Нету больше Мочи!

2 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 262

“В вялом запустении, окружающем город, там, где ложь его роскоши начинает просачиваться в гниль, город показывает свою большую задницу из мусорных ящиков”. В верности слов французского писателя Л–Ф.Селина смогли убедиться жители деревни Ворсино Подольского района. Вот уже три года, как на околице появилась и неимоверно разрослась свалка твердых бытовых отходов. Несанкционированная, но ставшая очень популярной у окрестных хозяйственников.

Когда в ответ на отчаянные призывы жителей деревни мы прибыли на место, так сказать, преступления, здесь уже пытались замести следы. Накануне свалку утюжил бульдозер, разравнивая горы мусора, сваливая часть в овраг, часть вдавливая в землю. Окрестность приняла вид зловещего пустыря, тянущегося на сотни метров вдоль проселочной дороги.

В воздухе тошнотворный запах гнилого мяса. Зловоние источают груды коровьих копыт, слегка припорошенных снегом. С первого взгляда видно, что перед нами не бытовая помойка, сюда на грузовиках свозят промышленные отходы. Землю вокруг покрывает ковер из сотен пластиковых бутылок. Их сбрасывают, видимо, оптом. Из глубины свалки кажется, что кособокие деревенские домишки вырастают прямо из помоечных барханов. Одним краем свалка упирается в село, другим — в берег речушки с характерным названием Моча. Каждый раз власти надеются на русскую зиму. Дескать, скроет все следы снег. Но по весне снег, как это водится, тает, и текут тлетворные ручьи с пустыря под откос, в реку Мочу. Пускаемся на поиск тех, кто должен отвечать за чистоту. Из-за поворота показывается здание местного лесхоза. Дверь заперта, на стук никто не отвечает. Странно: середина недели, разгар рабочего дня... В двухэтажный корпус администрации Вороновского сельского округа доступ оказывается свободным, но в коридорах ни души. Откуда-то из глубин запертого кабинета главы доносятся едва слышные голоса и звяканье посуды. В ответ на стук тоже никакой реакции... Все ясно: пока сюда все кому не лень свозят мусор, в сельском округе празднуют, наверное, день рождения. Жизнь-то продолжается!

Ситуация под Ворсиным — типичная для Подмосковья. Ее мы попросили прокомментировать лидера Экологического союза России Виктора Данилова-Данильяна:

— В России практически отсутствует система уничтожения, стерилизации, утилизации — в любых формах — бытового и промышленного мусора.

Их химсостав становится все более опасным. Сюда попадают хлорсодержащие вещества. А также стойкие органические загрязнители. Больше полиэтилена, пластмасс. Возьмем даже картон. Лет 40—50 назад это было вполне безопасное вещество. Мы могли сжечь упаковку у себя на садовом участке, в печке. Сжигание нынешнего картона стало в высшей степени опасным с точки зрения выделяемых в атмосферу продуктов горения.

А на свалках? Они хоть и называются полигонами, на самом деле это самые обычные свалки, туда просто контролируется доступ — с целью получения мзды. Занимается всем этим так называемая мусорная мафия, но уж если мусор попал на свалку — он предоставлен самому себе: хочет — горит, хочет — нет, если может — тлеет... Самый вредный по объему загрязнения процесс — низкотемпературное горение. На свалках вы открытого пламени не увидите: они дымят, чадят. Все это сопровождается максимально возможным выделением бензоперена, сильнейшего канцерогена, и других крайне опасных загрязнителей. Попытки бороться с мусором приводят к совершенно неадекватным решениям. Покупается устаревшее импортное оборудование. Разумнее было бы использовать отечественные разработки — у нас есть и различные модификации печей. Тому, кто занимается импортом, это выгоднее, чем заниматься отечественными технологиями.




Партнеры