном риске.

Иначе говоря, одни ПИФы вкладывают деньги в рискованные инструменты (обычно это акции), другие в более спокойные — к ним относятся государственные облигации. Большинство фондов действует смешанно.

Разобраться в том, на какой риск стоит идти, можно лишь одним способом: посмотрев на результаты деятельности фондов за последний год. Все сведения ПИФы обязаны сообщать совершенно открыто — и это делается на самом деле. Достаточно заглянуть на их сайты — результаты деятельности видны как на ладони. Все понять очень легко. К примеру, в прошлый месяц пай (ваши деньги в денежном выражении) составлял 30 тыс. руб., а в этом он вырос — и написана сумма. Хотите, можете идти в ПИФ и забирать свои деньги уже с приростом.

Механика элементарная. Положил одну сумму — взглянул через какое-то время на результаты работы фонда — забрал. Вот и все. Остается на это решиться — пойти в фонд. Или продолжать держать деньги в чулке. Со всеми вытекающими последствиями для себя, для своих сбережений и для страны.






Партнеры