Лже-Aлексей уронил короля

9 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 169

Евгению Плющенко, теперь уже серебряному призеру чемпионата Европы по фигурному катанию, не только в Европе, но и в мире на сегодняшний день равных нет. И это не попытка выдать желаемое за действительное. Равных нет, но уже есть соперники. Один из них — француз Бриан Жубер.

Прошлогодний французский мальчик, который вызывал снисходительную улыбку своим желанием походить на кумира, олимпийского чемпиона Ягудина, и беззастенчиво “стырил” у него знаменитую дорожку шагов из не менее знаменитой короткой программы “Зима”, неожиданно вырос. Причем вырос так, что в штанишки клона Алексея Ягудина его уже никак не затолкать. Бывший просто клоном и даже несколько клоуном, Бриан Жубер, пройдя школу копирования лучших движений и эмоций, стремительно превратился в соперника для “короля” Плющенко. И стоило Жуберу всего лишь пощекотать (блестяще откатав прошлогоднюю, “ягудинскую”, короткую программу) нервную систему Евгения, изрядно подрастраченную уже с начала сезона, как “король” дрогнул.

Николай Морозов — постановщик и знаменитых ягудинских программ, и теперь уже французских, превращается в злого гения Евгения. Произвольную программу Жуберу на музыку из знаменитой “Матрицы” он поставил так, что не возникало сомнений — на льду Нео. Нео, который воплощает наказ Морфеуса: “Я не верю в случайности. Я верю, это наше предназначение — быть здесь. Это наша судьба. Я верю, что эта битва и есть смысл жизни каждого из нас”.

Жубер в Будапеште действительно вышел биться за свою жизнь на льду. И за ним стоял не только гениальный Морозов, но и Ягудин, бывший консультантом у француза в этом году. Не знаю, стоит ли Алексею бросать упрек в том, что, не успев уйти, он уже растит такого конкурента Плющенко. Не Жубер, так другой. Не бывает в мужском одиночном катании пустоты. Может, Ягудин не доспорил с Женей на льду, хотя и выиграл у него на Олимпийских играх. А может, это всего лишь его очередной пиар-ход — не только консультируя, но и громко сообщая о том, что он, зная слабые Женины стороны, научит Жубера обыгрывать русского, заявить о себе как о тренере, творящем чудеса. А может, просто молодость со свойственной ей заносчивостью и желанием продолжать доказывать что-то бывшему сопернику хотя бы таким образом

Больные колени Плющенко, бесконечные обсуждения — будет операция или нет, и правильно ли он делает, что выступает, проигрыш в финале Гран-при из-за невразумительности нового судейства совсем не сопернику Сандю... Находиться все время под током эмоций невозможно. И достаточно было даже не судейского решения — а Женя выиграл у Жубера короткую программу всего лишь одним голосом, — а такого неожиданного для всех накала борьбы, как произошел обрыв психологической линии.

Жубер действительно откатал блестяще (впрочем, как и наш Илья Климкин, который, не стой за программой Бриана тень великого Ягудина и не вноси она определенную интригу в происходящее, мог бы стать после короткой программы и вторым), но лично у меня не то что теплилась, а полноценно жила не надежда, а уверенность в том, что Плющенко в произвольной программе выиграет у француза “в одни ворота”. Ворота оказались французскими.

Ни на секунду за те минуты, что Женя падал — дважды — и еще дважды крупно ошибался, не возникало ощущения, что дело в травмированных коленях. Столь странными были срывы и столь потерявшим душу было само катание. Красивая программа, достойная “шестерок”, рассыпалась после первого же, казавшегося случайным — словно конек попал в какую-то трещину — падения...

После проката внешне вроде бы невозмутимый, но очень бледный Плющенко скажет то, чего от него никак не ожидали: “Колени тут ни при чем. Я хорошо себя чувствовал. Не знаю, что произошло. Наверное, не справился психологически. И соперников у меня давно не было — может, расслабился”.

А тренер Мишин лаконично добавит: “Жубер катался сегодня хорошо как может, а Женя — как может плохо...” И эта фраза стопроцентно напомнила другую: “Ягудин катался сегодня как может хорошо, а Плющенко — как может плохо”, — сказанную четыре года назад на чемпионате мира в Ницце, где Женя впервые допустил такой же необъяснимый и шокирующе безысходный срыв. Алексей Мишин тоже вспомнил Ниццу, но вопросом: “Разве не имеет спортсмен право на неудачу раз в четыре года?”

Олимпийские игры в Турине будут уже не через четыре года — через два. Но Плющенко не молодеет, организм загружается все больше и больше, травмы (о которых спортсмен с тренером стали говорить только с прошлого года, но уже безостановочно) накапливаются, нервы истончаются... А соперники, почувствовав запах пьедестала, звереют. Спорт, конечно, благороден (в идеале), но там тоже царит закон джунглей — и при дележке добычи слабых отсекают. И в Турине лидеру достаточно будет для проигрыша лишь намека на осечку. И тогда даже сегодняшние призеры чемпионата Европы рванут вперед, а уж что говорить о японцах, канадцах, прости господи, американцах?

Лже-Ягудин появился некстати. Женя слишком уязвим был в этом сезоне — на что указывали и небезошибочные прокаты на этапах Гран-при, и больные коленки.

Лже-Ягудин появился очень кстати. Не появись он так нагло, Плющенко вновь соревновался бы сам с собой. А это всегда опасно. Убаюкивает, дает возможность отнестись к себе снисходительно, не заметить то, что не замечать нельзя.

Должна повторить то, о чем сказала вначале: у Плющенко сегодня, несмотря на проигрыш, нет равных. Но специалисты обязаны проанализировать столь сокрушительный срыв — почти всей программы. Хотя надо отдать должное Жене: он боролся до последнего — после падений вдруг исполнял сложнейшие элементы, и это походило на возвращение сознания, которое потом внезапно вновь исчезало.

И Мишину, и Плющенко придется принять нелегкое решение: что теперь делать? Правда, тренер уже успел сказать, что чемпионат мира в марте они не пропустят ни в коем случае. Да и сам Женя заметил, что паниковать не собирается, а будет готовиться к чемпионату и попытается справиться со своими нервами.

Конечно, снимать Плющенко с чемпионата — это и оголить сборную, и самое главное — оставить Евгения с недоумением и растерянностью в душе: “Там, в Будапеште, это был тоже я?”. Не снимать — почти не сомневаюсь: он выиграет. Только какова будет цена — не еще ли большего психологического надрыва?

* * *

Четыре пары, занявшие первые четыре места, плюс колоритные французы — темнокожий гигант и миниатюрная партнерша — вот и все, что можно было выделить в парном катании на чемпионате Европы. Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин и Маша Петрова и Алексей Тихонов — вне конкуренции, но в конкуренции друг с другом.

После короткой программы Таня с Максимом сказали, что это был их лучший прокат в сезоне — так и есть. Видимых ошибок они, несмотря на то что Таня начиная с январского чемпионата России страдала от травмы ноги, не совершили. Но и эмоций особых не потратили — за исключением улыбок и поцелуев уже после того, как отзвучала музыка. Потрясающе элегантные, в очень красивых костюмах, удачливые в техническом отношении, они, похоже, не очень воспринимали Будапешт как старт их мечты. Когда что-то болит — кататься трудно. Когда рядом нет основных конкурентов (а для Тани с Максимом сегодня это несомненно китайская пара, которая появится теперь лишь на чемпионате мира), кататься еще сложнее. И мне кажется, расслабься ребята еще чуть-чуть — первое место могло бы от них внезапно укатить.

Европейское парное фигурное катание сегодня — не самое увлекательное зрелище, если не сказать весьма тоскливое. Когда пятая пара выступает на уровне оценок ниже пяти баллов, поневоле портится настроение. Наши фигуристы который раз уже соревнуются с нашими и с польской парой Дорота Загорска — Мариуш Сьюдек. Ушли из любительского катания щекотавшие нам нервы французы Сара Абитболь — Стефан Бернади, которые в прошлом году в Европе были серебряными призерами, и поляки остались в гордом одиночестве.

В прошлом году Мария Петрова и Алексей Тихонов были так близки к европейскому “золоту” после короткой программы, что страшно занервничали и в результате усыпали лед множеством ошибок в произвольной программе. В этом году казалось, что борьба как таковая их не интересует. Видно было, что они получали удовольствие, наслаждались льдом и вместе с поляками словно доказывали, что возрастные пары, которые каждый год злобные критики и зрители пытаются отправить в какое-нибудь шоу, — это не нахрапистые юнцы. А зрелость, чувственность, выстраданное мастерство. Их сегодняшнее “серебро” очень красивого оттенка, и в довесок к нему — еще три судейских голоса, поставившие Машу и Лешу даже на первое место.

Но бороться с китайцами в Дортмунде придется все же нашей первой паре. Ребята не скрывают, что соревноваться с супертехничными соперниками очень тяжело — они практически не ошибаются. И сознаются, что пока им не хватает такой же уверенности, как и чемпионам мира.

* * *

“Иногда нужно получить по голове, чтобы сделать рывок в решающий момент” — эти слова в прошлом году сказали Петрова—Тихонов, а на самом деле, наверное, может повторить любой член нашей сборной. Особенно Елена Соколова. У Лены сезон начался крайне нервно — с травм, лишнего веса, провалов на этапах Гран-при. Но затем был чемпионат России, и вроде бы к чемпионату Европы все сложилось как надо. Короткая программа ударила по голове — всего лишь шестое место. И — буквально женская “группа смерти” впереди: открытие Будапешта — 18-летняя венгерка Виктория Паук, венгерка же Юлия Себестьян, прошлогоднее открытие Европы — 16-летняя итальянка Каролина Костнер, потрясающе стойкая Елена Ляшенко, еще в 1995 году бывшая призером чемпионата Европы... Женщины ошибок не прощают, тем более такие отчаянные.

Лена сделала во время произвольной программы почти невозможное и, откатав самую сложную в техническом отношении произвольную программу, в последнюю минуту вскочила-таки на пьедестал, на его последнюю ступеньку.

Хорошо то, что хорошо кончается или близко к хорошему. Увы, но что делали на чемпионате Татьяна Басова и Кристина Обласова, оставшиеся в результате ближе ко второму десятку, не совсем понятно. Но, судя по всему, помимо Елены Соколовой в Дортмунд поедет еще одна ученица Виктора Кудрявцева — Юлия Солдатова, которой наконец удалось разрешить свои гражданские проблемы с Белоруссией. Так что главное для той и другой — не бить себя по голове собственными же руками.

* * *

О самом радостном на чемпионате Европы — как всегда, коротко. Татьяна Навка и Роман Костомаров в очередной раз подтвердили, что их “Розовая пантера” и все требуемые танцы сегодня — лучшие. Вкрадчиво, но цепко вкатившись в этот год, они не упускают лидерства ни на секунду. И такое впечатление, что с каждым выступлением становятся все более свободны в каждом движении. Улыбается тренер Александр Жулин, Таня с Ромой просто светятся от счастья — ведь многие специалисты в прошлые годы упорно твердили, что пару никогда не подпустят к пьедесталу: старые, мол, уже, да и со своими прежними многочисленными партнерами намозолили уже глаза судьям вволю. Те специалисты ошибались, и сегодня, пожалуй, в танцах у нас самые прочные и уверенные позиции.

...Будапешт породил очень много размышлений. И, к сожалению, мало открытий для российской сборной. Исключение — Илья Климкин, которого наконец прорвало так, как ожидали многие уже несколько сезонов. Илья был очень хорош в короткой программе, неплохо справился и с произвольной, что и позволило ему в итоге впервые занять третье место на чемпионате Европы. Тренер Ильи считает, что ошибки — это не нервы, а отражение физического состояния Климкина на сегодня. Фигурист несколько месяцев маялся с ногой, тренировки не были стопроцентными, отсюда и результат.

Но отсюда и надежда на завтра. До чемпионата мира время есть, и раз Илья не запсиховал в столь сложной обстановке выяснения отношений Жубера и Плющенко, значит, свою нервную систему он уже укрепил. И самое главное — научил себя, как отмечают многие, работать без поблажек. У него прекрасная техника, замечательные актерские способности, память о талантливом тренере, вырастившем его, — Игоре Русакове, летом умершем от неизлечимой болезни, грамотный тренер сегодня — Виктор Кудрявцев...

Будапешт, хотя и мог бы, не принес нам четыре “золота”, как предрекали специалисты. Но ничего трагического тоже не случилось. Венгерские события — это информация к размышлению. Только размышлять надо грамотно. Потому что, как говорила провидица в знаменитой и переполошившей всех (теперь уже на венгерском льду) “Матрице”, “кое-что в этом мире не меняется, а кое-что меняется”.



Партнеры