Плюхи от бляхи

16 января 2004 в 00:00, просмотров: 445

Для дачи свидетельских показаний по аварии я пришел в группу разбора ГИБДД Западного округа. Дознаватель сержант Петрыкин заявил, что рассматривать дело он должен приватно, то есть с глазу на глаз со мной. И потребовал у адвоката покинуть помещение. На протест защитника Петрыкин пригрозил, что вызовет наряд милиции, а уж тот обязательно наденет на адвоката наручники и посадит в “обезьянник” за неподчинение. Неужели защитник не может присутствовать при рассмотрении дел?

Андрей СЛЕПЧЕНКОВ.


Конечно же, может! Статья 25.5 КоАП РФ прямо указывает, что защитник вправе не только знакомиться со всеми материалами дела, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, но и непосредственно участвовать в рассмотрении дела и пользоваться иными процессуальными правами.

В суде, например (а группа разбора ГАИ — это такой же, как и суд, орган, полномочный рассматривать дела и обязанный при этом соблюдать те же процессуальные нормы), адвокат или защитник присутствует от начала до конца заседания, задает вопросы участникам процесса, высказывает свое мнение, вносит замечания на протокол и даже протестует, если вопрос, заданный его подзащитному, кажется ему неуместным!

Таким образом, угрожая наручниками и “обезьянником”, сержант Петрыкин не только ограничивает права защитника или адвоката, но и превышает свои полномочия, ибо за реализацию адвокатом своего законного права на участие в процессе ни наручники, ни “обезьянник” законом пока не предусмотрены.

Очевидно, что инспектор Петрыкин, сознательно отвергая требования кодекса, искусственно выводит из процесса неугодных ему защитников, дабы те не мешали оказывать психологическое давление на свидетелей и выбивать из них необходимые показания.

Более того, даже если защитник или адвокат вовсе не являются таковыми, они, согласно статье 24.3 КоАП РФ “Открытое рассмотрение дел”, придя с улицы в качестве обыкновенных ротозеев, имеют полное право присутствовать (правда, молча) при беседе дознавателя со всеми участниками процесса! И уже хотя бы только поэтому их никто не вправе выставлять в коридор!

За выдворение граждан из отделов административной практики Генеральная прокуратура России недавно привлекла к ответственности (вплоть до объявления выговора) ряд должностных лиц столичной ГАИ, особо рьяно выталкивающих за дверь. И за такой произвол подчиненных направила начальнику Управления ГИБДД ГУВД Москвы генералу Казанцеву соответствующее представление.

Похоже, и отчаянный сержант Петрыкин вознамерился подставить своего генерала...


Благодаря объявлению, которое мне пришлось давать в газету с просьбой к очевидцам ДТП откликнуться, через три недели после аварии появились два свидетеля и подтвердили в ГАИ Западного округа Москвы, что в совершении ДТП я не виноват. Однако инспектор отдела дознания Диденко заявил, что по истечении такого срока они не могут быть свидетелями! И обвинил в нарушении ПДД меня. Прав ли он?

Сергей ШЕВАЛДЫШЕВ.


Конечно, нет. Свидетельские показания — это не бычки в томате, у которых существует срок годности. И потому они не могут протухнуть! А должностное лицо, получившее свидетельские показания, может оценивать их только в том, насколько им можно доверять (даны ли они заинтересованными лицами, противоречат ли другим показаниям или фактическим обстоятельствам аварии, даны ли вменяемыми людьми и т.п.). Иначе говоря, критерием оценки доказательств может быть что угодно, только не период их получения должностным лицом.

Поэтому вполне очевидно: либо решение по вашему делу было заказано противной стороной, либо Диденко не знаком с основами действующего законодательства.

Но в любом случае вам необходимо срочно обжаловать постановление в суде, добиться его отмены по причине неполного и не всестороннего рассмотрения дела (без учета свидетельских показаний), а на Диденко накатать жалобу его руководству с просьбой о проведении внеочередной аттестации по причине истечения у Диденко срока профпригодности.

Кстати, сотрудники ОГИБДД Западного округа столицы должны были бы отдать вам часть своей зарплаты, поскольку работу по выявлению свидетелей (прямо возложенную на органы ГАИ) вместо них выполнили вы.


Меня и мою дочь на пешеходном переходе Рублевского шоссе сбили “Жигули”. Инспектор ДПС составил схему аварии и указал место наезда в зоне действия знаков “Пешеходный переход”. В дальнейшем же на схеме самым наглым образом (путем переделывания цифры “0” на цифру “6”) чьей-то рукой место наезда было выведено из зоны пешеходного перехода. И в том, что на нас наехала машина, инспектор отдела дознания ГАИ Западного округа Дозоренко обвинил меня. Как можно бороться с такой грубой подтасовкой фактов?

Елена ХАРИТОНОВА.


Прежде всего вам необходимо обратиться в прокуратуру Западного округа Москвы с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении должностного лица, производившего дознание, по факту фальсификации им доказательств по делу о причинении вреда вашему здоровью. На основании вашего заявления прокуратура должна будет назначить комплексную химико-почерковедческую экспертизу. Не исключено, что по ее результатам будет установлен и сам факт вмешательства в схему, и сотрудник отдела административной практики ГАИ, тайно потрудившийся над ней. И у прокуратуры в таком случае возникнет достаточное основание для привлечения его за фальсификацию доказательств к уголовной ответственности по части 2 статьи 303 Уголовного кодекса РФ, предусматривающей лишение свободы на срок до трех лет.



Партнеры