Чайна! Bон из тауна!

1 марта 2004 в 00:00, просмотров: 189

Все было, как в давешних сюжетах про “зачистки”: вооруженные автоматами омоновцы в масках, деревенский дом с хозпостройками, крики “На выход с документами!”. Только место действия не Шелковской район Чечни, а Щелковское шоссе — село Щитниково Балашихинского района. А в качестве “местных жителей” — китайцы.

Корр. “МК” приняли участие в рейде ГУВД области “по проверке паспортно-визового режима”.

Вечер. В заснеженных дворах — ни души. В том, о котором поступил “сигнал”, — тоже. Хотя, по предварительной информации, в глубине участка за неприметным деревенским домом скрывается целое китайское поселение — этакий “чайнатаун”.

...Первыми во двор, освещенный только придорожными фонарями, проникают омоновцы (отряд 10 человек из Сергиева Посада). Затем через открытые изнутри ворота вбегают остальные — сотрудники паспортно-визовой и миграционной служб ГУВД. Действительно, за старым деревянным домом обнаруживается свежепостроенный барак из пеноблоков. Автоматчики выводят первых подвернувшихся под руку жильцов: мужчину и женщину средних лет.

Пока проверяются остальные помещения, омоновцы перебегают дальше. В продольной стене барака — с десяток дверей. Проходим в одну из них и попадаем в маленький предбанник. Прямо — две жилые комнаты, направо — что-то типа кухни: кастрюли, примус, рукомойник... Напоминает блок в институтском общежитии, только размеры комнат — 2 на 3 метра, если не меньше. В одном из жилищ, откуда только что вывели хозяев, следы домашнего уюта — маленький телевизор с DVD-приставкой.

Через 15 минут суеты все стихает. Китайцев собирают в одно помещение. Человек у дверей ведет счет по головам: 17, 25, 40… Есть время немного осмотреться. Поселение занимает территорию соток в 15. Причем бараки построены так, что с шоссе абсолютно не просматриваются. Так же, как и огромная спутниковая антенна на внутреннем скате старого дома. С ее помощью можно, наверное, ловить даже китайские телеканалы.

На контакт китайцы не идут, делают вид, что по-русски не понимают. Хотя рыночным минимумом (все они торговцы) каждый, безусловно, владеет. Чтобы разузнать историю чайнатауна, стучимся в соседний дом.

— Танька там жила. Потом продала дом и переехала в Москву, — сообщает бабуля. — А кто его купил, не знаю. Китайцы стали приезжать постепенно — один, второй… Сколько их там живет сейчас, понятия не имею. Мы с ними не общаемся. Но неудобств от них нет: их не слышно и не видно. Только когда по утрам на автобусную остановку мимо проходят, мы их и замечаем.

В “китайском” дворе идет подготовка к погрузке в “Газели”. Тем, кто выскочил налегке, дают возможность одеться потеплее, переобуться. Китаец Шэнь Яньджунь переводит соотечественникам команды милиционеров. Главное требование — взять с собой документы. Паспорта, однако, оказываются далеко не у всех. В паузе обращаемся к переводчику. На плохом русском он объясняет, что все эти люди приехали в Россию легально, по приглашениям фирм. Здесь они снимают жилье у хозяина-китайца, который сейчас куда-то сбежал.

Собранные в кучки по 15—20 человек, вырванные на мороз из своих убогих, но теплых клетушек “лица китайской национальности” вызывают сочувствие. Как же плохо надо жить на родине, чтобы всеми правдами и неправдами стремиться в чужую холодную страну за 10 тысяч верст от дома?

— А нашу страну не жалко? — реагирует один из милиционеров, с которым я поделился своими впечатлениями. — Десять лет мы проявляли это странное гостеприимство, проблемой никто не занимался. И что имеем? Только в Москве и области 2 миллиона нелегальных мигрантов. Все работают, и ни один из них не платит налогов. А у меня зарплата 7 тысяч, у отца пенсия — 2 тысячи. Это нормально?

На сотрудников Балашихинского ОВД, куда тремя микроавтобусами свозят задержанных, вся честная компания сваливается как снег на голову. Операция готовилась с повышенной секретностью, даже райотдел в известность не поставили. Блицразбирательство дает такие результаты: из 43 человек 27 — без каких-либо документов, у 13 — просрочена виза, но есть московская регистрация (!), у одного нет ни визы, ни регистрации, и только двое находятся на территории России легально (правда, имея московскую регистрацию, живут почему-то в Подмосковье).

— Тех, что с документами, сейчас сразу оформляем и дела по ним передаем в суд, который решит вопрос о выдворении, — рассказывает о дальнейших действиях начальник миграционного отдела ГУВД Олег Молодиевский. — С теми же, кто без документов, дело обстоит сложнее. Их отвезут в приемник-распределитель. По каждому отправят запрос в посольство. Если там признают своих, их тоже ждет известный маршрут: суд — Китай.

А вот если не признают… Тут-то и возникает “неувязочка”, из-за которой борьба с “черной” миграцией сегодня часто идет вхолостую. Неопознанного человека никуда отправить нельзя. Будь он по всем приметам хоть трижды китаец, но, если нет документов, он бомж, человек, можно сказать, мира. Поэтому недостатка работы у миграционных служб в ближайшее время не предвидится.




Партнеры