Прощай, котенок!

29 апреля 2004 в 00:00, просмотров: 209

“Ну вот и все, скоро все будет кончено. Раньше я и представить себе не мог, что все закончится именно так. Я не могу объяснить того, что собираюсь сделать. Я просто чувствую, что должен это сделать... У меня есть надежда, что в следующей жизни я буду другим.

Если ты чувствуешь, что бесполезен этому миру, тогда зачем жить?

Мир, Любовь и Покой”.


Все это написал на листке бумаги в ученическую клеточку 18-летний парень из Электростали Сергей Тарба.

И шагнул с крыши 16-этажного дома навстречу своей “следующей жизни”. Это произошло 12 апреля с.г. В мае Сережа должен был окончить техникум. У него остались мама, которая безумно его любила, и девушка, которую любил он. Но еще у него в последние месяцы жизни появились какие-то странные знакомые. И неистребимая тяга к брожению в весьма специфических сайтах Интернета...

Чем же не угодила “эта жизнь” талантливому, обаятельному, романтичному парню, у которого все складывалось в ней “на пятерку”? Чего он ждал от жизни “следующей”?

В этом попробовал разобраться корреспондент “МК”.

“Вот отслужу и женюсь”

Римма Тарба приехала в Подмосковье из Сухуми 25 лет назад. Молодая, смелая, почти отчаянная. На родине у нее осталось много родни, но она хотела сама выстроить свою жизнь, завести семью, нарожать детей. Римма устроилась на завод в Электростали, а по вечерам ходила подрабатывать на стройку, чтобы как-то сводить концы с концами.

Семьи не сложилось, но в 1986 г. у Риммы родился долгожданный сын Сережка. Через 7 лет Римма с Сережкой получили от завода квартиру, и Римма, до безумия любившая детей, пошла работать воспитательницей в ясли. И вдруг как гром среди ясного неба — у Сережки эпилепсия. Мать сначала перепугалась, но потом нашла в этом даже некоторое утешение: хоть армия сыну теперь не грозит.

...Сын подрастал, судороги прекратились, и про страшный диагноз даже вспоминать перестали. Сергей окончил школу, поступил в училище — хотел стать поваром. Парень прекрасно понимал, как матери приходится тяжело, поэтому всегда старался ей помочь. Кому забор покрасит, кому что-то подремонтирует, а летом подрабатывал в ресторане. Все мечтал открыть свое дело, чтобы Римма Викторовна больше не работала. Никогда не возвращался домой позже 11 вечера — маму не хотел волновать.

К 18 годам Сергей четко решил: он должен отслужить в армии. “Ну что я за мужчина буду, если армию не пройду? — говорил он матери. — Вот отслужу, мне 20 лет будет, вернусь и женюсь”. Такой наметил себе жизненный план. Только очень боялся, что поставленный в детстве диагноз ему помешает. Но медкомиссию прошел без вопросов, и в феврале ему выдали приписное свидетельство. Правда, в саму армию пока не забрали — на время учебы у него была отсрочка.

Сережа был юношей увлекающимся: любил рисовать, играл на гитаре, занимался спортом. А когда в Электростали начали открываться компьютерные клубы — увлекся Интернетом. И на личном фронте вроде все складывалось нормально. В конце марта друг познакомил его с девушкой Аней. Сережа стал за Аней ухаживать — та была не против. Летом хотел даже пригласить Аню поехать к его родственникам в Сухуми...

Последний подарок

7 апреля Сергею прооперировали ногу — так, ничего серьезного. Но кто-то из друзей вдруг ляпнул: пока ты будешь дома сидеть, твоя девушка к другому уйдет. Сережа этому, конечно, не поверил, но в душу запало. Приближалась Пасха. Парень методично обошел всех друзей, у кого брал видеокассеты и компьютерные диски, — все вернул. В воскресенье, 11 апреля, сходил в церковь, помолился. Праздник отметил дома с мамой.

А в понедельник, 12-го, Сережа собирался в поликлинику на перевязку. Но, выйдя из дома, почему-то решительно повернул к Ане.

— Я открыла дверь, а он мне протянул конверт и говорит: возьми, это тебе подарок, — рассказывает Аня. — Я отказалась, сказала: “Мне подарки не нужны”.

Тогда Сережка оставил конверт на лестнице и ушел. Тот конверт Аня все-таки раскрыла. Ей на ладонь высыпались любимые Сережины четки, с которыми он раньше не расставался. А еще в конверте лежало письмо.

“Здравствуй, котенок! Ты знаешь, мы с тобой разные. Я знал, что все слишком хорошо, чтобы быть правдой, только не хотел этого признавать. Может быть, ты хотела от меня того, чего я пока не могу дать любимой девушке, а я сам не знал, чего хочу. В этом и есть моя беда. Но я тебя не виню, пусть все будет так, как есть. Эти четки — сохрани их. Я буду знать, что частица меня всегда будет с тобой. У тебя будет замечательная жизнь, я верю в тебя”.

Пока Аня читала это письмо, Сережа уже шел к тому проклятому дому. Путь был не близким, пешком минут 40. Высотных домов в Электростали мало — только новостройки.

Никто не поверил

По крыше высотки Сережа ходил почти час, взад-вперед, размышлял о чем-то своем. Внизу быстро собралась толпа зевак, вызвали милицию. Вместе с ней по адресу Ногинское шоссе, дом 8, приехали “скорая” и МЧС.

На крышу поднялись трое сотрудников милиции, чтобы отговорить парня от прыжка. Один из милиционеров узнал в Сереже одноклассника своего сына. Попытался завести с ним разговор о школе... Сережа сказал только, что мама должна его понять. А еще, что Бог ему объяснил: в этой жизни он себя уже не реализует, и поэтому его ждут “там”. Несколько раз парень звал Аню.

Те, кто беседовал с ним на крыше, говорили потом, что Сергей был вполне вменяемым, явно не пьяным. Только ноги у него все время тряслись...

А потом Сергей бросил милиционерам прощальное письмо и свой студенческий билет. Улыбнулся, вытянул в стороны руки и шагнул вниз.

Зрелище для зевак состоялось.

Некоторые вещи во всей этой истории поражают. В соседнем доме живет лучший Сережин друг. Собственно, во дворах этих домов они все время и гуляли, так что в толпе зевак наверняка были знакомые люди. Но никто из них не позвонил Ане и не сказал, что Сережка зовет ее. Никто не попробовал разыскать его маму. А у спасателей почему-то не нашлось тента, который можно растянуть, чтобы поймать падающего человека. Похоже, никто просто не верил, что парень прыгнет.

И почти невозможно разумно объяснить, почему Римма Викторовна о смерти сына узнала только через три дня. А ведь у сотрудников милиции был студенческий билет Сережи! Даже отец его одноклассника, ведший переговоры с парнем на крыше и знавший Сережу с детства, не счел нужным зайти к его матери.

Весь город гудел о спрыгнувшем юноше. В неведении оставалась только Сережина мама.

В поисках сына

Не дождавшись сына в понедельник, с самого утра во вторник Римма Викторовна начала обзванивать его друзей. Все ее только успокаивали: подождите, может, загулял, скоро придет. Но материнское сердце не обманешь.

Римма Викторовна пошла в милицию, заявила, что пропал сын, Сергей Тарба. В милиции от нее стандартно отмазались: мол, заявления о пропаже человека они принимают только на третьи сутки, подождите до четверга. Как они могли такое сказать, если давно знали имя и фамилию разбившегося накануне парнишки, — в голове просто не укладывается.

Сережина мама позвонила в морг, но и там ей ответили, что сына не привозили. Только один неопознанный поступил, но ему на вид около 30 лет. Тогда Римма Викторовна взяла фотографию Сережи и пошла с ней в морг сама. На карточку посмотрели и снова сказал: такого у нас нет. Интересно, а где же все это время находился Сережин труп?

Еле-еле дождавшись четверга, мать опять кинулась в отделение милиции. И только тогда, 15 апреля, ей наконец рассказали всю правду.

...В Сережиной комнате все по-старому, на кровати лежат его любимые боксерские перчатки, на полу — гантели. В поисках ответа на главный вопрос: зачем он это сделал? — Римма Викторовна просмотрела все вещи сына. И нашла папку со странными рисунками. Все листы испещрены зловещими демонами и прочей нечистью, на каждом — надпись: “А ты готов к смерти?”

Говорят, за несколько дней до трагедии Сергей подарил своей первой возлюбленной, Ирине, собственноручно нарисованную икону. А вместо святого лика — Ирино лицо.

“Мы поможем обрести покой”

Я уже собиралась возвращаться в Москву, когда на автобусной остановке ко мне подошли три молоденьких девушки, лет по 16—18. Они очень настойчиво начали меня расспрашивать, верю ли я в Бога, довольна ли своей жизнью. А может, мне уже давно пора ее круто изменить и ответить за страдания Христа? Но как только они узнали, что я не местная, их интерес ко мне сразу пропал.

А мне все не давала покоя последняя строка прощального Сережиного письма, в котором он ни слова не посвятил ни любимой маме, ни девушке...

Стоило мне набрать в поисковой системе Интернета три заветных слова: “Мир, Любовь и Покой”, как компьютер буквально засыпал меня разными сайтами, подготавливающими людей к смерти. Например, там есть такие “приглашения”:

“Есть много путей, ведущих к пониманию, и каждый идет своим собственным путем. Я и мои Учителя поможем вам обрести мир и покой во время вашего отправления в путь к новому пониманию, к осознанию всемогущества Любви. Мы приносим вам только нашу всемогущую и вечную Любовь, которая не замутнена человеческим ощущением и ожиданием”.

Нашла я и “увлекательный” сайт самоубийц, на котором очень бурно обсуждается, нужна ли вообще жизнь и как от этой ноши побыстрее избавиться. Способы предлагаются самые разные. Можно даже партнера себе найти, если одному страшновато.

Не знаю, что думают по поводу подобных сайтов правоохранительные органы, но жители Электростали дружно заверили меня, что в их городе давно процветают всевозможные секты, известны даже некоторые адреса. Не исключено, что очень впечатлительный и романтичный Сергей попался как раз на удочку сектантов. Может “живьем”, а может, через Интернет, ведь он много часов просиживал в компьютерных клубах. Его мама сказала, что к ней приходили какие-то девушки, интересовались мельчайшими подробностями Сережиного “полета в никуда”.

Кстати, за несколько дней до смерти Сережа спрятал куда-то маленькую икону, которая всегда стояла у него в комнате, порвал свои последние фотографии. А сразу после трагедии на крыше дома, с которого он спрыгнул, кто-то установил большой металлический крест. И еще один — маленький — на месте его падения. Кто? Неизвестно.

ВЗРЫВ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДУШЕ

Вот как прокомментировал эту ситуацию психиатр, доктор медицинских наук Михаил ВИНОГРАДОВ:

— У чувствительных подростков на фоне бытовых трудностей очень часто возникают депрессии — на фоне гормональной перестройки, полового созревания, становления мужского начала. Судя по письму девушке, Сергей считал себя недостойным ее. Здесь просматривается заниженная самооценка. Юноша гормонально уже созрел и хочет построить семью, а как это сделать, не знает. От этого развиваются новые комплексы. То, что он все время ходил с четками, тоже символ тревоги и неуверенности.

Почему никто из близких не замечал ничего странного в его поведении? Потому что депрессивные люди всегда производят впечатление спокойных, покладистых и заботливых. Они всегда отзывчивы к чужому горю — потому что им самим очень плохо. Окружающие думают: какой мягкий характер! — а в душе у человека зреет взрыв.

Безусловно, важнейшую роль в этом случае сыграл Интернет. Он сработал как пусковой механизм. У человека слабая психика, депрессия, а его уговаривают уйти из жизни, дают разные рекомендации, сулят и возможность вернуться. Это жестокие сатанинские секты заманивают слабых людей.

Мне достоверно известно, что за последний год в России произошло примерно 20 самоубийств, когда подростки уходили из жизни под влиянием сектантских сайтов Интернета.



Партнеры