Украину рвет третьи сутки

8 мая 2004 в 00:00, просмотров: 297

“Для нас конец света уже наступил”, — говорят журналистам уцелевшие жители украинского села Новобогдановка, что под Мелитополем. Они даже могут назвать точное время апокалипсиса — 6 мая, 13.00. В это время стали взрываться склады боеприпасов вблизи железнодорожной станции Федоровка. Села под таким названием больше не существует. Часть Федоровки была стерта с лица земли первыми же взрывами. Одновременно разлетелись и постройки на территории самой войсковой части. Нетрудно предположить, что количество пострадавших значительно превышает объявленное (пятеро погибших и около десятка раненых).

Корреспонденты “МК” пообщались с жертвами самой крупной катастрофы такого рода и попытались понять: прочему же она стала возможна?

Неоконченный урок

Ученики школы села Спасское братья Власовы — Саша, Артем и Максим — после урока математики вышли на улицу продышаться. Бегали, дурачились и все дети на переменке. Вдруг услышали протяжный вой. Потом — страшный грохот.

— Из окон стали сыпаться стекла. Одного из нас сшибло с ног взрывной волной, над головами стали с воем носиться какие-то болванки, — вспоминают мальчишки. — Мы побежали не разбирая дороги, куда глаза глядят...

Ребят подобрали спасатели и отвезли в Константиновку, где вместе с другими разместили в палатах участковой больницы. Родители отыскали насмерть перепуганных детей лишь к вечеру.

— Сейчас вроде бы немного приутихло, — рассказывает их отец Виктор Власов, приехавший в Константиновку прямо из Спасского. — А днем творилось что-то невообразимое. В домах выбиты двери и окна, стены разрушены, крыши многих снесены. Повсюду в огородах валяются неразорвавшиеся болванки от установок “Град”... Мы пока что село не покидаем, чтобы защитить жилье от мародеров.

Шестеро пожарных — военнослужащих срочной службы — тушили пожар на технической территории в/ч и находились в 80—100 метрах от места первого взрыва, прогремевшего в 12.35. Сразу после этого они бросились бежать через поле к трассе, где их подобрала попутная машина и доставила в Мелитопольский военкомат.

По словам ребят, взрывной волной войсковая часть полностью уничтожена. Людей на уцелевшей технике — “КамАЗах” и “Уралах” — вывозили в сторону Запорожья. Обезумевшие от страха солдатики, которым не хватило места, буквально цеплялись за борта каждой из машин — лишь бы поскорей выбраться из этого кошмара.

Спустя час началась вторая волна кошмара: от перекинувшегося на соседние склады огня стали взрываться реактивные снаряды для систем “Смерч” и “Ураган”. Разлет осколков составлял до 15 км от эпицентра. В зону обстрела попали села Терпение, Возрождение, Спасское и Новотроицкое. Жителям Мелитополя посоветовали не выходить на улицы и переждать канонаду в квартирах либо подвалах.

К счастью, в четверг на большей части территории Украины шли дожди. В том числе и над Новобогдановкой. Благодаря этому обстоятельству пожар распространялся не так быстро, и село полностью не выгорело.

Приведены в готовность спасательные бригады первой и второй очереди Запорожского областного центра экстренной медпомощи. Созданы 50 бригад хирургического, травматологического и анестезиологического профиля, 7 специализированных бригад для оказания медпомощи детям.

В учреждениях здравоохранения Запорожской области подготовлены дополнительно 1000 коек.

Меры далеко не лишние: по свидетельству очевидцев, пожар продолжается, и машины “скорой” то и дело с ревом, на большой скорости вывозят с места ЧП тех, кого еще надеются спасти…

На тушение пожара решили бросить военных. Но вчера днем к очагу не смогла подойти близко даже бронетехника. “Мертвая зона” составляла 5 км. Всего же “зоной поражения” признано 35 км, они оцеплены. Оттуда эвакуируют население. На вчерашний день было эвакуировано 10 тысяч жителей, которых расселили в домах отдыха и гостиницах Запорожской области. Некоторые граждане, несмотря на опасность, все же не хотят покидать дома и прорываются сквозь оцепление, чтобы покормить брошенный скот. Оставленные села от мародеров охраняют наряды милиции. Говорят, что сейчас там стало поспокойнее: снаряды рвутся реже — один раз в одну-две минуты...

Чтобы выяснить состояние очага, в ход пустили вертолеты “Ми-8”, которые должны были с высоты исследовать территорию.

Железнодорожное сообщение на перегоне Харьков—Симферополь по-прежнему перекрыто, и поезда идут в обход через Херсон. Ситуация осложняется тем, что возле железной дороги горит газопровод, пораженный осколками. Факел над ним поднимается на 40—50 метров. Ремонтные работы начались лишь недавно, для восстановления линии, по словам директора Горгаза Новака, необходимо 45 суток. Так что все это время Мелитополь и окрестные села будут обходиться без газа.

С пострадавшими ситуация прежняя. Погибших пятеро. От осколочных ранений головы погиб лишь 47-летний охранник военной части, еще четверо — двое мужчин и две женщины — скончались от острой сердечной недостаточности.

Тысячи вагонов смерти

Первый вопрос, на который сейчас пытаются ответить: откуда в Новобогдановке такое количество боеприпасов, сосредоточенных в опасной близости к железной дороге и населенным пунктам? Подобные арсеналы создавались еще с советских времен на многих узловых станциях, чтобы в случае чего максимально быстро погрузить в вагоны боеприпасы и отправить туда, где в них появился дефицит. Правда, по причине хронического недофинансирования украинской армии и объявленной “новой военной доктрины” немалая часть этих самых складов была перепрофилирована местными бизнесменами, а опасный груз — вывезен.

Склады у станции Федоровка, принадлежащие Южному оперативному командованию (бывш. Краснознаменному Одесскому военному округу), все еще выполняли свою прямую функцию. И даже любезно предоставляли часть площадей созданным в начале 90-х годов Военно-морским силам Украины: туда свозили боеприпасы, оказавшиеся ненужными в Одессе и Измаиле, где базировалась прославленная в годы Великой Отечественной Краснознаменная Дунайская военная флотилия.

Со времени последнего крупного ЧП в Артемовске минуло всего лишь 7 месяцев. Взрыв 10 октября на складах 52-й механизированной бригады 6-го армейского корпуса Северного оперативного командования (бывшего Краснознаменного Киевского военного округа) Сухопутных войск Украины случился примерно в то же самое время, что и в Новобогдановке: в 12.30 по киевскому времени. На складах находились 31160 ракет-снарядов М21ОФ, каждый из которых способен пробить земляной вал толщиной в метр. В неснаряженном состоянии снаряд пролетает около 10 км.

Тогда виноватыми объявили нескольких пьяных прапорщиков, которые якобы утащили увесистый груз металла и пытались сварочным аппаратом разделать его для последующей сдачи в пункт приема металлолома.

Примерно наказав генералов и офицеров (не говоря уже о прапорах, с позором изгнанных со службы), министр обороны Марчук заверил народ, что подобное уже никогда в украинской армии не повторится. Мол, меры безопасности усилены на всех без исключения войсковых складах…

По поводу же последнего случая на территории войсковой части А-2985 генерал Марчук принес жителям Запорожской области извинения. Но на этот раз не стал уверять, будто все меры по недопущению подобного приняты и что пожар полностью потушен.

На горящих до сих пор складах Федоровки, по данным Минобороны, находятся до 4,5 тысячи условных вагонов боеприпасов.

Кстати, в настоящее время на территории Украины таких складов — 82. И хранится на них более 3 миллионов тонн боеприпасов. Из которых подлежат утилизации около 200 тысяч тонн боеприпасов и еще 24 тысячи тонн ракет. Слава богу, без ядерных боеголовок…


Справка “МК”:

Реактивная система залпового огня “Смерч” создана в 1986 году, на вооружение Советской армии принята в 1989-м. Реактивные снаряды калибра 300 мм — осколочно-фугасного действия — позволяют вести эффективную борьбу с современными танками и другой бронированной техникой. Площадь поражения системы — 76 гектаров.

Снаряды “Ураган” могут комплектоваться осколочно-фугасной отделяющейся самонаводящейся головной частью, противотанковой или противопехотной миной.

Химического либо бактериологического оружия на складах в Федоровке не было. Только артиллерийское — причем в разобранном виде: болванка, “начинка”, тротил хранились отдельно.

РОССИЯ НА ПОРОХОВОИ БОЧКЕ
Наш взрыв может оказаться сильнее украинского

Взрыв склада боеприпасов в Запорожье напугал наших сограждан. Украина — гораздо менее милитаризованное государство, чем Россия. И если уж там случаются такие ужасы, чего же ждать от наших военных? И стоит ли нам всерьез бояться повторения запорожского кошмара?

“МК” попросили прокомментировать ситуацию старшего научного сотрудника кафедры надежности и безопасности технологических процессов Российского химико-технологического университета им. Д.И.Менделеева, гендиректора фирмы по комплексной утилизации боеприпасов и производству промышленных взрывчатых материалов Вадима ОЛЕЙНИКОВА.


— Вряд ли пожар такой силы мог возникнуть из-за обычного окурка. Самоубийц на складах боеприпасов не держат, требования противопожарной безопасности там святой закон. Скорее всего причина в другом — в небезопасной утилизации.

На территории Украины скопилось более 1 млн. тонн “лишних” боеприпасов — это наследство, оставшееся еще от Советского Союза. Для их безопасного хранения нужно ежегодно выделять почти миллиард гривен, а весь годовой бюджет Украины — около 13 млрд. Так что старые боеприпасы — это общая головная боль для всех стран постсоветского пространства. Все решают ее по-своему.

— А как это делается в России?

— Хуже, чем у всех. У нас военные арсеналы превратили в ФГУПы (федеральные государственные унитарные предприятия), им выдали лицензии, заставили заниматься уничтожением боеприпасов и при этом еще зарабатывать деньги для военного ведомства. То есть военных, которые должны снабжать воинские части боеприпасами и безопасно их хранить, превратили в коммерсантов от Минобороны. При этом у них нет ни безопасных технологий утилизации, ни нормальных для этого условий, поэтому они вынуждены привлекать для уничтожения боеприпасов различные коммерческие фирмы. Часто они специализируются на продаже цветного металла.

Получив доступ к боеприпасам, коммерсанты-утилизаторы делают только то, что выгодно: забирают цветной металл. Переработав 500000 штук боеприпасов (при массе латунной гильзы в 5 кг), только на латуни можно заработать $1,75 млн. Взрывчатые вещества (их переработать сложно — нужны спецтехнологии) коммерсантов не волнуют. Их ссыпают в ящики, коробки и оставляют на арсеналах. В такой таре их перевозить нельзя, и они годами хранятся рядом с боеприпасами.

— И что с ними происходит потом?

— Их уничтожают уже военные. Самый дешевый и распространенный способ: бойцы просто сжигают все, что осталось от коммерческой утилизации. В Калининградской области, например, до недавнего времени (сейчас там запретили это делать) в сутки сжигали по 1200 кг пороха. А сколько это в неделю? А в месяц? Как при таких масштабах обеспечить безопасность и экологию?..

— Так где же выход?

— Военные не должны этим заниматься. Утилизация — дело предприятий оборонной промышленности: тот, кто делал боеприпасы, должен их и уничтожать. А пока идут споры, и на Украине, и у нас творится беспредел. Хотя Украина гораздо ближе нас к решению проблемы. Предложения — ввести государственное регулирование в вопросах утилизации — переданы сейчас в правительство для обсуждения. Россия к этому придет, видимо, не скоро. Мешает коррупция. Недавно мы обратились в Генштаб с предложением: создать специальные региональные центры, которые будут заниматься утилизацией, подчинив их оборонным предприятиям, которые владеют безопасной технологией.

Вот ответ начальника Генштаба Анатолия Квашнина: “Ваше обращение по вопросу создания региональных центров обычных видов боеприпасов в Минобороны РФ рассмотрено. Проекты создания совместных производственных комплексов по утилизации боеприпасов на основе технологий, освоенных предприятиями промышленности и Минобороны, в настоящее время практического интереса не представляют. Минобороны располагает всем необходимым для самостоятельной организации работ по комплексной утилизации боеприпасов и переработке получаемых продуктов...”

Значит, мы с вами от подобных взрывов тоже не застрахованы...


Справка “МК”:

Арсеналы сейчас есть почти во всех крупных городах России и бывшего Союза. В Санкт-Петербурге — это арсеналы в Кронштадте (он уже стал районом города) и Большой Ижоре, недалеко от Ораниенбаума. В Москве — это города-спутники и точки расформированных частей бывших колец ПВО вокруг столицы.


Цифры:

Количество боеприпасов (при минимальной стоимости продажи), запланированное в стране для утилизации на 2001—2005 годы, оценивается в долларах США:

2000000 тонн черного лома — $84000000;

300000 тонн цветного лома — $240000000;

1400 тонн лома драгоценных металлов, включая 15 тонн золота, платины и палладия — $3500000;

600000 тонн взрывчатых веществ, пороха и ракетного топлива — $240000000.


Вчера с подмосковного аэродрома “Чкаловский” в небо поднялся “Ан-26” с военными на борту: Россия решила оказать посильную помощь в ликвидации ЧП в Запорожской области. Предварительно об этом договорились министры обороны двух стран. В Мелитополь вылетела группа специалистов Главного ракетно-артиллерийского управления (ГРАУ) Минобороны РФ. В ее составе более 20 специалистов.

В Минобороны РФ “МК” рассказали, что “обычно такие пожары не тушатся, а локализуются при помощи специальных технологий и спецтехники. Самое важное — добраться до эпицентра взрыва и при этом избежать возможных человеческих жертв. Российские артиллеристы будут оказывать техническую помощь. Им предстоит выявить причины взрывов и оценить их дальнейшее продвижение. То, как будут рваться снаряды, зависит от их укладки и направления штабелей. Это поможет пожарным не попадать под осколки снарядов”.



Партнеры