Секс на троне

15 мая 2004 в 00:00, просмотров: 964

— Знаменитый петербургский актер Сергей Филиппов (лектор из “Карнавальной ночи”) попал ко мне в руки из-за задержки мочеиспускания. Я спрашиваю: “Как это случилось?” — “Да вот, выпили вечером по сто грамм, и меня заклинило” (он тогда лечился от алкоголизма). Я ему говорю: “Раздевайтесь, сейчас я вас осмотрю”. А он мне: “Доктор, вы только осторожно. Он мне еще дорог как память”.

Главный врач Петербургского Центра простатологии Игорь Князькин — главный “членохранитель” современности. В его запасниках самая большая коллекция фаллосов в мире — около 10 000 экземпляров! А пациентами медика в разные годы были Сергей Филиппов, Станислав Садальский, Гарик Сукачев. Обычно врачи крайне неохотно рассказывают о своих вип-клиентах. Но для “МК” Князькин сделал исключение. И поведал шокирующие подробности интимных проблем наших небожителей.


Около входа — стоящая на коленях обнаженная девица в призывной позе. Ее бедра блестят, словно отполированные. Рядом с барышней восседает грузная дама неглиже — с широченными бедрами и грудью, пардон, до колен. Перед колоритной дамой — карлик, оголивший огромных размеров мужское достоинство, в котором чья-то заботливая рука выдолбила небольшое углубление для монеток. “Кунсткамера какая-то”, — подумала я, оглядевшись. Полки вдоль стен уставлены фаллосами и фигурками совокупляющихся парочек. На стенах — картины с изображением голых нимф. На все это великолепие смотрят посетители клиники, ожидающие своей очереди в коридорах. Немногие из них подозревают, что оказались в первом в России музее эротики.

— Последние представители династии Романовых — Александр Третий и Николай Второй — собирали вещи эротической культуры, — рассказывает Князькин. — Они скупали самые дорогие вещи у западных и российских мастеров. В запасниках Эрмитажа до сих пор хранится уникальный гарнитур Николая Второго: кресла, стул и стол. Ножки у них в виде фаллосов, а сам стол изображает вагину. Удивительно красивая вещь!

Музей начал создавать 12 лет назад главный врач Петербургского Центра простатологии Игорь Князькин. Сегодня в стенах клиники находится лишь часть коллекции доктора Князькина. Недавно один из руководителей города предложил сделать музей эротики государственным. Так что осенью коллекция переедет в отдельное помещение, а пока все желающие могут бесплатно созерцать предметы эротического искусства в клинике.

— Чтобы наглядно объяснять пациентам некоторые вопросы, я вынужден был иметь какое-то подобие фаллоса под рукой, — вспоминает Князькин. — Ну, заказал знакомому резчику по дереву несколько фаллосов. Их, кстати, тут же украли. С тех пор пациенты считают своим долгом принести мне какой-то эротический сувенир. Сам я что-то покупаю у антикваров, что-то привожу из поездок. Например, в 1991 году я был в Тунисе и купил у местных жителей несколько фаллосов. Каково же было мое удивление, когда сотрудники Эрмитажа выяснили, что этим фигуркам тысяча лет!

У Игоря Князькина самая большая коллекция фаллосов в мире — около 10 000 экземпляров! Всего в музее 15 тысяч экспонатов, и каждый день прибывают новые. Сейчас музей эротики значится во всех официальных туристических каталогах. Жемчужина коллекции доктора Князькина — 25-сантиметровый половой орган Григория Распутина.

В музее есть коллекция гжельских “неприличных” фигурок, а также ложечки для обуви, штопоры, курительные трубки, пепельницы, солонки в виде половых органов.

— Это мастера на досуге развлекаются, каждая фигурка — авторская, — поясняет Князькин.

Трусы для Казановы

Игорь Владимирович — врач-уролог, гинеколог, андролог. Через его руки, точнее пальцы, прошли Борис Березовский, Гарик Сукачев, Юрий Гальцев, Алексей Нилов. От простатита лечился, например, Рэм Вяхирев. По поводу той же болезни Князькину звонил и консультировался лечащий врач президента Белоруссии Александра Лукашенко. Бывший губернатор Петербурга Яковлев тоже был пациентом Князькина.

— Одной из самых необычных посетительниц моего института была Эдита Станиславовна Пьеха. Просила помочь ее садовнику.

А вот коллеги Сергея Шнурова пришли ко мне с иной просьбой — излечить музыканта от... излишней любвеобильности. Популярный матерщинник так любит женский пол, что не раз срывал концерты и записи из-за очередного увлечения. Я прописал ему трудотерапию. И подарил символические лопату и грабельки. Он ведь большой бездельник. Шнур так воодушевился подарком, что хочет написать песню про лопату, грабли, серп и молот. Теперь он мне говорит: “Я женщин даже не замечаю, так много работы — то съемки, то концерты”.

Как-то ко мне пришел Кикабидзе. “Нэ надо меня проверять, и “сулико” мне дэлать тоже нэ надо, я и так здоров”. “Сулико” — это на жаргоне массаж простаты. “Посовэтуйте только таблэтки какие-нибудь”. Я посоветовал принять пару раз виагру.

Любимый пациент Князькина — Борис Березовский.

— Когда мы познакомились, у него была квартира в том же доме, что и наш институт. Он обратился ко мне, когда заболел вирусным гепатитом, скорее всего заразился от очередной пассии. Пришел в депрессии, весь желтый, мы ему тайно, по ночам капельницы ставили. Борис Абрамович — очень интересная личность и ярко выраженный андрогенный тип. Кстати, орган у Березовского небольшого размера и обрезан, только не очень аккуратно, нехудожественно. Мы бы сделали лучше. На что жаловался? Не скажу. Ему я посоветовал собственное изобретение: перед половым актом нужно побрить лобок и яички. Только лучше, чтобы это сделала партнерша. Еще порекомендовал носить перед половым актом красные трусы. Это я советую почти всем. Через некоторое время он мне позвонил из Москвы: “Игорь Владимирович, красные трусы действуют!” Спрашиваю: “Как это проявляется?” — “Все мои бабы умирают от смеха!”

— А каким образом это помогает?

— С красными трусами (тоже мое ноу-хау) я разобрался, вспомнив теорию цвета из школьной программы. Помните, по одной теории цвет — это квантовые излучения, по другой — электромагнитное излучение. Так вот, красный дает самые сильные импульсы, поднимает давление, улучшает эрекцию. Достаточно просто посмотреть на красный. Не зря ведь в будуарах были красные шторы. Кстати, Казанова тоже носил красное белье.

— Борис Абрамович на вас не обидится за обнародование столь пикантных подробностей его жизни?

— Нет, что вы! Мы говорили на эту тему, так что никаких обид. Он, кстати, звонил мне, просил уничтожить его историю болезни на случай, если за ней придут. А я ему сказал: “Не беспокойтесь! Я ее сожру, но не отдам!” Я ее действительно уничтожил.

Сейчас доктор дописывает книгу, которая будет называться “Секс на троне, или Интимная жизнь царей и владык от Гильгамеша до Путина”.

— Мне удалось собрать удивительные материалы, в том числе о самых видных государственных деятелях.

— Ну и как у владык с этим делом?

— Плохо. Иначе они не стали бы владыками, это точно.

Кстати, дабы оградить известных клиентов от утечки информации об их здоровье, в институте их лечат под чужими фамилиями.

— Сначала я давал псевдонимы по времени поступления в больницу. Березовский проходил у нас под фамилией Сентябрьский. Сукачев — Декабрьский. Но названия месяцев быстро закончились, стал давать характерные псевдонимы. Юрий Куклачев — был Котовским, Семен Альтов — Басов. А Стасу Садальскому я придумал фамилию Чемоданский, очень он мне чемодан напоминает. Всех клиентов я прошу запомнить их новые фамилии, иначе историю болезни не найдем. Был у нас клиент — известный актер, сыгравший одну из ролей в картине “Семнадцать мгновений весны”. На гастролях у него как-то случилась задержка мочи. Мочевой пузырь распух, заболел. Его срочно привезли к нам. Я так и записал в истории болезни — “Неписуев”.

Карамелька в виде фаллоса

Знаменитые пациенты часто дарят любимому доктору всякие мелочи.

— Борис Березовский подарил целую кучу сувенирчиков: заводные пенисы, прыгающие груди, заводные парочки, которые занимаются сексом. Принес целый мешок: “Это тебе, для коллекции”. Алла Борисовна и Филипп преподнесли мне зажигалку в виде фаллоса, когда узнали, что я собираю всякие штуки. Горбачев передал кружку с выпуклой грудью. Он нашим пациентом не был, просто заходил как-то в гости. Садальский подарил кошелечек с маленьким фаллосом внутри, очень смешной.

Зураб Церетели вручил мне очень интересную деревянную скульптуру — вагину, в которую встроен термометр. Я сказал: “Это наверняка ваше собственное произведение”. — “Угадали, мое”.

Михаил Задорнов обещал мне привезти “собственный член”. Я так и не понял, что он имел в виду, но жду с нетерпением.

В музее постоянно случаются забавные истории. Недавно туда заглянул отставной милиционер. Осмотрев витрины с экспонатами, он... снял штаны и предложил создателю музея свой половой орган в качестве экспоната.

Это еще что! Как-то ко мне обратился пациент, своеобразный такой дядечка — весь в наколках, вор в законе из Ростова, но живет в Питере. Он мне предложил купить член... Чикатило. “Мы знаем, где он похоронен, могут привезти, если купишь. Ты же собираешь всяких уродов”.

Никто ведь не знает, где похоронен известный маньяк, — родственникам его тело не отдали, похоронили сами органы под чужой фамилией, где-то под Ростовом. Я усомнился: “А как я проверю, что это его член?” Авторитет обиделся: “Мы не обманываем, раз я сказал, так оно и есть”. Как видите, я не коллекционирую экспонаты, они сами ищут меня.

Недавно я получил приглашение посетить аукцион в Лондоне. Там будет выставлен лот под номером 1228. Главный менеджер сообщил, что в запаянном стеклянном сосуде с жидкостью, помещенном в старинную шкатулку, хранятся наружные половые губы Жанны д’Арк. Разумеется, я сразу поинтересовался подлинностью содержимого шкатулки. Мне привезли заключения двух британских экспертов — историка и патологоанатома. Оба подтвердили наличие частей тела Орлеанской девственницы в сосуде. Хотя о смерти Жанны д’Арк существует много версий. По одной из них, она дожила до глубокой старости, у нее даже были дети. А на костре якобы сожгли другую женщину. Но инквизиторы, хоронившие тело Жанны, сохранили ее половые органы.

Мне как ученому интересно узнать правду. Если экспонат будет у нас, мы сможем провести свою экспертизу...

Игорь Владимирович мечтает, чтобы его коллекция разместилась в Таврическом дворце.

— Во-первых, там жил любовник императрицы граф Потемкин, во-вторых, если смотреть сверху, дворец по форме напоминает фаллос. Чем не место для музея? Вход в него скорее всего будет бесплатным, а всем гостям будем раздавать леденцы в форме фаллоса. Мы уже сделали заказ кондитерской фабрике им. Крупской. Правда, они предложили нам сосульки “Половой орган Распутина”, но мы отказались — такая карамелька не каждому по губам.




Партнеры