Фрадков подкрался незаметно

2 марта 2004 в 00:00, просмотров: 572

“Лучше полный ноль, чем отрицательная величина” — так один бывший высокопоставленный сотрудник аппарата правительства прокомментировал назначение Михаила Фрадкова новым российским премьером. Этот кадровый шаг президента действительно вызывает много вопросов. Путин пообещал, что новым главой правительства будет человек-символ, глядя на которого любой россиянин поймет, в каком направлении страна будет идти в ближайшие четыре года. Как в этом контексте понимать возвышение чиновника, чье имя неизвестно 90% населения страны?

Напрашивается лишь одно объяснение: ВВП уже не раз намекал, что с ельцинским наследием в российской политике пора кончать. Если взять типичного сановника ельцинской эпохи и заменить его качества на противоположные, то получившийся портрет будет до боли напоминать как раз Михаила Фрадкова.

Борис Николаевич любил окружать себя яркими и противоречивыми фигурами — Гайдар, Чубайс, Немцов, Лебедь, Черномырдин... Ко всем этим политикам можно относиться по-разному. Но назвать их блеклыми язык мало у кого повернется. Нового главу правительства все знающие его люди, напротив, характеризуют однозначно: хороший специалист по внешнеэкономическим связям и сам по себе приятный человек. Но вот назвать Фрадкова яркой фигурой не решится, наверное, никто.

Ельцин назначал на высокие посты настоящих русских мужиков, любящих жизнь во всех ее проявлениях. Одного из представителей этой плеяды — красавца Михаила Касьянова — бывший президент даже оставил Путину в наследство. Но ВВП, как мы можем убедиться, предпочитает другой тип чиновников. Красотой, наверное, они тоже отличаются. Но, очевидно, внутренней.

Ельцин ценил в обладателях высших постов самостоятельность. В детали бывший президент, как известно, вникать не любил. Фрадков, напротив, известен как исключительно добросовестный исполнитель. Вся биография Михаила Ефимовича свидетельствует о том, что и в премьерском кресле он не предпримет ни одного движения, не посоветовавшись с Кремлем.

При Ельцине премьерам дозволялось в ограниченных пределах заниматься политикой. Фрадков всегда демонстрировал предельную аполитичность. Хорошо знающий Михаила Ефимовича Иван Рыбкин предсказал, что он будет очень-очень техническим премьером. Наверное, в данном случае Рыбкин абсолютно прав.

Ельцин обожал задиристых чиновников, которые умеют подраться и за себя постоять. Помнится, в 1998 году кремлевский управделами Бородин сумел даже убедить президента отменить уже подписанный указ о его отставке. Фрадков отличается прямо противоположными качествами. Он единственный министр в современной российской истории, чье ведомство упраздняли целых три (!) раза. В 1998 году было ликвидировано возглавляемое Фрадковым Министерство внешнеэкономических связей. В 2000 году — руководимое Фрадковым Министерство торговли. А в 2003-м — возглавляемая им же Служба налоговой полиции. И каждый раз Михаил Ефимович брал под козырек и безропотно исполнял веления начальства. Можно предположить, что, если в Кремле вдруг решат упразднить само правительство, Фрадков идею поддержит и с заданием справится.

Ельцин тоже не чурался назначать силовиков на высшие посты в государстве. Но при нем такое назначение вполне мог получить и чисто гражданский человек. При Путине если штатского назначают на высший пост, то во многих случаях у него очень быстро обнаруживаются связи с силовиками. Взять, например, Бориса Грызлова. В 2000 году считалось, что он фигура чисто гражданская. Потом вдруг выяснилось, что и с нынешним директором ФСБ они в свое время сидели за одной партой в школе. Да и работал Грызлов в институтах, которые в советское время были тесно связаны с органами. Фрадков, похоже, фигура из того же ряда. Согласно его официальной биографии, Михаил Ефимович всегда был чисто гражданским человеком. Но в политических кругах много говорят о его очень хороших отношениях с кремлевскими людьми в погонах. Некоторые даже называют Фрадкова “силовиком в гражданской шкуре”.

В 1852 году пришедшая к власти в Англии партия тори сформировала новый кабинет из мало кому известных личностей. Имена министров были тут же сообщены национальному герою, победителю Наполеона — герцогу Веллингтону. После каждой фамилии глуховатый герцог изумленно восклицал: “Кто-кто?” Эта кличка так и прилипла к новым министрам. Кроме как “правительство кто-кто” их никто и не называл. Аналогия с новым российским премьером налицо.

“Правительство кто-кто” в Англии продержалось у власти всего несколько месяцев. Российскому “правительству кто-кто” суждена, видимо, более долгая жизнь. Путин не любит быстро менять однажды назначенных им сановников. Можно даже предположить, что вскоре россиян сумеют убедить, что в сложившейся ситуации Михаил Фрадков — это просто идеал премьера. Вчера такие попытки уже начались. Типичным можно счесть, например, выступление губернатора Псковской области Михайлова. Простодушный воевода так прямо и заявил: “Нового премьера видел только один раз — на премьере спектакля “Борис Годунов”. Но считаю его назначение исключительно удачным ходом президента”.

Для власти в назначении Фрадкова премьером есть одна безусловно положительная сторона. Кремль в очередной раз доказал свое “интеллектуальное превосходство” над журналистами “качественной прессы” и прочими политическими прогнозистами. Сразу после отставки Касьянова “МК” написал, что предсказать, кто станет новым шефом Белого дома, абсолютно невозможно, и поэтому над этим вопросом лучше не мучиться. Большинство политических Нострадамусов не согласилось. В результате во вчерашнем номере одной из “самых качественных” газет было написано, что новым премьером “с 100-процентной вероятностью” станет либо Козак, либо Сергей Иванов. Если воспринимать политику как игру в прятки, то в Кремле сидят самые настоящие политические гроссмейстеры.

Наверное, у нового премьера действительно есть хорошие качества. Можно не сомневаться, например, что он как внешнеэкономический профи сумеет наладить наши отношения с Евросоюзом. Благодаря “легкой руке” Германа Грефа сейчас мы балансируем на грани торговой войны. Вскоре это отойдет в прошлое.

Но достаточно ли этого, чтобы назначить человека на второй по важности пост в государстве? Некоторые оптимисты надеялись, что премьером второго путинского срока станет какой-нибудь идеолог экономических реформ, и в Белом доме наконец появится единая команда. Теперь об этих надеждах можно забыть. Можно, конечно, двигать реформы из Администрации Президента. Но зачем создавать такую сложную бюрократическую структуру? Можно также дать Фрадкову хороших замов, которые двигали бы реформу. Но такая комбинация гарантирует постоянную борьбу за власть и перетягивание каната в Белом доме.

ЕГО НЕ ЗНАЛИ В ЛИЦО

В понедельник утром политическая и деловая элита страны замерла в ожидании имени нового премьер-министра. Да что там элита — вся страна желала знать, с кем президент Путин собирается совершать прорыв в свой второй срок. И вот в 10.20 утра огромная колонна думских “БМВ-7” с номерами 001, 002, 003 и т.д. двинулась вокруг Кремля. Лидеры “Единой России” спешили на консультацию к главе государства. Исполняющий обязанности премьера и его заместители к этому времени уже собрались в зале Совбеза. Им должны были объявить о решении сразу после консультаций.

Журналистов подвели к задним дверям представительского кабинета президента без нескольких минут одиннадцать. Часы отбили полный час, но ничего не произошло... Путин опоздал на полчаса — сорок минут. Когда он вошел в кабинет, депутаты явно бодрились. Президент сразу сказал, что все пять дней консультаций были посвящены напряженному раздумью — кого представить стране. Депутаты в этот момент радостно закивали, давая понять, что думали не меньше, чем президент. Судя по тому, что произошло дальше, видимо, думали даже больше, чем он. Потому что просто вспомнить кандидатуру, которую назвал ВВП, было, мягко говоря, непросто.

Сами консультации прошли за закрытыми дверями, но в начале первого репортеров снова завели в зал. Путин сообщил им о своей радости. Ведь его мнение назначить Михаила Фрадкова совпало с мнением лидеров парламентского большинства. И радость президента понять было несложно — ведь такое совпадение мнений иначе как чудом и вправду считать нельзя. Сразу после того, как президент поделился своей радостью, он сам сказал: “Прессе спасибо”. Но в толпе журналистов и чиновников раздалось нервное хихиканье, кто-то негромко, но отчетливо выругался матом. Глава Администрации Медведев улыбался как-то особенно робко. Шок — это по-нашему...

На подход к очумевшим журналистам мужественно вышли Грызлов и Жуков. Они собирались с духом минут двадцать и, надо отдать им должное, не путались в имени-отчестве нового премьера. Перед этим, говорят, Владислав Сурков рекомендовал им следить за выражением собственных лиц. Каждый в превосходных тонах вспоминал о своей работе с Михаилом Ефимовичем. Иногда лица выступавших озаряли радостные улыбки, иногда покрывала пелена озабоченности. То ли Грызлов с Жуковым радовались, что им не назначили никого из предполагаемых конкурентов — Иванова, Козака, Кудрина... — то ли вспоминали о Фрадкове что-то личное. Например, Грызлов мог вспомнить, как весной прошлого года на своем брифинге критиковал работу налоговой полиции, которой как раз и руководил тогда нынешняя надежа государства. Ни одного вопроса Грызлову и Жукову задать не дали, и они быстро ушли из Кремля.

После “единороссов” Путин отправился к вице-премьерам и министрам, которые уже засиделись в ожидании. К моменту прихода президента им уже сообщили имя будущего начальника. Министры тоже хотели продемонстрировать свою мужественность и всячески демонстрировали веселое расположение духа. Но когда ВВП начал говорить, продолжал хорошо смотреться один Христенко. Ни один мускул не дрогнул на его лице. А Кудрин и Иванов стали чем-то неуловимо напоминать Грызлова десятиминутной давности. Даже Николай Платонович Патрушев, который, по некоторым данным, приводил Фрадкова к Путину где-то месяц назад, выглядел очень сосредоточенным и нахмуренным.

Путин не стал придумывать ничего нового и еще раз сказал о достоинствах нового премьер-министра. Также сообщил радостную новость о том, что тот в течение одного-двух дней прилетит в Москву. Видимо, это означало и то, что предложение Михаил Ефимович получил от президента по телефону.

На этом понедельничное правительственное шоу закончилось. В прямом смысле обалдевшие журналисты стали расходиться. Кто-то из чиновников стал вспоминать о хороших качествах Фрадкова. Но был остановлен вопросом: идет ли речь о том самом человеке, после которого были последовательно расформированы все три министерства и ведомства, которыми он руководил? Выяснилось, что речь идет о том самом человеке. Естественный вопрос — означает ли назначение Фрадкова неизбежное упразднение и расформирование всего кабинета министров — повис в воздухе.

Если говорить серьезно, то на должность премьер-министра предложен классический чиновник старой советской школы. Чиновник, судя по его биографии, всю жизнь сотрудничавший с силовыми структурами. Все вместе это может означать только одно — России вообще больше не нужен глава правительства. Эта площадка зачищена “ниже травы”. Непосредственно кабинетом теперь будет управлять лично президент. Видимо, он один и составляет собственную команду, с которой он собирается совершать прорыв. По сути, мы наблюдаем уникальный эксперимент — может ли человек с абсолютными полномочиями управлять в одиночку такой огромной страной.



“ТАЙНЫЙ” СИЛОВИК

Родившегося в 1950 году в Самарской (а тогда Куйбышевской) области Михаила Ефимовича Фрадкова не отнесешь к “питерским” — он даже учился в Москве, в станкостроительном институте, который благополучно окончил в 72-м. Но с большой долей вероятности его и чекистов объединяет общее профессиональное прошлое. Иначе трудно объяснить почти годичный перерыв между окончанием учебы и началом трудовой деятельности (тунеядцев тогда не жаловали, зато этот срок идеально вписывается в годичное обучение еще в одном учебном заведении, не склонном себя афишировать), а затем — с 1973 года — двухлетнюю командировку в Индию, где юный выпускник работал в аппарате советника по экономическим вопросам при посольстве СССР. Как правило, эту должность в то время занимали офицеры ПГУ КГБ.

Первая работа определила и последующий жизненный путь потенциального премьера. С 1975 по 1991 год Михаил Ефимович последовательно шел по карьерной лестнице в Госкомитете по внешнеэкономическим связям СССР, а затем и в МВЭС (министерстве по тем же связям). После возвращения из Женевы в 92-м резко рванул вверх: стал заместителем министра внешнеэкономических связей, с октября 93-го — первым замом. А в 97-м — полноценным министром. Впрочем, ненадолго: буквально через год его ведомство пало жертвой реорганизации, проведенной тогдашним премьером Кириенко.

Потом ушел было в бизнес: ровно год — с мая 1998-го по май 1999-го — Фрадков возглавлял одну из крупнейших страховых компаний — АО “Ингосстрах”. Но вскоре был вновь востребован Верховным главнокомандующим, который назначил его министром торговли в первое правительство премьера-чекиста Степашина.

Судьбу своего начальника (Степашина) Фрадков не повторил и сохранил свою должность уже при премьере-чекисте Путине.

Смена состава правительства после предыдущих президентских выборов привела к очередной реорганизации кабинета. После плановой отставки и упразднения министерства Фрадкова командировали в Совбез — на должность первого заместителя секретаря.

В марте 2001-го он возглавил Федеральную службу налоговой полиции. Именно в тот период активные операции налоговых полицейских проходили в лучших карнавальных традициях, отчего и получили в народе прозвище “маски-шоу”.

Через два года и это ведомство было упразднено. А Михаила Ефимовича отправили представлять Россию при ЕС в ранге федерального министра.

Фрадков — полковник запаса. Женат, имеет сына и дочь, владеет иностранными языками. По крайней мере достоверно известно про английский и испанский.



ГДЕ ВВП МОГ ПЕРЕСЕЧЬСЯ С ФРАДКОВЫМ?

Вариант первый. 70—80-е годы.

Внешнеторговые работники всегда были очень близки к внешней разведке. Одни из них “по совместительству” работали еще и на Лубянке, другие — как минимум поддерживали с органами тесные контакты.


Вариант второй. Первая половина 90-х годов.

Путин — руководитель внешнеэкономической сферы второго города России. Фрадков — в качестве заместителя и первого заместителя министра — занимается тем же самым на федеральном уровне.


Вариант третий. Вторая половина 90-х годов.

Путин — крупный кремлевский чиновник, а затем директор ФСБ. Фрадков — министр внешнеэкономических связей. Госслужащих такого ранга не так уж много. Все они плотно общаются между собой.


Вариант четвертый. 1999—2000 годы.

Путин — премьер, Фрадков — член его кабинета министров.


Вариант пятый. 2000—2004 годы.

В первые годы путинского правления Фрадков несколько месяцев был заместителем одного из самых доверенных советников ВВП — тогдашнего секретаря Совбеза Сергея Иванова. Затем Михаил Ефимович руководил налоговой полицией. А силовые структуры в путинской России, как известно, находятся под плотной опекой хозяина Кремля.



Наш эксперт

Михаил Делягин, экс-помощник премьера по экономике:

Фрадков одним из первых понял логику путинского режима. Природа наделила его большим здравым смыслом и сверхлояльностью. Все, что шло сверху, он понимал правильно. К примеру, расформирование ФСНП, которое он возглавлял, он только приветствовал. Или по крайней мере делал вид, что приветствовал.

Путину нужен был силовик. А из всех силовиков Фрадков — чуть ли не самый либеральный. Идеальный вариант — самый несиловой силовик. Разумный и спокойный человек. По убеждениям — крепкий государственник. Понимает, что государство должно защищать конкуренцию и права личности, проводить антимонопольную политику. И одновременно осознает, что нельзя все реформы подчинять исключительно интересам бизнеса, забывая о людях.

“Такой же, как я” — человек с силовым государственным менталитетом, но конкретным опытом экономической работы. Фрадков будет идеальным техническим премьером, которого никто и никогда не сделает политическим.



Сотрудники о своем шефе

Из бывшего Министерства внешней торговли:

— Хороший специалист, не более. Обо всех проблемах отечественного экспорта знает не понаслышке. Вероятно, с его приходом наконец-то будет решена проблема торгпредств.


Из ФСНП:

— Многие офицеры отмечали сверхлояльность своего нового шефа к высшим эшелонам власти. В случае если непосредственно от Фрадкова требовалось принять определенное решение по “острому” вопросу, тот никогда не принимал его, как говорится, с кондачка. И ставил свою визу на документе или отдавал устное распоряжение лишь после того, как имел возможность посоветоваться с кем-нибудь из старших товарищей.







Партнеры