Россия потеряла голос

17 мая 2004 в 00:00, просмотров: 204

Животный экстаз ритуальной пляски языческого племени во главе с предводительницей Русланой — гарной, рослой и ладно сбитой дивчиной, слегка прикрытой кожаными лоскутами убиенных животных, — смял на своем пути все поздние проявления цивилизации и порожденной ею духовности. Ни густо замешанные на канонах православной этики сербские псалмы, ни эротическое растопыривание кривоватых ног и полустриптиз греческого мачо-певуна, ни задиристый эпатаж в стиле “Здоб Ши Здуб” турецкой рок-альтернативы не сумели предотвратить сокрушительной и никем не ожидавшейся победы Украины в субботу ночью на финальном состязании конкурса песни “Евровидение-2004” в Стамбуле. Россия в итоге оказалась в середнячках на 11 месте. Маше Кац, Алсу, “Тату” и “Премьер-Министру” в свое время удалось продвинуться дальше. Но на фоне успехов Аллы Пугачевой, Филиппа Киркорова и “Мумий Тролля” результат Юли Савичевой еще не самый безнадежный.

ДИКИЙ ТАНЕЦ УКРАИНЫ

Страны, одна за другой привороженные шаманской энергией “Wild Dance” (“Дикого Танца”), выкатывали во время голосования высшие баллы Руслане: Исландия, Польша, Турция, Эстония, Израиль, Литва, Латвия и, наконец, Россия. Итоговая цифирь 280 оставила далеко позади ближайших конкурентов — Сербию (263), Грецию (252) и Турцию (195). Опасность со стороны Бельгии, настойчиво предсказывавшаяся наблюдателями все предыдущие дни, оказалась сильно преувеличенной. Певица Xandi со своим всебельгийским шлягером №1 “1 Life” наскребла себе 7 баллов и благополучно выбыла из стран-финалисток следующего юбилейного состязания “Евровидение-2005”. Поспорившие между собой (она — на бельгийку, он — на грека) Алла Пугачева и Филипп Киркоров оба друг дружке и проиграли. Они сидели в Иерусалиме, праздновали десятилетие венчания, но держали, что называется, руку на пульсе. Надо ж было как-то коротать чинные семейные вечера. Впрочем, не одни они ошиблись в прогнозах.

Четверка лидеров была вполне очевидной уже после финальных репетиций и предсказывалась тотализатором. Однако Украине самое большее отводили 2—3-е место, но не победу. Победу предсказывали Греции. Поэтому, когда под сводами зала “Abdi Ipekci” огласили финальный результат, у греков сильно перекосило лица. Сербы оторопели, потому что несколько раз, пока шло голосование, они уверенно вырывались на первое место и, похоже, уже рисовали в мечтах, как “Евровидение” будет гулять в Белграде. Турки злились на всех, кто давал им меньше 10, и под конец уже совсем озверели. А братья-хохлы на мгновение замерли перед монитором, а потом истошно завопили и отчаянно стали размахивать огромными желто-голубыми знаменами, запасливо завезенными в товарных количествах. Вот что значит хозяйская жилка! Страшно представить, что бы было, победи Россия. Даже размахивать не получилось бы — на всю делегацию раздали перед концертом жалкую горстку микроскопических флажков, которые и самим-то без лупы трудно было разглядеть. К счастью, пронесло.

А вот хохлы залетели на всю катушку. Победа нахрапистой Русланы, которая сама себя, собственно, и вывезла в Стамбул, похоже, вызвала в Киеве не меньшую оторопь, чем у их делегации на “Евровидении”. Там ожидали всего, но не победы. Из источников в украинской делегации нам стало известно, что уже спустя три минуты после оглашения результатов к ним из Киева звонил зам. премьера и, поздравив, конечно, с победой, очень мягко, но однозначно пожурил за то, что “столько теперь проблем навалилось” и что чуть ли не сами, коль такие прыткие, это “Евровидение” теперь и проводите. Впрочем, деятельная Руслана готова и к такому повороту. Она всегда была сама себе голова. Пока наш Первый канал снимал сцены радости украинских болельщиков, которые благодарили Россию “за 12 баллов”, а еврожурналисты собирались в пресс-центре на пресс-конференцию победительницы, Руслана дала свое первое интервью после победы для “МК”.

— Как ощущения? Вы были готовы к победе?

— К победе надо быть готовым всегда. Но, честно говоря, мы хоть и старались, и с честолюбием у нас все в порядке, но на такой результат рассчитывали только в мечтах, которые казались несбыточными. Хотя, честно скажу, что считала себя сильной участницей. Безусловно сильными соперниками были и сербы, и греки, и турки. Из девушек же бельгийка Ксанди, когда я ее увидела, меня настолько очаровала и восхитила, что превзойти ее мне казалось сложнейшей задачей.

— А она оказалась вон где...

— Все это лотерея, судьба и случай. Место не значит ничего. Какое бы место она ни заняла, это не делает ее менее талантливой и замечательной певицей. И я к тому же с ней очень сдружилась здесь, в Стамбуле, да и со всеми другими своими так называемыми конкурентами. Я к ним отношусь как к друзьям. Они все замечательные люди. Я буду рада встретить их в Киеве.

— Чем вы сами объясняете свой успех?

— Верой в себя. Я все сделала своими руками. Сама придумала, сама записала альбом, сама его выпустила, сама поехала в промо-тур по 15 странам Европы. И не благодаря чьей-то помощи, а вопреки всем пророчествам о полном крахе и провале. Ведь, кроме как “бредом”, все, что я делаю, в самом начале никак иначе никто не называл. А я вот взяла и с этим “бредом” приехала на “Евровидение”, и победила. И горжусь, что этим добавила позитива в образ своей страны. Пусть теперь к нам все приедут и увидят, как много в Украине дружбы, любви, открытости...

На пресс-конференции европресса пялилась на Руслану, как на выскочку, с завистливым недоумением. То есть врожденная политкорректность вынуждала вымучивать на лицах улыбчивые гримасы, но тщательно скрываемая досада просто витала в воздухе, несмотря на лихорадку фотовспышек и нескончаемую череду дежурных вопросов.

На улице перед пресс-центром одиноко стояла на непривычно холодном для Стамбула ветру Юля Савичева. Она прижимала к груди огромного белого плюшевого мишку и плакала. Рядом, такая же маленькая и хрупкая, дочку за плечики обнимала мама. По площади мимо Юли и всех остальных с озабоченными лицами нервно фланировало руководство Первого канала и менеджмент Юли. У них были какие-то свои проблемы, недоступные нам.

— Юлька, не расстраивайся! Ты — молодчина. Ведь мы же остались в финалистах, — попытался я утешить плачущее дите, — 11-е место в твои 17 лет на таком конкурсе — это круто! Сама же говорила, что проигравших здесь нет — все, мол, победители, кто уже попал на “Евровидение”...

— Да я не из-за этого, — всхлипнула Юля, — я из-за папы...

— У нее папа очень строгий, — пояснила Юлина мама, — позвонил, накричал, ему все не понравилось.

— Скажите папе — ребенок не виноват, что над ним так издевались и вместо того, чтобы просто петь, заставляли чуть ли не акробатикой заниматься...

Поучаствовав в семейном разборе полетов, “ЗД” поспешила на afterparty, который турки устроили во дворе шикарной средневековой крепости “Семь башен”, с сытным фуршетом и ослепительным фейерверком. Подвыпивший мэр Стамбула на заплетающемся английском благодарил со сцены всех и вся, но оркестром дирижировать не стал, а просто затянул в финале “Thank You For The Music” от старой доброй “АВВА” и позвал всех на следующий год в Киев. Под конец со сцены объявили итоги профессионального конкурса журналистов, которые отдали свои симпатии все-таки сербу Желько Йоксимовичу за его прочувствованную этно-балладу “My Fawn”, и результаты опроса артистов — участников прошлых конкурсов (такое практикуется ежегодно), которые большинством голосов, так же как и телезрители Европы, присудили победу украинке Руслане.

К утру народ потихоньку потянулся кто в отели, а кто и в аэропорт. “ЗД” тоже собралась в Москву. Ведь разбор “евро-полетов” только начинается.

“ЕВРОВИДЕНИЕ": С ОСЛИНЫМ УПРЯМСТВОМ
Собравшиеся в студии “Большой стирки” опять не дождались чуда

“Приготовились... Орем!” — и публика, не заставив просить себя дважды, организованно взрывается шквалом аплодисментов, нерастраченной удали и еще не попранного патриотизма. Так началось ток-шоу “Большая стирка”, приуроченное к конкурсу “Евровидение-2004”. В студии собрались и простые болельщики, и звезды — “Премьер-министр”, Михаил Гребенщиков, Анастасия Стоцкая и др. Еще за две минуты до этого в студии царил хаос — люди не могли рассесться, несколько приглашенных гостей пока не пришли, а по сцене с большой метлой ходила тетя Зоя и безуспешно пыталась подмести нападавшие во время репетиции блестки. Посреди всего этого стоял взволнованный Андрей Малахов, опираясь на спинку серого ослика Яши.
Ослик Яша местный. Он “работает” в останкинском парке. А тут он стал частью колорита “стамбульского базара”. Мы застали волнительные минуты репетиции за полчаса до эфира. “Андрей, может ты на него сядешь?” — попросили с режиссерского пульта. Ведущий наотрез отказался. Наряду с копытным колорит создавали знойные барышни, в обязанности которых входило исполнение танца живота. Как выяснилось, это вовсе не профессиональные танцовщицы, а посетительницы одного из спортклубов столицы. С работой в кадре суррогатные одалиски не были знакомы — режиссер еле расставлял девчонок по местам.
Первым в студии появляется Сергей Зверев. Он с волнением наблюдает, как выглядит творение его рук на голове Малахова. Это он сделал Андрею прическу специально к этому действию. Стилист показывает ведущему “класс” и отправляется в кулуары. Но в дверях его ловит его старая знакомая — все та же тетя Зоя, и он с ней весьма доверительно беседует о том, почему не привел своего отпрыска. “Это все поздно закончится”, — объяснил прославленный цирюльник.
Я встречаю Яну Чурикову, которая в тот вечер оглашала результаты голосования по России. На не слишком оригинальный, но актуальный вопрос о том, как она оценивает шансы Юли Савичевой, Яна отвечает, что поставила на нее очень много спиртного и надеется, что не придется его отдавать. Кому только не задаю такой же вопрос, все высказываются либо дипломатично: мол, чего не бывает, — либо, вроде Ксении Стриж, открытым текстом говорят, что в сказки они не верят.
Ослик по сценарию должен был уйти сразу после вступления, но перед выходом он всеми четырьмя ногами уперся, и сколько его ни тянули танцовщицы, он не собирался покидать студию. Малахов публично попросил оставить животное в покое. Спустя пару минут к Яше подкралась девушка из съемочной бригады и попробовала урезонить упрямую скотинку, но он все так же решительно протестовал. Противостояние продолжалось секунд тридцать под все нарастающий смех студии. Яша победил и вопреки сценарию остался еще на некоторое время.
Когда первое включение закончилось, именитая публика сразу же отправилась на восьмой этаж, где в “штабе” “Стирки” им накрыли сиротливый фуршет. “На сладкое” был маленький телевизор, по которому можно было лицезреть выступление Юли Савичевой.
Голосование было самым волнующим моментом. К последнему часовому включению народ был нехило разогрет спиртными напитками и с трудом произносил членораздельные фразы. В том числе и “фабриканты”.
В заключительной части жюри, в которое входили такие люди, как Николай Дроздов, Надежда Бабкина и Глюкоза, отбивалось от не на шутку разошедшегося Отара Кушанашвили. После окончания эфира непримиримый оппозиционер первым подбежал к ним и покладисто пожал всем руки.
Сам Малахов остался эфиром доволен. В прошлый раз эфир начался на пятнадцать минут раньше положенного и по студии еще ходили рабочие с лестницами. Так что телевизионная Москва выступила куда организованнее, чем ее представители в Турции.



Партнеры