Игра до последнего вздоха

4 марта 2004 в 00:00, просмотров: 297

С чем у болельщика ассоциируется футбол? С красивой игрой. С замысловатыми комбинациями. С голами, наконец... Но вот все чаще стали появляться сообщения о смерти игроков или прямо во время матча, или в ходе тренировки. Один случай, второй, третий... Уже тенденция. Опасная.


Вот последняя информация: 29 февраля, находясь на предсезонном сборе, умер 17-летний игрок киевского “Арсенала” Андрей Павицкий. Предварительная версия — сердечный приступ. За два месяца это уже второй смертельный случай в этом клубе: в начале года умер форвард Шалва Апхазава. Диагноз — остановка сердца.

Смерть за смертью

Совсем недавно в ходе матча чемпионата Португалии “Гимарайнш”—“Бенфика” отказало сердце венгерского форварда лиссабонцев Миклоша Фехера. Те кадры крутили все телеканалы мира: вот он улыбается, получив желтую карточку, а буквально через несколько секунд падает на спину. Партнеры, почуявшие неладное, бросаются на помощь. Увы, спасти игрока не удалось.

И все тут же вспомнили, что прошлым летом также во время игры остановилось сердце у камерунца Марка-Вивьена Фоэ. И сразу заговорили о чрезмерных нагрузках, неоправданно большом количестве матчей — футболисты ведущих клубов вынуждены биться на три-четыре фронта (чемпионат и кубок страны, еврокубки, сборная). Так, в мадридском “Реале” подсчитали, что за год иные игроки провели более 80 матчей! Хронической усталостью ведущих футболистов объясняли провальное выступление на чемпионате мира-2002 и сборные Франции и Аргентины, призывавшие сократить количество матчей...

Любой мало-мальски разбирающийся в спорте человек, услышав о смерти того или иного спортсмена, мгновенно задумается о допинге. А как иначе, если на твоих глазах умирает молодой парень? Причем не инвалид или неизлечимо больной, а здоровый, тренированный.

Борьба различных антидопинговых комитетов и прочих союзов с передовыми медицинскими разработками в последние несколько лет разрослась до вселенского масштаба. Это своего рода гонка: одни постоянно изобретают, вторые запрещают. Ежегодно и без того внушительный список запрещенных препаратов пополняется новыми наименованиями. Причем запрещаются как препараты, непосредственно воздействующие на организм человека, применение которых несомненно идет вразрез со спортивными правилами и принципами “фэйр плей”, так и вполне безобидные, что маскируют настоящий допинг...



Италия, ВАДА и РФС

Проблема допинга в футболе несомненно существует, о чем уже не раз говорили и президент ФИФА Зепп Блаттер, и президент РФС Вячеслав Колосков. Впереди Европы всей тут, пожалуй, Италия, где громких допинговых скандалов случилось едва ли не больше, чем в остальных державах, вместе взятых. Фернандо Коуту, Эдгар Давидс, Мохаммед Каллон, Мануэле Блази, Саади Каддафи — вот далеко не полный список попавшихся на применении запрещенных препаратов за последние три года.

Антидопинговую кашу в Италии в 1998 году заварил тренер Зденек Земан, заявив, что практически все футболисты серии “А”, а особенно игроки “Ювентуса”, употребляют допинг. Предателей в “кальчо” не терпят — и словацкий тренер был уволен из возглавляемой им “Ромы”. Но не отреагировать на такие обвинения футбольные (и не только) власти не могли. В том же сезоне было введено правило, по которому пробу у игрока могли брать не только по окончании матча, но и в любое другое время. Итальянский сенат принял законопроект, предусматривающий для спортсменов, уличенных в употреблении допинга, наказание в виде заключения сроком до трех лет. Не обошли вниманием и “старую синьору”: провели в клубе многочисленные проверки, которые, правда, никакого криминала в действиях медиков “Юве” не выявили (в офисе клуба был найден лишь креатин, не входящий в список запрещенных препаратов).

Применение медицинских препаратов в “Ювентусе” признал и Зинедин Зидан: “Когда проводишь за сезон более 80 матчей, без этого просто не обойтись”. Что имел в виду знаменитый француз — применение запрещенных препаратов или того же креатина? Судебное разбирательство в отношении туринцев еще не окончено. Но следователи пытаются доказать, что применение креатина в больших дозах наносит непоправимый вред спортсмену. Если им это удастся, то тюремный срок могут схлопотать бывший врач “Юве” Риккардо Агрикола и исполнительный директор клуба Антонио Джираудо.

О наказании всего клуба речи не идет (на заметку руководителям футбольной ассоциации Уэльса!). Мало того, в итальянской футбольной истории был случай, когда половина состава “Эмполи”, выступавшего тогда в серии “В”, была уличена в применении допинга. Наказание понес лишь клубный доктор, дисквалифицированный Федерацией футбола Италии, а команда благополучно поднялась в серию “А”.

Ну а одним из первых пострадавших в этой “охоте на ведьм” (Диего Марадона не в счет — во времена его “чудачеств” война с допингом еще не была объявлена, и он скорее исключение из правил) стал наш соотечественник...



Загадка Шалимова

В 1999 году выступавший в то время за клуб второго дивизиона “Наполи” Игорь Шалимов был дисквалифицирован на 2 года. Итальянская федерация футбола тогда как раз принялась усиленно претворять в жизнь антидопинговую программу. Сейчас уже докопаться до того, принимал ли Игорь допинг или просто подвернулся под горячую руку итальянского правосудия, невозможно. Но жертва оказалась очень подходящей — недавняя, по сути, звезда, футболист сборной России, обладатель Кубка УЕФА в составе “Интера” и, что немаловажно, иностранец (неитальянец).

А было так. Попав в реанимационное отделение из-за проблем с пищеводом, Шалимов два дня провел под капельницей: речь шла уже о спасении жизни. По возвращении в Италию после одной из игр в его крови обнаружили нандролон. Игорь пытался доказать, что препарат попал в его организм в больнице, предоставив все необходимые бумаги, но жернова бюрократической машины остановить уже не удалось.



Дело Титова

Но вернемся к нашим проблемам, о которых в последнее время (в первую очередь в связи с дисквалификацией Егора Титова) так много говорят. Памятен случай в Ирландии, когда три игрока молодежной сборной (Павлюченко, Павленко и Белозеров) и два — главной (Титов и Ковтун) одновременно заболели и не смогли выйти на поле. Тогда уже вовсю твердили о допинге в “Спартаке”. Вот только неясно: почему эти игроки не были проверены по полной программе? И как получилось, что за 4 дня до игры с Уэльсом проба, взятая у Титова, была чистой, а после матча в его организме обнаружили следы распада бромантана? Можно сделать два вывода. Либо предварительная проверка игрока была проведена не на должном уровне, либо допинг он получил, уже находясь в сборной...

Второй вариант отпадает сам собой — руководство красно-белых уже взяло вину на себя, отправив в отставку врача Артема Катулина, которому вменяется в вину невнимательность, из-за которой бромантан и попал в кровь Егора. Да и апелляцию из УЕФА “Спартак” отозвал, понимая: особых шансов добиться снижения срока годичной дисквалификации нет. Этому могло способствовать и то, что противоречиям, существовавшим на протяжении последних 5 лет между ФИФА и ВАДА (Всемирное антидопинговое агентство — то самое, что навело шороху на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити и гонялось за велосипедистами), похоже, пришел конец. По словам Зеппа Блаттера и Ричарда Паунда — главы ВАДА, организациям удалось найти компромисс: вскоре будет ратифицировано соглашение между ними. Основным пунктом расхождений, кстати, являлись слишком суровые, по мнению ФИФА, санкции, применяемые ВАДА.



Юрий Васильков: “В работе клубного доктора не бывает мелочей”

Что такое бромантан и с чем его едят, “МК” согласился объяснить Юрий Васильков — врач сборной России по футболу и “Спартака”, ныне работающий в “Динамо”.

— Впервые бромантан появился в Афганистане, — говорит Васильков. — Он помогал вновь прибывшим советским солдатам переносить смену часовых поясов и добиться психофизической устойчивости. Со временем бромантан стали использовать и в спорте. Но в футболе он практически бесполезен! Я в свое время, когда никаких запретов еще не было, в экспериментальном порядке пробовал давать его футболистам, но из 11 человек только один сказал, что почувствовал какие-то положительные изменения. И я к этому препарату не возвращался. Бромантан может быть полезен в индивидуальных видах спорта — лыжах, тяжелой атлетике, но не в футболе.

— Как принимают препарат, как долго он выходит из организма и вредит ли здоровью спортсмена?

— Это маленькие желтые таблетки, которые принимают примерно за час до выступлений. Для полного очищения необходимо 6—8 недель. Бромантан имеет свойство накапливаться в организме, и это несет негативные последствия. Впрочем, длительный прием любого лекарства несет в себе определенный вред. Главный девиз врачей — “не навреди”, и следовать ему надо неукоснительно.

— У профессионального футболиста есть необходимость принимать допинг?

— Убежден, что нет!

— Проблема допинга в России существует?

— Не стал бы говорить о России в отдельности, это проблема всего мирового спорта. Спортивная медицина разделилась на два лагеря — первые изобретают и принимают, вторые ловят и наказывают.

— Совсем скоро УЕФА, по всей видимости, подпишет соглашение с ВАДА. Не стоит ли бояться ужесточения санкций вообще и в отношении наших футболистов в частности?

— Думаю, это правильный ход УЕФА. А в отношении России... На Западе на нас смотрят, как на инопланетян: все не могут понять, как после развала СССР стране с ослабленной экономикой по-прежнему удается удерживать ведущие позиции в мировом спорте. Убежден, что и выстрел по сборной России прицельный. Нас будут пытаться поймать, постоянно проверять — пусть. Будем продолжать работать. Когда я находился со сборной на чемпионате мира в Японии, нашу команду тщательнейшим образом проверяли — все пробы оказались отрицательными. Просто надо профессионально относиться к своему делу, следить за командой.

Как-то, когда я работал в “Спартаке”, произошел такой случай: перед участием в Лиге чемпионов сразу несколько спартаковцев простудились и принимали противогриппозные препараты. Я сказал: ребята, прошу всех сообщать, что, где, когда и с кем ели. Мне было необходимо отслеживать, чтобы в организм игроков не попало ничего лишнего. Клубный врач постоянно должен держать руку на пульсе команды, быть в курсе всего. В противном случае лучше пойти работать в районную поликлинику.

— Проследить, что игрок ест дома, возможно?

— Главное — не лениться. Я всегда в курсе, чем питается футболист дома и какие у него любимые рестораны. А ведь могут еще что-нибудь подбросить, подсыпать. Помните историю с баскетбольным ЦСКА в Греции? В этой работе мелочей не бывает.

— Кто должен отвечать за попавшегося футболиста?

— Считаю, наказывать одного футболиста несправедливо. Отвечать должны четверо: игрок, врач, тренер, президент. Футбольный клуб — это одна семья, здесь все в одной упряжке. Другое дело, что чаще всего ответственность несут низшие звенья — игрок и клубный доктор. Хочу отметить, что ни в коем случае не должен страдать сам клуб. Необходимо ввести правило, обязывающее проверять приобретенных игроков на допинг, дабы обезопасить клуб. Если футболист чист — в дальнейшем ты несешь за него полную ответственность.

— Вряд ли врач по собственному желанию станет давать футболистам запрещенные препараты. От кого должна исходить инициатива?

— Всегда говорил, что в команде есть только один “Сталин” — главный тренер. Он не может не быть в курсе дел, происходящих в клубе, и является инициатором. Тренер должен ставить в известность президента клуба, а врач — всего лишь связующее звено между тренером и игроком.

— За последние месяцы уже 4 смертельных случая на поле. Вы это как-то связываете с допингом?

— За свою долгую карьеру в спорте я привык, если к этому вообще можно привыкнуть, что боксер может погибнуть на ринге от сильного удара или автогонщик — разбиться на трассе. Но чтобы футболисты умирали на поле... Не могу утверждать, допинг это или просто ужасное стечение обстоятельств, но разбираться надо самым серьезным образом. Нельзя допустить, чтобы трагедии повторялись снова и снова.


Справка “МК”.

БРОМАНТАН (2-адамантил-парабрамил-аналин) — повышает выносливость, иммунитет, обладает психостимулирующим эффектом. Способен скрыть применение стероидов и еще ряда запрещенных препаратов, что не является целесообразным ввиду того, что бромантан сам внесен в список допинговых средств.

Более эффективными аналогичными препаратами являются кофеин и эфедрин.



Травмы

Смерть на футбольных полях настигает спортсменов и от тяжелейших травм.

В Гватемале скончался голкипер сборной страны и клуба “Муниципал” Дэнни Ортис. Во время игры он получил тяжелый удар в грудную клетку и был доставлен в госпиталь... Вскоре сердце футболиста остановилось.

Надолго останется в памяти армейских (да и не только) болельщиков Сергей Перхун — вратарь московского ЦСКА и сборной Украины. Он получил тяжелейшую травму мозга в игре против махачкалинского “Анжи”. Неудачное столкновение с нападающим соперников Будуном Будуновым — и отек мозга. 10 дней врачи бились за жизнь спортсмена. Три раза буквально возвращали его с того света после остановки сердца. Но спасти так и не смогли.



Вместо постскриптума

Во время баскетбольной игры от сердечного приступа скончался 23-летний латвийский нападающий шведского “Акрополя” Реймонд Юмкис. Заснул и не проснулся бельгийский велогонщик Йохан Сермон. Нашли мертвым итальянского велосипедиста Марко Пантани.

Ясно одно — спорт никогда не будет чистым. Но допинг — зло, с которым необходимо бороться. Только не ради самого процесса, добиваясь очередного увеличения бюджета и проводя показательные порки провинившихся, а с умом. Не забывая, что делается это в первую очередь ради самих спортсменов, а не чиновников.



Громкие допинговые скандалы за последние 5 лет:

Егор Титов — “Спартак” — 2004

Рио Фердинанд — “МЮ” — 2003

Саади Каддафи — “Перуджа” — 2003

Мохамед Каллон — “Интер” — 2003

Марк Боснич — “Челси” — 2002

Франк Де Бур — “Барселона” — 2001

Эдгар Давидс — “Ювентус” — 2001

Фернандо Коуту — “Лацио” — 2001

Игорь Шалимов — “Наполи” — 1999





    Партнеры