Наследник партийного престола

8 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 158

Сместят Зюганова с поста главы КПРФ или нет? Эта тема у коммунистов нынче — самая обсуждаемая. Многие считают, что генсеку нужно уйти. Судьба Геннадия Андреевича решится на съезде 3 июля. Но уже сейчас вождь на всякий случай дал понять, что нашел себе преемника. Это — ближайший соратник Зюганова, зампред ЦК Иван Мельников. Его мы и расспросили...


— Ельцин подобрал в преемники Путина. А Зюганов, получается, — вас. Вы морально готовы к тому, чтобы встать у руля КПРФ?

— Для нас сам институт преемников в партии неприемлем. Решения о лидере будут приниматься на съезде, после обсуждения во всех парторганизациях. А лично я думаю, на очень непростом для партии этапе опыт и лидерские качества Геннадия Андреевича КПРФ необходимы.

— Но если у Зюганова не останется шансов сохранить пост, он наверняка предложит себе замену. Поступит предложение возглавить партию — согласитесь?

— Лично я буду доказывать коллегам целесообразность сохранения поста председателя партии за Геннадием Андреевичем.

— Вы абсолютно уверены, что вам удастся это сделать?

— Уверен.

— Решения съезда всегда отражают реальные настроения в партии?

— В целом — да.

— Тогда давайте вспомним декабрьский съезд, когда кандидатом в президенты едва не выдвинули Семигина: для победы ему не хватило всего 18 голосов. Вы не слишком оптимистичны, утверждая, что большинство парторганизаций поддержит Геннадия Андреевича?

— Я говорю о моих ощущениях. О моем мнении относительно того, какое настроение существует у подавляющего большинства рядовых коммунистов. Да, прошлый съезд показал, что среди региональных лидеров расклад сил отличается от расклада в партии в целом. Некоторые из них придерживаются такой логики: Геннадий Андреевич на данном этапе самый сильный лидер, у него больше всего опыта и знаний. Но иногда избрание нового руководителя — даже слабее ныне существующего — может дать позитивный толчок для развития партии.

Я не считаю, что такая логика обидна для кого-то. Подобные вопросы нужно обсуждать, но не впадать при этом в крайности. Ведь как было на прошлом съезде? Некоторые лидеры парторганизаций высказались за включение в повестку дня вопроса о доверии президиуму. (Бумагу с призывом отправить в отставку высший партийный орган — президиум ЦК КПРФ, который возглавляет Зюганов, — подписали 60 человек. Но “за” проголосовали чуть более двадцати. Отставка не состоялась. — Н.Г.) Оказалось, многие из лидеров не посоветовались по столь серьезному вопросу со своей организацией. Решение принималось на элитно-аппаратном уровне, и на съезде эти лидеры отражали исключительно личную точку зрения. А потом выслушали серьезные претензии у себя на местах. Потому что среди рядовых коммунистов сама постановка вопроса о доверии президиуму не существует. То же самое касается Семигина. Я не могу сказать, что нет людей, которые считали возможным его выдвижение. Но обсуждение, которое прошло после съезда, показало: если взять партию в целом, то соотношение — 95 к 5 не в пользу Семигина.

— ...И, несмотря на это, его выдвижение чуть не стало свершившимся фактом. Как вам избежать таких сюрпризов на июльском съезде?

— Мы, конечно, отслеживаем, насколько демократично идет процесс выдвижения делегатов. Перед прошлым съездом мы это упустили. Но и на съезде в июле теоретически могут быть приняты неожиданные решения. И пусть. Главное, чтобы они были по-настоящему выстраданы партией. Тем более что всем рано или поздно придется уходить — и Зюганову, и Мельникову... И к этому надо относиться абсолютно спокойно.

— Геннадий Андреевич утверждает, что Семигин пытается подкупить членов КПРФ. А вы не задумывались над тем, что люди, идущие против Зюганова, действуют не из корысти, а потому, что действительно не согласны с его политикой?

— Если посмотреть спокойно на статистику — кто выступал за смену руководства партии, за выдвижение Семигина, — нетрудно увидеть, что в основном эту точку зрения отстаивали люди, которые так или иначе были связаны финансовыми отношениями с исполкомом НПСР. Значит, здесь не чисто политические мотивы.

— Однажды Зюганов фактически обвинил секретаря ЦК по оргработе Потапова в том, что он продался Семигину. При этом и вы, и Геннадий Андреевич были против ухода Потапова с поста. Значит, можно быть и “купленным”, и вам полезным?

— Главные претензии к Сергею Александровичу касались не партийной деятельности, а его работы в исполкоме НПСР. Он был основной наш представитель там, и мы очень надеялись, что партийное око Потапова не позволит исполкому наделать тех ошибок, которые, мы считаем, были наделаны.

— Недавно Зюганов заявил, что настала пора оздоравливать ситуацию в партии. “Вычистите” настроенных против Геннадия Андреевича?

— Будет большая беда, если мы станем аппаратными методами освобождаться от людей, которые имеют свою точку зрения. Но не нужно путать: если у нас не будет идти вообще никакого обновления кадров, то финал понятен. В КПРФ, к сожалению, пока получается так: партия в целом пусть медленно, но молодеет, а руководящее звено пусть медленно, но стареет. Это ненормальный процесс. Он чреват тяжелыми последствиями, поэтому нужно помогать обновлению. Если мы не будем пробовать и ошибаться, то тогда не получим новых лидеров.

— А вот Николай Харитонов в интервью “МК” сказал: “Люди, которые не поддерживают идейных убеждений, а преследуют свои конъюнктурные цели, должны уйти. Не захотят уйти — им помогут...”

— Тезис правильный, но реализация его сложна. Если я убежден, что кто-то отстаивает свои конъюнктурные соображения, то, безусловно, сделаю все, чтобы от этого человека избавиться. Но только, повторяю, в том случае, когда буду в этом убежден.

— Вы же убеждены, что коммунисты, которые связаны финансовыми отношениями с Семигиным, выступают против Зюганова отнюдь не по зову сердца. Значит, будете от них избавляться?

— Я думаю, многие из них запутались, и им нужно помочь разобраться в ситуации.

— А я думаю, они полностью отдают себе отчет в том, что делают.

— Уточню: неправильно считать, что все те, кто голосовал за Семигина, связаны с ним финансовыми отношениями.

— А что делать с теми, которые и голосовали, и деньги брали?

— А все, у нас уже нет никаких финансовых отношений с исполкомом НПСР (недавно руководство КПРФ, желая избавиться от влияния Семигина на партию, постановило: тем коммунистам, которые состоят на ставке в НПСР, прекратить работу в этой организации. — Н.Г.). Ниточка обрезана. Эти коммунисты уже не могут преследовать никакие конъюнктурные цели.

— Откуда вы знаете, может, они деньги в конвертике получают?

— Если выяснится, что люди получают деньги в конвертике, я бы с такими кадрами решительно расставался. Без всякого сожаления. Спасибо, до свидания.






Партнеры