Евгений Кафельников: 30 лет—отличный возраст!

18 февраля 2004 в 00:00, просмотров: 280

Таким довольным и жизнерадостным, как сегодня, в день 30-летия, Кафельников не был давно. Впрочем, он явно не из тех, кто болезненно переживает кризис среднего возраста. Да, Женя на перепутье, еще толком не решил, что будет делать дальше — останется в теннисе или уйдет... к примеру, в гольф, но он здоров и полон сил. Его всегда окружают поклонники, донимают поклонницы... Он видит интерес к своей персоне и рыбой, выкинутой на берег, отнюдь себя не ощущает.


Я заметила, что по мобильнику Кафельникову намного проще общаться с людьми, нежели лично. Привычнее, что ли. Когда звонит телефон, Женя обычно уходит куда-нибудь в сторону и беседует довольно долго. У него есть круг близких людей, которых он рад слышать всегда. Журналисты к их числу, понятно, не относятся. Интервью последнее время он не дает принципиально. Мол, о чем говорить — не вижу темы. Но юбилей — особый случай...

“Тренерская карьера? Не все так просто...”

— Значит, никогда не грустишь перед днями рождения?

— Пока у меня нет комплексов по этому поводу.

— Ты уже решил, чем будешь заниматься дальше?

— Я специально взял тайм-аут, чтобы над этим подумать.

— И не страшно упускать время? Для игрока такого класса тридцать — уже весьма достойный возраст...

— Отличный возраст! На самом деле есть много разных вариантов и видов деятельности, которыми я бы мог заняться, но я еще ничего конкретно не решил.

— Спорт, бизнес, политика?

— Точно не политика.

— Может, станешь профессиональным гольфистом?

— Есть такие мысли.

— А что насчет тренерской карьеры?

— Не все так просто...

Как сложатся дальнейшие отношения Кафельникова с Игорем Андреевым, которому Женя помогал готовиться к первому этапу нынешнего Кубка Дэвиса, еще не ясно. Дело пока ограничилось двумя тренировками. Было видно, что во время матча Игоря с Максимом Мирным Женя сильно нервничал, а потом признался Тарпищеву: “Как же я вас теперь понимаю, Шамиль Анвярович!”

Женя не скрывал, что ему трудно решиться на такой шаг — стать тренером и окончательно отбросить игроцкие амбиции. К тому же он слишком привык отвечать только за себя. И однажды откровенно признался: “Меня слишком часто предавали в жизни, я разучился доверять...” Неудивительно, что он боится связывать с кем-то дальнейшую карьеру. Однако Шамиль Тарпищев считает, что Женя мог бы очень много дать Андрееву, тем более что Игорь по натуре человек командный. Особенно это видно на футбольных тренировках — он отлично пасует и чувствует игру...



“Главное, чтобы близкие были рядом”

— Женя, а чего бы ты хотел в качестве подарка? Любопытно все-таки, что может пожелать человек, у которого есть абсолютно все. Из материальных благ, я имею в виду.

— Из материальных благ мне не нужно ничего. В смысле — из подарков.

— А не из подарков?

— Счастья...

— Только и всего?

Женя усмехнулся. Почему-то вспомнилось, как он сказал однажды, что не верит в настоящую любовь, потому как всем женщинам нужны от него исключительно деньги. А потом добавил: “И только деньги... Потому в моей жизни будет только одна любимая женщина — моя дочка...”

— Что ты сегодня дочке пожелаешь?

— Здоровья. Остальное — приложится...

— Праздновать будешь — устроишь крутой банкет?

— Может быть... Настроение у меня хорошее, хочется, чтобы был веселый праздник.

— С кучей народа?

— Да нет, в узком кругу. Главное, чтобы все близкие были рядом.

Среди лидеров мирового тенниса мало кто дружит между собой. Так что ждать поздравлений, скажем, от того же Агасси если и можно, то только по факсу. Другое дело — Марат Сафин, с которым у Жени всегда были добрые отношения, несмотря ни на что. Даже внутренняя конкуренция их не сломала, потому что Марат как человек добрый и самодостаточный всегда понимал амбиции Жени и готов был в чем-то уступить. И как бы ни сложилась карьера Кафельникова и Сафина в будущем, пройденный вместе от начала до конца Кубок Дэвиса-2002 связал их навсегда.

Конечно, заранее Марат бы все равно не рассказал, какой сюрприз собирается приготовить Жене на тридцатилетие. Никто не хотел раскалываться по поводу подарков. Даже Шамиль Тарпищев, который знает Кафельникова с 12 лет и оттого, может быть, сильнее многих переживает за его дальнейшую судьбу.



Шамиль Тарпищев: “Он мог бы выиграть больше...”

— Вы давно знаете Женю, Шамиль Анвярович, — еще в детстве увидели в нем будущую звезду?

— Иначе бы мы не стали с ним возиться. В то время, когда он появился, у нас просто не было возможностей тренировать неспособных детей.

— Как думаете, Женя сможет стать хорошим тренером?

— Опыт у него богатый. Но будет сложно. У него слишком мощное собственное “я”. Он всегда делал только то, что хотел. А теперь жизненная ситуация изменилась, и приходится подстраиваться — делать не то, что хочется, а то, что надо. Это слишком болезненно — в корне ломать собственную натуру. Даже время тут вряд ли поможет. Ведь когда-то тренер Лепешин даже ночевал у Кафельникова в номере, чтобы хоть как-то его контролировать. И в блестящей Жениной карьере это сыграло не последнюю роль...

— А мне всегда казалось, что личность таких заслуженных людей, как Кафельников, — самоценна. Они имеют право быть такими, какими хотят. Может быть, Женя и стал такой звездой именно благодаря своей строптивости, неуправляемости. У великих свои причуды...

— То, что Кафельников сделал для нашего тенниса, — переоценить невозможно. Он совершил настоящий прорыв. Стал первой ракеткой мира, выиграл Олимпиаду, Кубок Дэвиса... Но он мог бы выиграть еще больше — процентов на 30... Если бы не был таким строптивым!

— С виду Женя производит впечатление человека замкнутого, не скажешь, что он из тех, кто любит отрываться...

— Просто он всегда был неуправляем.

— Но вам же как-то удавалось с ним справляться?

— Главное, чтобы человек думал, что все решил он сам, и не задумывался, что кто-то стоит за его поступками. Это психология тренера, которая принципиально отличается от психологии спортсмена.

— Значит, в этом ваш главный принцип как тактика и стратега нашей теннисной сборной?

— Именно так. Потому, наверное, меня сейчас так активно из тенниса зовут в футбол, и я даже подумываю, чтобы согласиться...

— На Высшую лигу?!

— Нет, либо на вторую, либо на первую. Потому что я люблю создавать с нуля, а не использовать то, что предлагают.

— А теннис бросите?

— Нет, просто у меня появится дополнительная разрядка. При нервных капитанских нагрузках совсем не лишняя.

— Хотелось бы, чтобы у вас появился достойный помощник в лице Кафельникова. Для других игроков он всегда будет наглядным примером, чего можно достичь и к чему надо стремиться. Только теперь, когда ему исполнилось тридцать, он будет для многих уже не Женей, а Евгением Александровичем.

— 30 лет — разве это дата? Молодежный праздник, так и надо к этому относиться.

— А как же насчет подарка — что, если не секрет, презентуете юбиляру?

— Трудно тут что-нибудь придумать. Это должно быть что-то особенное, чувственное...

— Эксклюзивный комплект мужского белья?

— ...Ход твоих мыслей мне понятен...

— Нет, ну правда, хоть намекните...

— Даже не пытай, раньше времени все равно не скажу. А вообще, если честно, — он сам не подарок...

Ну а что мы могли бы пожелать Жене от “МК”? Только любви. Пусть он встретит настолько богатую и красивую девушку, чтобы ни о какой корысти с ее стороны даже речи не шло. Живет же счастливо Андре Агасси со Штеффи Граф и, между прочим, во многом благодаря ей так успешно вернулся на корт...






Партнеры