Артемий Троицкий: В неволе не размножаюсь

29 января 2004 в 00:00, просмотров: 316

Артемий назначил интервью в бродильном цехе на пивоварне. Пока ставили свет, наводили фокус и “бросали” звук, чтобы снимать его новую программу “Признаки жизни”, Артемий в каске со шлемом возвышался между двумя громадными стальными баками. Одновременно он общался, снимался, отказывался делать дубли, пил пиво и жевал зерна для рекламы со словами: “Это самый позорный момент в моей жизни”.


— Артемий, что (или кто) сподвигло вас на ТВ-проект после пятилетнего перерыва? Вы же зарекались...

— Да, с телевидения я тогда ушел по собственному желанию. Дело в том, что ТВ я не люблю и не смотрю, телепрофессионалом себя не считаю. У меня много других занятий. Я журналист, работаю аж на двух радиостанциях, я преподаю аж в двух университетах, устраиваю регулярно какие-то гастрольные концерты. Делаю много вещей, и все они мне нравятся. А телевидение мне не нравится. Когда я периодически получал предложения от разных каналов, то вежливо их обходил. Но в этот раз все векторы у меня совпали. С одной стороны, продюсер Леня Загальский подстрекал что-то сделать. С другой стороны, мой друг Олег Тиньков хотел, чтобы я вернулся на телевидение, и был готов это дело спонсировать. И телеканал RenTV интересовался моими проектами. По-моему, это сейчас самый качественный канал из всех у нас имеющихся. В результате я просто оказался приперт к стенке. Придумал очень приблизительно концепцию передачи и название — “Признаки жизни”.

— Как собираетесь хулиганить в эфире на этот раз?

— Мне бы хотелось, чтобы программа была совершенно непохожей на теперешнее русское телевидение. Некоторые из моих изначальных предложений для программы были совершенно радикальными. Я хотел, чтобы это было такое трэшевое, пиратское телевидение, сделанное по принципу “чем хуже, тем лучше”. Но, разумеется, эти идеи были скорректированы с учетом традиционных требований. Но я буду продолжать гнуть свою линию на антителевизионную телевизионную передачу.

— Антителевизионная программа, в которой к тому же мало музыки, которой от вас все ждут рискует не набрать рейтинга.

— Изначально и не закладывалось, что наша программа будет музыкальной. Это общекультурная программа, и называется она “Признаки жизни”, а не “Семь нот в тишине”. Признаки наблюдаются во всей жизни за исключением политической, экономической и криминальной. Я считаю, что наша культура очень интересна и по-прежнему жива. И мне бы хотелось сфокусироваться на всем том, о чем приятно, интересно и смешно говорить. А что касается смысла, я с самого начала категорически не хотел, чтобы программа была усугубленно умной, интеллектуальной, занудной. То есть я себя в позе Гордона абсолютно не вижу. Я думаю, “Признаки жизни” будут становиться все лучше с каждым выпуском, и месяца через полтора-два, может, три достигнут исключительного качества.

— Тогда вам грозит участь стать так называемым лицом канала. И принимать участие в “огоньках” и прочих его имиджевых мероприятиях. Как вам такая перспектива?

— Меня она не страшит абсолютно. У меня есть некоторые смешные идеи на счет новогоднего ТВ.

— А еще вы придумали “FM Достоевский”, на радио потом снялись в “Даунхаусе” в роли Тоцкого. Предвосхитили нынешнюю моду на Достоевского, можно сказать. Сериал смотрели, понравилось?

— Я не видел ни одной серии “Идиота”, потому что на самом деле телевидение практически не смотрю. Другое дело, что Достоевский дает массу пищи не только для размышлений, но и для всяческой игры слов. Скажем, одним из вариантов названия вот этой самой передачи у меня было “Наступление и приказание”.

— Рубрику “Розовый блок” у вас в программе ведет небезызвестный персонаж Влад Монро. Вы этим хотите продемонстрировать широту своих взглядов?

— Если говорить о широте именно моих взглядов, то она совершенно не подразумевает нетрадиционные сексуальные ориентации. Я парень занудно натуральный и похвастаться этой широтой никак не могу. Что до Владика, это мой старинный друг, мы знакомы лет пятнадцать. Я верю во Владика как в будущую VIPовую рекламную звезду. Верка Сердючка на его фоне — это просто детский лепет.

— Артемий, ваша карьера началась в 85-м году, когда вы были изгнаны из Института истории искусств. Сейчас с кем-то из бывших коллег связь поддерживаете?

— Из коллег по Институту истории искусств я поддерживаю пунктирные отношения со своим бывшим соседом по секторам Михаилом Швыдким, ныне министром культуры. И встречаемся мы в основном на телевидении, на программах типа “Культурной революции”.

— Вас, нетелевизионного человека, люди до сих пор помнят по программе “Кафе “Обломов”. НТВ, конечно, изменилось, но тот же Парфенов там остался. Не было мысли сделать с ним телепроект?

— Если к моей личности и к “Признакам жизни” проявят интерес другие каналы, а канал RenTV, напротив, решит, что мы для них по какой-то причине не очень интересны, я совершенно не против. Но останется одна большая проблема: я человек свободолюбивый, плохо поддающийся дрессировке, в неволе я не размножаюсь.




Партнеры