Третья мировая

14 мая 2004 в 00:00, просмотров: 423

Нет ничего сложнее человеческого глаза. Дарвин под конец жизни отказался от собственной теории, решив, что никакой эволюцией нельзя объяснить такое чудо. Глаз — в отличие от объектива — имеет огромный диапазон глубины резкости, широты захвата, светочувствительности. И, несмотря на это, человек умудряется не замечать очевидные вещи и в то же время додумывать всякие глупости. В прямом и переносном смысле. Фотоаппарат же лишен возможности выбора — что замечать, а что нет. Поэтому при всей своей простоте он часто объективнее людских построений.


За примером далеко ходить не надо. При жизни Столыпина огромное большинство приличных людей считало его последним негодяем и мерзавцем: “столыпинские вагоны”, “столыпинские галстуки”, “столыпинские провокаторы”... Почитайте, что писал Лев Толстой премьеру Петру Столыпину — он прямо обещал ему проклятие всех будущих поколений. Террористы, наоборот, всей левой интеллигенции казались благороднейшими людьми. Подумать только, эсеры не уходят с места убийства — какое самопожертвование! Им прощались гибель случайных людей, похищения, взрывы. Ведь они работали на светлую идею справедливости.

Ста лет не прошло, а теперь Столыпина считают самым позитивным политиком начала ХХ века, “спасителем Отечества”. Тоже, наверное, перегибают палку — не спас же. Зато фотопластины объективны. Лица террористов в огромном количестве нервны, неприятны и неопрятны. Столыпин же — красивый, рослый мужчина, с хорошим лицом, ухоженной бородой и руками. Не герой и не злодей. Скорее человек, который не успел добежать вверх по эскалатору, стремительно идущему вниз.

“Фотоальбом” не собирается публиковать портрет Столыпина или его врагов — эсеров. Просто все повторяется, и некоторые примеры кажутся особенно выразительными.

Несколько выпусков назад я опубликовал в “Фотоальбоме” материал “Три танкиста”, в котором посмел “наехать” на испанцев за трусость и капитуляцию перед террористами после взрыва на вокзале в Мадриде. И выяснилось — со мной согласилось очень мало людей. Одни — видимо, патриоты — в восторге от того, что американцев убивают в Ираке. Подозревают, что осуждение Испании — и тем самым поддержка США — как-то связано с тем, что моя фамилия не заканчивается на “-ов”. Кто-то язвительно предлагал поехать в Ирак добровольцем, если я уж так хочу повоевать с террористами. Другие — видимо, левые интеллектуалы — писали, что позиция социалистов, которых избрали после терактов, единственно правильная. Более того — ответственная. Теракт — это не более чем сигнал о неблагополучии. Поэтому бороться с террористами не стоит, надо умиротворить “бедных фундаменталистов”, договориться с ними. Окоротить “ястребов” и чуть уступить. Тогда все будет тип-топ.

Не будет. В 1986 году фоторепортер Жан Гоми совершил поездку по Ирану. Дух исламской революции был еще крепок. Иранцы еще не так очевидно устали от собственного фанатичного руководства, как сейчас. Шиитский Иран — совсем не ваххабистская страна. Но вот что увидел фотограф, уехав куда-то на северо-восток от Тегерана: одетые в паранджу женщины толпами учились стрелять из огромных армейских кольтов на специально оборудованных для этого стрельбищах. Можно не сомневаться — многие из них не умеют читать и не смогут написать свое имя. Но стрелять уже могут все. И наивно думать, что стрелять они будут только в американцев. Они учатся стрелять и в нас тоже. Потому что им сказали, что на земле надо построить новую цивилизацию, новый порядок. Якобы идеально справедливый и идеально соответствующий Священной книге. Все, кто против этого нового порядка, просто враги.

Понятно, почему в России не любят янки. Мало того что они часто ведут себя очень глупо и заносчиво. Ко всему прочему именно им мы проиграли “холодную войну”. При этом у нас до сих пор не хватило мужества признать: советская власть — без всяких “с одной стороны, с другой стороны” — была дьявольским режимом. Причем таким, каких до этого, пожалуй, не было. Партсекретари вместо священников и октябрины вместо крещения — это просто символ отказа от Бога. Но, кстати, не от национального характера. Не зря же “социалистический рай” продержался так долго именно в России — значит, было на что опереться. Тем не менее, несмотря на все потери, проиграв “холодную войну”, мы выиграли. И мы смогли начать движение в сторону собственной, преимущественно западной цивилизации. Да, мы не такие, как немцы, французы, англосаксы или даже поляки. Но корни у нас общие.

Американцев благодарить не стоит. Они работали на себя. И теперь — точно так же, как наши патриоты, — не готовы понять, что мы уже в одной лодке. Они не замечали, как в Чечне отрезали головы нашим заложникам, и нас учили соблюдать права Басаева и Хаттаба. Но это не повод радоваться тому, что теперь в Ираке отрезают головы их заложникам. А убийство и захват наших граждан в Багдаде только свидетельствует: враг у нас общий.

Кто этот враг? Исламские священники утверждают, что дух Корана противоречит насилию, террору и убийствам. Наверняка они правы. Но глупо отрицать, что внутри ислама есть или появилось нечто такое, что позволяет злодеям манипулировать темными, забитыми людьми. И не видеть этого — самообман и прекраснодушие. В конечном счете практика — критерий истины. И пока сами муллы не начнут разбираться, почему же во всем мире терроризм стал именно исламским, — ничего не поможет. Ведь, как видно из снимков Жана Гоми, ваххабизм иногда очень трудно отличить просто от страны победившего ислама. Не помогут ни денежные вливания, ни заигрывания, ни капитуляция. Только снаружи болезнь не победить. А чтобы дожить до победы, необходимы твердость и последовательность.

И только очень, мягко говоря, наивные люди думают, что чем хуже американцам, тем лучше нам. Что бен Ладен наш друг и союзник. Что саудовские миллионы, ежегодно направляемые на раскачивание ситуации в России, — ничего не значащий пустяк. Думать так, может быть, удобно, особенно если тебе выпадает хоть капля этих денег. Но это самовнушение может привести только к трагическим последствиям.

И нет необходимости уезжать добровольцем в Ирак, чтобы бороться там со злом, которое экспортируется в искалеченную страну вместе со взрывчаткой. Надо стараться не принимать его здесь. Взрывы в метро, убийство Кадырова — доказывают: Третья мировая идет не только в Нью-Йорке или Багдаде. Она уже здесь. И в этой войне мы союзники с американцами и израильтянами, на какие бы буквы ни заканчивались их фамилии. И как бы они ни ошибались в расчетах. Потому что нас вместе хотят выбросить с планеты Земля как ненужный хлам. Или чтобы мы, как бедные иранцы со второго снимка Гоми, жили под пристальным взглядом очередного фанатика в черном одеянии.



Партнеры