Сима-американец

29 января 2004 в 00:00, просмотров: 164

Он приехал на встречу на метро, и я, по скверной журналистской привычке, тут же поинтересовался: мол, узнают люди лучшего футболиста страны 1994 года?

Симутенков как-то растерянно улыбнулся и будто нехотя сообщил: “Не-е, где там... Забыли давно... Хотя вот вчера в переходе подошел человек, автограф попросил. Я, знаешь, удивился...”


А он, если помните, и уезжал так же — без шума и звездного пафоса. Отыграл прилично сезон, забил больше всех, получил долгожданное признание журналистов и болельщиков (футболисты его признали давно) и спокойно уехал в Италию по обоюдному согласию клубов.

— Ну как, доволен зарубежной карьерой — все-таки девять лет отыграл, поездил, попутешествовал?

— Как сказать... Никто, наверное, не скажет, что полностью доволен всем, что было. Скажу так: не жалею. Много было хорошего. Хорошие клубы, хорошие игроки, хорошие тренеры, хорошие страны. Италию ставлю превыше всего. Там осталась частичка души. Как-то по сердцу пришлась нам с женой Италия... Да и клубы — “Реджана”, “Болонья” — многое дали, многому научили.

— Переход в “Тенерифе” — ошибка?

— Ошибся, да. Я уже как-то говорил об этом. Тенерифе — это ведь остров, курорт, это не совсем Испания. Если честно, мне там было трудновато после итальянского профессионализма. Вот, к примеру, едем на игру, а в автобусе музыка, шум, танцы... Будто мы тоже какие-то курортники. Что подстегивало на Тенерифе игроков? Болельщики. Обкидают автобус после проигранной с треском игры камнями, тут уж начинают готовиться посерьезней... Нет, я в той команде чувствовал себя неуютно. И это мягко сказано. Да и вообще жарища...

— Ну а Соединенные Штаты...

— В Канзасе я отыграл почти два сезона и в целом ими доволен. И мной вроде довольны были. Регулярно играл, забивал. Там в лиге все команды примерно одного уровня, может, две чуть получше других, так что в каждом матче — борьба с полной выкладкой.

— Каков уровень футбола в американской лиге?

— Вот-вот... Ожидал этого вопроса... Кому ни скажешь про США, такие глаза делают, словно я играл на Луне. А там, между прочим, вполне приличный футбол. Конечно, с Италией или Испанией сравнивать глупо, но с Голландией, Бельгией, Швейцарией я бы его сравнил без всяких натяжек.

— Ну уж тогда можно и с российским сравнить...

— Не готов ответить. Слишком мало видел игр отечественного чемпионата. Через полгодика, надо думать, отвечу.

— Игорь, зато ты теперь, видимо, стал полиглотом? Да и вообще, как там Америка помимо футбола? Чем дышит?

— Канзас — это самый центр Штатов. Самая середка. Это не Нью-Йорк, не Лос-Анджелес. Город, я бы сказал, небольшой. Центральная улица, что интересно, делит два штата. С одной стороны — Миссури, с другой — Канзас. Американцы в отличие от нас в этом слове ставят ударение на первый слог. Но мне лично английский не слишком давался: понимать понимаю, а говорить стесняюсь: произношение и все такое... Общался в основном по-испански, его многие знают. Все помешаны на работе. Работа, работа, работа! Все остальное, даже для женщин, как бы на втором месте. У них, конечно, есть праздники, но это так, мелочь... Американцы очень законопослушны. Дисциплинированны. И все говорят о карьере. Вот наши мужчины любят поговорить о женщинах, женщины, соответственно, о мужчинах, а там, у меня создалось впечатление, рабочий вопрос вытеснил все остальные... Я бы сказал, Америка — холодная страна... Хотя лично нам жилось там совсем неплохо.

— Удалось посмотреть Штаты, поездить?

— Если честно, не слишком. В основном через игры, через футбол... Ну, еще рыбку половил чуть-чуть на озерах.

— А как ты вообще там очутился?

— Обычная история. “Тенерифе” вылетел из испанской “примеры”. Мне там не нравилось, надо было что-то менять... Вот мой испанский агент и предложил США. Там как раз клуб “Колорадо” искал быстрого нападающего под Вальдерраму. Помнишь Вальдерраму?

— Еще бы...

— Ну вот... Только что-то там сорвалось с “Колорадо”, и мне предложили Канзас. Я подумал и согласился. Надо было выбираться с этого курорта, понимаешь?

— Вполне. А тут у тебя агент имеется?

— Нет.

— Тут, знаешь ли, теперь такие времена, что без агента трудно.

— Я уже понял. Но, если честно, последние дни, недели занимаюсь бытовыми вопросами. Как с утра уеду, так только вечером домой добираюсь! Такая кутерьма идет. Детей в школу и в сад определить надо? Надо. А, значит, прописка нужна. Печати, подписи. Вещи еще не все пришли. Таможня и все такое...

— Бюрократия?

— Да нет, все нормально. Бюрократия — она везде. Ну раз есть такие правила, они приняты государством, их нужно соблюдать. Я к этому спокойно отношусь... Я же только приехал. Разберемся. Поначалу-то всегда трудно.

— Ну а планы какие? В смысле рабочие.

— Какие могут быть планы? Я приехал играть. Физически чувствую себя хорошо, знаю, что готов еще побегать. Если бы еще в паспорт не заглядывали...

— Заглядывают?

— Интересуются. На словах, конечно, иное говорят, но на деле...

— Игорь, если предложат поиграть в первом дивизионе, согласишься?

— Знаешь, когда тебе тридцать лет, на многое по-другому смотришь... Будет хорошее предложение — соглашусь. Да, я играл за сборную, за “Динамо”, в Италии, но теперь... это вроде и не считается. Я привык... я привык, что надо каждый день доказывать, что ты профессионал, что ты лучше других. Это нормально, и обижаться тут не на кого. Вот и Володя Бесчастных играл в первом дивизионе...

Он сказал мне, что пока побегает с динамовским дублем, где работают те, с кем когда-то играл, и укатил... куда бы вы думали? — в институт, куда поступил и обучается через Интернет!

Впрочем, компьютер он освоил давно и был в этом деле чемпионом у футболистов.

Я пожелал ему удачи и подумал, что у тренера, который пригласит Симутенкова в команду, уж с кем с кем, а с Игорем проблем не будет. Он ведь из тех времен, когда к футболу относились серьезно.



Партнеры