Трансвааль, Tрансвааль, боль моя...

3 марта 2004 в 00:00, просмотров: 174

Что мы знали о “Трансваале” до 14 февраля 2004 года? Да почти ничего. Разве что кто-то мог напеть популярную некогда песенку “Трансвааль, Трансвааль, страна моя...”. А в связи с чем она была так популярна — уже мало кто скажет. А жаль. Ибо между песенным “Трансваалем” и нынешним “Трансваалем” можно обнаружить очевидную связь.

Начнем с песни, созданной на стихи малоизвестной поэтессы Г.Галиной и посвященной войне южноафриканских буров за независимость против англичан. Не знаю как в ЮАР, но в России сегодня ее уже не поют. Хотя ситуация у нас в стране очень напоминает ту, столетней давности: чеченские сепаратисты всеми доступными способами заявляют миру о своем нежелании подчиняться России. Взрывы жилых домов, вокзалов и электричек, захват больниц... Этот кошмар длится уже целое десятилетие. На чеченской войне многие политики сделали себе имя, но еще больше — потеряли его. Но на ходе войны это не отразилось. А если и отразилось, то только в сторону еще большей беспощадности и бессмысленности. И снова взрывы, снова захваты заложников. И не где-нибудь, а в Москве. “Норд-Ост”, взрывы на рок-концерте, недавний теракт в метро... И буквально через несколько дней — трагедия в аквапарке.

Еще не успела осесть пыль от рухнувшей крыши, еще из-под завалов продолжали извлекать живых и мертвых, но уже была сформулирована, утверждена и озвучена “строительная версия” произошедшего. Точнее, приговор: во всем, мол, виноваты строители и проектировщики. И что интересно: сначала вынесли приговор и только потом создали комиссию. Словно спохватившись.

Потом выяснилось, что комиссий не одна, а целых две. Правда, ясности в ситуацию это не внесло. О чеченской версии трагедии в аквапарке напрочь забыто. А почему? Разговоры идут в одном направлении — техногенная катастрофа. В нее даже, кажется, уверовал и столичный мэр, сгоряча заявивший о том, что за “Трансвааль” несут ответственность московские власти.

Но даже такое признание не остановило тех, кто во всем хочет видеть вину московского правительства и его главы. Решили заодно “привлечь к ответственности” заслуженного человека — архитектора Нодара Канчели, объявив, что из свидетелей по делу он по решению прокуратуры переведен в разряд подозреваемых. То есть практически стал преступником. Дальше вспомнили о жене мэра — она-де купила этот аквапарк. Или хотела купить. Или просто как-то приезжала сюда полюбоваться. Одним словом, как-то причастна к аквапарку. Неважно как. Как в том анекдоте — то ли она пальто украла, то ли у нее. Но что-то там было...

Между тем, как показывает расследование, утверждения о том, что в катастрофе виноваты строители-халтурщики, выглядят небесспорными. Фундамент аквапарка оказался крепким и не подвержен никаким колебаниям. Колонны выдержали испытание на стойкость. Да и “поехавшая крыша”, по мнению специалистов, сама по себе поехать не могла. Если ее, конечно, не подтолкнули...

А если все-таки это теракт? Говорят, камеры видеонаблюдения незадолго до обрушения крыши зафиксировали какую-то вспышку. Займутся ли следователи выяснением природы этой вспышки? И когда? Говорят, сейчас не время обсуждать такие взрывоопасные версии. А когда наступит это время? Неужели только после 14 марта? Не потому, понятно, что трагедии к тому времени исполнится месяц...

Пока же остается напевать: “Трансвааль, Трансвааль...” — и размышлять о превратностях судьбы.




Партнеры