Ошибка на ошибке

19 марта 2004 в 00:00, просмотров: 611

Стратегическая атомная подлодка “Новомосковск” провела работу над ошибками, сделанными во время январской стратегической командно-штабной тренировки, когда две ракеты запустить не удалось, а одна — самоликвидировалась. Стартовав в среду в Северном море, подлодка выполнила два пуска межконтинентальных баллистических ракет РСМ-54, успешно поразивших цели на Камчатке. Однако и на этот раз не все прошло гладко.


Как сообщили “МК” наши источники на Северном флоте, на 17 марта было намечено два пуска РСМ-54 с подлодки “Новомосковск”. Первый — в 11 утра.

Однако в 11 утра запустить ракету опять не удалось, и официально было заявлено, что пуск перенесен на 15 часов. Командование флота строго-настрого запретило подчиненным рассказывать кому-либо о причинах переноса и предложило на выбор две официальные версии: 1) не успели предупредить о пусках ракет американцев; 2) считать 11-часовую неудачу “условно-электронной” репетицией.

Реальные пуски состоялись в 15 и 17 часов. Правда, если предположить, что старт РСМ-54 в 11.00 был нашим ответным ударом на пуск аналогичной ракеты противника, то в 15 и 17 часов стрельба была бы уже не нужна, поскольку с 11.00 до 15.00 на Россию успело бы упасть минимум восемь ракет, каждая — с несколькими ядерными боеголовками.

Результаты стрельб Северного флота закономерны. Для того чтобы “устранить недостатки”, как того хотел президент, их для начала нужно хотя бы признать. Руководство ВМФ этого делать не собирается, настаивая на том, что причина — “техническая”.

Однако это не так. 17 февраля, во время первых неудачных пусков, отвечали за наведение ракеты на цель командир БЧ-1 капитан-лейтенант Павел Никофоров и его помощник — командир электронно-навигационной группы старший лейтенант Игорь Кондаков. Они должны были в электронный мозг ракеты внести координаты точки отсчета — местоположения подлодки. Зная их, все остальные цели на Земле ракета может определить сама.

В том, что либо координаты были внесены неверно, либо электронная система их переврала, честно признался представителям промышленности сам капитан-лейтенант Павел Никифоров. На что главком ВМФ Владимир Куроедов ответил, что офицер просто вводит их в заблуждение. Хотя в любом случае, если предположить, что виновата была техника, штурманы должны были заметить это сразу же во время предстартовой подготовки. Тогда можно было бы ввести координаты в другую ракету (их на борту лодки было две), чтобы она подстраховала первую, но этого не случилось, и вторая ракета тоже не взлетела.

Главкому, безусловно, невыгодно признавать ошибки своих подчиненных: тогда часть вины падает на него. Легче списать все на “плохие” старые ракеты.

Как ни парадоксально, но наши эксперты считают, что удачные пуски РСМ-54 с самого начала были невыгодны некоторым высокопоставленным представителям Главного штаба ВМФ, так как у них есть серьезные “коммерческие” интересы на рынке ракетостроения, где идет острая борьба за деньги оборонзаказа. Иначе, считают эксперты, трудно объяснить странности, происходившие с ракетой на февральских учениях.

РСМ-54 начали строить еще в 1986 году. В 1987 году испытывалась первая партия. Во время экспериментальной стрельбы одна ракета самоликвидировалась. После разбирательства пришли к выводу, что это производственный брак (технология до конца еще не была отработана). С тех пор вся первая партия ракет 1987 года считалась проблемной, хотя самоликвидаций у РСМ-54 больше не случалось. И вдруг оказалось, что на такие важные стратегические учения с участием президента отбирается РСМ-54 именно из той самой партии 1987 года. Да еще, как говорят моряки, с плохой “биографией”.

“Биография” — это технический паспорт ракеты, который заполняется с момента ее создания. Ракету периодически проверяют на испытательном стенде: подключают аппаратуру, снимают параметры, смотрят, как ракета реагирует на импульсы, исправляют мелкие недостатки... Все это записывается в техническом паспорте. У ракеты, которая самоликвидировалась на учениях 18 февраля, была плохая “биография”. Скорее всего ее где-то стукнули при перевозке.

За отбор ракеты для стрельбы отвечает флагманский ракетчик флота — он в этом вопросе главный и решает, какая ракета “достойна”, а какая еще полежит на хранении. Затем ее по документам принимают подчиненные в эскадре, дивизии, каждый раз заново проверяя “биографию”. Последний в цепочке — командир ракетной части лодки, который расписывается, что принял ракету исправной.

В тот раз на всем пути следования “проблемной” ракеты не оказалось ни одного специалиста, который бы засомневался в ее возможностях участвовать в столь ответственных стратегических учениях. Видимо, довод “верхушки” ВМФ — ракета старая, сроки годности истекают, нужно от нее избавиться — оказался решающим. Хотя избавиться от нее можно было и в другой раз, на менее помпезных учениях, где этого просто никто бы не заметил. Тем более странно, что ракету с плохой “биографией” использовали во второй день учений, после двух неудачных стартов первого дня, когда нужно было оправдаться за провал “условно-электронного” пуска.

Кстати, очевидцы рассказывают, что Путин сам стал невольным автором “условно-электронной” версии. Произошло это, когда президент на палубе подлодки “Архангельск” безнадежно всматривался в морскую гладь, из которой должна была взмыть ракета. Видимо, окончательно замерзнув на промозглом ветру, он иронично поинтересовался: бывают ли на флоте условные электронные пуски? Эту версию как спасительную тут же подхватил главком ВМФ. Затем, в процессе втирания очков журналистам, даже творчески развил, и в ней появились уже спутники, которые якобы специально заблокировали старты ракет.

Вероятно, именно поэтому и в среду, во время “работы над ошибками”, нового ничего придумывать не стали. Отложенный на четыре часа старт договорились снова считать условным.

Но шила в мешке не утаишь. Когда идут стратегические учения, страны обязаны заранее предупреждать друг друга о времени, месте и конечной точке пути межконтинентальной баллистической ракеты, чтобы не давать повода к реальному ядерному конфликту. О том, в какое время ракета пролетит в воздушно-космическом пространстве, известно множеству различных наземных служб ядерных держав, в том числе и гражданских. Как утверждают наши источники, всех, кого должны были предупредить, действительно предупредили об одиннадцатичасовом пуске. Так что его “условная электронность” никого уже не может обмануть.




    Партнеры