Лететь с одним крылом

20 января 2004 в 00:00, просмотров: 196

Огромная, как броненосец в доке, “Единая Россия” воздвиглась в Государственной думе. Пока идет обкатка и притирка деталей огромного механизма. Но главные его проблемы видны уже сейчас.


Мнение нашего корреспондента в Госдуме Марины ОЗЕРОВОЙ мы “столкнули” с мнением организатора предвыборной кампании власти в Москве, нового депутата ГД Владимира МЕДИНСКОГО.

1. “Политика? А ну ее...”

М.О.— Когда спикер Госдумы с удовлетворением констатирует: “Время политических баталий прошло”, это вызывает недоумение. Ведь законы в демократических странах появляются в результате публичной политической дискуссии в стенах парламента...

Зачем же нам Дума, если в ней исчезнут споры, в которых представители разных групп населения заявляют о своих интересах и пытаются их отстаивать? Законы, написанные правительством, можно было бы вводить в действие и указами президента, что намного дешевле, чем содержать “штамповочный цех” из 450 жадных на деньги работников...

Изгнание публичной политики из храма законодательства не уничтожит политику вообще — она лишь окончательно переползет в закрытую, подковерную зону и сведется к жестоким клановым “разборкам”. Значительную часть пути в этом направлении наш парламент проделал в предыдущие четыре года. Как-то сами собой появились темы (вроде Чечни), которые нельзя трогать, потому что “на них болезненно реагирует президент”. И темы (вроде ЖКХ или пенсионной реформы), которые нельзя трогать, потому что на них болезненно реагирует население, а широкая дискуссия может подорвать миф об общественном согласии...


В.М.— Для чего нужна партия? Мы убеждены: для того, чтобы быть приводным ремнем между народом и властью. С помощью партии народ формирует представительную власть. А она влияет на власть исполнительную. При такой схеме идеология, в привычном большевистском смысле этого слова, абсолютно не нужна. Нужна программа конкретных действий. А она у нас гораздо лучше, чем у Глазьева. Другое дело, что она несравненно менее популистская. И поэтому ее трудно изложить в двух словах, как, например, в случае с левой программой, сводящейся к лозунгу “отнять и поделить”.

А что, для избирателя принципиально важно, кто именно инициировал разумную и полезную идею? Разумная мысль может зародиться в Кремле, у депутата, у рядового партийного активиста. А партия нужна, чтобы эту идею пробить. Как писал Маяковский: “Единица — ноль. Партия — это миллионов плечи, друг к другу прижатые туго”. Взять, например, совершенно конкретную идею — о запрете движения грузовиков по основным магистралям Москвы в дневное время. Несмотря на то что эта мера, принятая в большинстве западных столиц, абсолютно необходима, она встречает просто дикое сопротивление. Как же, ограничение прав граждан на свободу передвижения! Для того чтобы пробить вопрос по всем законным инстанциям, нужен эффективный механизм. Партия и является этим механизмом.

2. Меньшинства — к ногтю!

М.О.— Уважать оппозиционное меньшинство и прислушиваться к его мнению — это не по-нашему. По-нашему — догнать побежденного противника, повалить его на землю, поставив ногу на грудь, и еще, по традиции южноевропейских мальчишек, помочиться в лицо поверженному...

Поругаться в зале заседаний, повыступать представителям фракций меньшинства пока дают — но пока Дума лишь делила посты и не обсуждала серьезных проблем. Никаких закрепленных в регламенте или законе гарантий того, что мнение меньшинства в парламенте будет выслушано, нет. Включение в повестку дня внесенных им законопроектов или постановлений полностью зависит от доброй воли большинства: на Совете Думы, утверждающем план работы палаты, право решающего голоса имеют теперь лишь вице-спикеры и спикер. Соотношение сил здесь такое: 7 вице-спикеров и спикер — от “Единой России” против трех вице-спикеров от “Родины”, ЛДПР и КПРФ.

Даже если в предложениях представителей оппозиции, их законопроектах или поправках к законопроектам будет обнаружен здравый смысл, почивать на лаврах им едва ли дадут. Как это вовсю практиковалось уже в прошлой Думе, тексты поправок и законов слегка перепишут и внесут... уже от имени депутатов из “Единой России”, правительства, а то и президента.

В общем, меньшинство оказалось в незавидной роли мышки, которой играет наевшийся до отвала кот...


В.М.— Дело вовсе не в учете интересов меньшинства. Представьте себе ситуацию. Пассажиры большого автобуса из нескольких кандидатов выбирают себе водителя. Победитель садится за руль. При этом один кандидат, получивший меньшинство голосов, периодически нажимает на тормоз. Другой двигает рычагом переключения скоростей. Третий через каждые пять минут включает поворотник. Может ли водитель, получивший большинство голосов, нести в таких условиях ответственность за качество перевозки пассажиров ? То, что “Единая Россия” получила руководство во всех думских комитетах, означает, что она берет на себя ответственность за прохождение и качество законов. Мнение меньшинства выслушивается, их предложения рассматриваются. Но контроль за принятием решения должен быть у тех, кто взял на себя ответственность.

3. “Утечка мозгов”

М.О.— Вместе с СПС и “Яблоком” из парламента были выметены несколько грамотных профессионалов, чей авторитет признавали даже политические оппоненты. Борис Надеждин, Алексей Арбатов, Игорь Артемьев и некоторые другие играли положительную роль в “доводке” до ума внесенных правительством и президентом законопроектов.

Нет, Дума не поглупела резко, и в “Единой России” немало хороших специалистов. Но в этой фракции все-таки больше ценится лояльность и послушание, а не профессионализм. И будут ли услышаны критические возражения — сказать трудно.

Но некоторое представление о том, как в новой Думе относятся к правам меньшинства и насколько ценят профессионалов, дает такой факт: в пятницу на заседании почти час решался вопрос о том, можно или нет не входящим ни в какие фракции Михаилу Задорнову, Оксане Дмитриевой и Николаю Гончару работать в Комитете по бюджету и налогам. Нет, не возглавить его или стать заместителями председателя, а просто работать. Напомним, экс-министр финансов Михаил Задорнов возглавлял этот самый комитет в первой и второй Думах, а Оксана Дмитриева несколько лет возглавляла бюджетный подкомитет и была одним из авторов Бюджетного кодекса. В конце концов, Михаилу Задорнову и Николаю Гончару особым голосованием трудиться по специальности разрешили, а Дмитриевой — нет. Она теперь сможет попасть в бюджетный комитет только в том случае, если фракция “Родина” выполнит свое обещание и отдаст одно из полагающихся ей по квоте мест в комитете Оксане Генриховне.


В.М.— У русской интеллигенции есть одна извечная болезнь: считать народ дураками. Если люди в этот раз выбрали других — не “Яблоко” и СПС, это значит, что они решили: правые, может быть, и умные. Но ум у них бесполезный и непрактичный.

4. Они нам теперь напринимают...

М.О.— Уже стала легендой история, донесенная до широких масс депутатом Николаем Харитоновым: как на встрече с думскими политиками летом прошлого года президент признал, что “оппозиция часто бывает права”.

Да, но ее почему-то не слушают. Уже в прошлой, не до такой степени “вышколенной” Кремлем Думе случалось, когда по приказу Администрации Президента или повинуясь воле правительства большинство не принимало во внимание возражения правых или левых, и мы получали законодательные шедевры вроде закона “О гражданстве”. Напомним: его неработоспособность и даже вредность для России признал потом сам президент, и документ пришлось радикально перекраивать... А “замечательный” во многих смыслах закон об обязательном страховании гражданской ответственности автовладельцев?

Теперь, при тотальном контроле над Думой, правительству и Кремлю придется бороться со слишком сильным соблазном просто приказать “принять!” и никого не слушать.

А уж правительство может совсем разбаловаться в таких комфортных условиях. Обычно оно обещало внести те или иные судьбоносные законы “к марту”. Но вносили их лишь к маю, и у народных избранников оставался лишь месяц на работу над ними — потому что впереди были каникулы, а не принять, например, изменения в Налоговый кодекс, нельзя, без этого нельзя сверстать бюджет. Отсюда — спешка, аврал, ночные бдения и халтура.


В.М.— Есть только одна гарантия против того, чтобы Дума превратилась в компостер. Правительство народом не избирается, а вот Дума избирается. Если парламент станет выполнять функцию, как вы говорите, компостера, то он будет рубить сук, на котором сидит. Ведь в этом случае избиратели через четыре года просто проголосуют за совсем другие партии.




Партнеры