Анфисин день

29 декабря 2003 в 00:00, просмотров: 701

Все знают, что диких обезьян много в Бразилии, где преизбыток “донов Педров” и богатых наследниц. В последнее время ситуация изменилась: обезьянки пересекают климатические пояса и массово эмигрируют в более холодные широты, например в Подмосковье. За примером ходить далеко не надо: одна из них живет по соседству.

— Ма, обезьяна дяди Саши кушала на дереве сливы и пулялась в меня косточками, — пожаловался как-то мой отпрыск.

То есть наше знакомство с Анфисой, сине-зеленой обезьяной, чей год начнется со дня на день, началось заочно и с легкого непонимания.

Яванской макаке Анфисе 8 лет, что соответствует 24 годам человека, то есть она девушка в самом расцвете сил. Родилась на полуострове Камрань, на территории последней советской военной базы во Вьетнаме. Ее мама жила в неволе практически всю свою сознательную жизнь и в конце концов скрасила свою обезьянью жизнь рождением двух дочек. Одна из малышек досталась уроженцу подмосковной Коломны Александру Зюнову, можно сказать, в подарок, потому что 20 баксов не деньги. Тот работал на базе по контракту и хотел увезти что-нибудь на память и, как сам говорит, в познавательных целях. Сомнений по поводу того, что в России чаще заводят собак-кошек, а не обезьян, не возникло. Фрукты в наших магазинах к тому времени появились в широком ассортименте — остальное приложится, подумал Зюнов. Итак, Анфиса эмигрировала в Россию в годовалом возрасте. Границу пересекала в подсумке для противогаза на груди Тани Зюновой. Тогда еще не было запрета на вывоз макак, так что под пуховиком Анфису никто особенно не искал. Кличку обезьянка получила в полном соответствии с мужской логикой. Саша подбирал имя так, чтобы никто из знакомых женщин не носил аналогичного. Ведь натуры нежные могут подумать, что в честь… Все-таки макака.

Изначально приматом было решено порадовать ребенка, никто не предполагал, что животное вовсе не согласится на роль клоуна, а потребует равенства и взаимопонимания. Макака, как и все обезьяны, животное стадное. Поэтому, повзрослев, она начала с того, что решительно взялась отстаивать свое место под солнцем, ступень на социальной лестнице.

Стадо в ее поле обозрения на тот момент было одно — семья Зюновых. “Построение” домочадцев увенчалось полной Анфисиной победой. Враг бежал, и теперь она вторая после хозяина дома. В силе характера Зюновой-младшей корр. “МК” убедилась на собственной шкуре. Дело в том, что Анфиса, как и любая красавица, ревнива. К проявлениям постороннего женского населения в доме относится категорически. Меня она, к примеру, сразу решила укоротить на ногу. Впрочем, какая женщина выдержала бы такое?! Пришла совершенно незнакомая дама, расселась на любимом стуле, пьет кофе, а хозяин тоже хорош — обсуждает с ней ее, Анфису! Муки ревности привели к тому, что Фиса кинулась на обидчицу и, черт побери, укусила бы, но поводок удержал. В ее карих глазах сверкало восхитительное и такое человеческое бешенство.

Потом Фиса разве что на ушах не ходила, пытаясь переключить Сашино внимание. Тяжела она, обезьянья жизнь, а вы говорите…

Отдельный вольер, всеобщее внимание и вкуснятина — это, конечно, хорошо. Но у Анфисы не было главного — друга. Она понимала, что найти в небольшой Коломне яванскую макаку мужского пола сложно, но все-таки надеялась.

И, наконец, два с половиной года назад свершилось. Саша привез Его. Красавец макак был росл, умен и в целом неординарен. Звали мужчину Анфисиной мечты Иннокентием. Любовь вышла бурной. Со слов хозяина. Вышло так, что Саше надо было отъехать часа на три по делам, поэтому пришлось оставить влюбленных тет-а-тет в домашнем вольере. Уповал хозяин на благоразумие парочки и крепкие прутья вольера.

— Только подъехал к дому и сразу все понял, — смеется Саша. — На первом этаже все занавески набекрень…

До второго этажа Иннокентий добраться не успел, зато на первом все переделал по своему вкусу. То, что можно высыпать, — высыпал, все, что получалось укатить, — выкатилось. Анфиса, как и положено хрупкой женщине, наблюдала за действиями коварного кавалера из вольера и смирно ждала, когда ему надоест безобразничать. Словом, все как у людей: только-только на горизонте одинокой дамы появится какой мужичок завалящий, так обязательно с последствиями.

Иногда и Анфиса ведет себя плохо. Показывает не лучшие стороны своего характера — кусается и царапается. Увы, когда очередной любопытный протягивает руку, чтобы погладить обезьянку, она это воспринимает как посягательство на честь. Ну не ручная она…

Без лишней скромности можно сказать, что число покусанных продолжает расти. Один раз почти до суда дело дошло, пришлось спасать Анфисину репутацию, собирая справки о том, что она физически и психически здорова. Знакомый дантист предложил Саше бороться с кусачестью Фисы стоматологически кардинально — подпилить ей оба клыка. Но хозяева решили, что это уже чересчур. Так что вьетнамка продолжает с кайфом гонять по двору опрометчиво забредших кошек и собак. Гуляет Анфиса летом. Ее привязывают, как козу, к столбику в саду, а поскольку она дама подвижная, трава вокруг столбика очень быстро становится такой, будто стадо кабанов прошло.

Но нельзя сказать, что яванская коломчанка только хулиганить и умеет, она отлично выполняет команды и улавливает малейшую смену интонации. Поскольку по восточному календарю начинается год именно сине-зеленой обезьяны, Анфиса уже вполне ощущает себя главным лицом праздника. В частности, она вполне согласна на корону из мишуры.




    Партнеры