Банда отставного подполковника

20 мая 2004 в 00:00, просмотров: 262

Наши военные очень любят президента. Но еще больше они любят деньги. И если речь идет о том, чтоб изъять денежки для какой-нибудь президентской инициативы, направленной на то, чтоб их же и осчастливить, они делают это без колебаний. Отличный пример — Федеральная президентская программа “Государственные жилищные сертификаты”, из которой военным удалось откачать миллионы рублей.


о закону нельзя увольнять военнослужащего, если у него нет собственного жилья.

Этот закон очень мешал военной реформе, поскольку невозможно было выделить квартиры всем, кто подлежал увольнению. Чтобы как-то разрядить ситуацию с жильем для увольняемых, в 99-м году была принята специальная программа. Каждый, кто увольнялся из армии, внутренних войск, МВД, ФСБ, МЧС по независящим от него обстоятельствам (состоянию здоровья, максимальной выслуге лет или сокращению части), прослужив не менее 10 лет и не получив жилья, мог вместо квартиры (которую ему в обозримом будущем все равно бы не дали) получить государственный жилищный сертификат — ГЖС.

По задумке разработчиков программы, ГЖС покрывал военнослужащему примерно 80% стоимости положенной ему квартиры. Расчет был на то, что у кого-то из увольняемых есть накопления либо родственники, у которых можно занять деньги. Он поднапряжется, доберет недостающую сумму и сам купит себе жилье. Таким образом, и государство свой долг выполнит, и военнослужащий внесет посильную лепту, и новые дома строить не придется.

* * *

Программа ГЖС была широко разрекламирована как огромный шаг вперед в решении “воинской” жилищной проблемы. Тем не менее сертификаты поначалу не пользовались популярностью. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что они выдаются на сумму, которая покрывает примерно две трети стоимости положенной квартиры, поэтому офицеры предпочитали их не брать, а продолжать стоять на очереди в части и надеяться, что рано или поздно все-таки получат “натурой” ту квартиру, какая им положена по закону.

Те же, кто все-таки решался взять жилищный сертификат, обнаруживали, что его невозможно использовать, не потеряв при этом пару тысяч долларов на обналичивание.

Деньги, на которые выписан ГЖС, на руки военнослужащему не выдаются. Ему выдается бумажка-открытка, в которую вписана сумма, предназначенная на приобретение квартиры. С этой открыткой он идет в любое агентство недвижимости, там ему “покупают” квартиру, потом ее “продают” и отдают деньги, вписанные в сертификат.

Но, конечно, не всю сумму. За обналичку ГЖС агентства берут от 8 до 15% от его стоимости (обычно от 1 до 2 тысяч долларов).

Разумеется, это противоправно. Формально обладатель ГЖС обязуется заплатить за услуги поиска продавца-покупателя мизерную сумму порядка 150 рублей, ни о каких тысячах там речь не идет. Но у него нет выхода. Если он взял ГЖС, он вынужден иметь дело с риэлторской фирмой, а поскольку прокуратура этими конторами никогда не занималась, они спокойно обдирали и продолжают обдирать вояк.

Поначалу обналичивание было единственным каналом, по которому деньги, предназначенные военнослужащим, уходили “налево”. Но пару лет назад положение изменилось. Управленцы, отвечающие за “строительство и расквартирование”, придумали оригинальную схему, позволившую отвернуть крантик пошире.

* * *

Жилищный сертификат выдается на семью военнослужащего исходя из социальной нормы — 18 кв. метров на человека.

Жилье в разных регионах стоит по-разному, поэтому стоимость квадратного метра для данной местности определяется один раз в квартал в соответствии с данными Госстроя. Понятно, что, написав заявление на квартиру в Краснодарском крае, военнослужащий с семьей из четырех человек получает сертификат на сумму по крайней мере в два раза меньше, чем такой же военнослужащий, пожелавший купить квартиру в Москве.

Дальше, наверно, все понятно.

Управленцы, отвечающие за расквартирование военных, тоже поняли, и примерно с 2001 года пошел бросок на Москву.

То никто не хотел брать ГЖС, а тут вдруг поперло. Начал неуклонно расти процент желающих получить сертификаты, причем все захотели непременно в столицу.

В 2001 году, к примеру, в Северо-Западном округе внутренних войск из 100 человек всего 10 хотели жить в Москве, а остальные — в Пскове, Выборге, в Питере.

В 2002 году уже половина желающих написала заявление на Москву, а в 2003-м — больше 90%. В Северо-Кавказском округе ВВ эти показатели выросли от 40 до 60%.

Похожая картина в армии. Всех данных у нас, к сожалению, пока нет, но, к примеру, на Северном флоте в прошлом году заявления на жилищный сертификат на Москву подали три сотни человек, а на Тихоокеанском — больше тысячи.

Хотя, казалось бы, с какой стати военнослужащие так стремятся в столицу с насиженных мест и, главное, с какой стати управления по строительству и расквартированию столь охотно идут им навстречу?

* * *

Если офицер написал заявление на Москву, ему выдадут сертификат на огромную сумму. Скажем, за квартиру на шесть человек он получит примерно 2 миллиона рублей. Для приобретения адекватной московской квартиры этого маловато, но если обналичить сертификат в Москве вышеописанным способом, а потом приехать к себе в Псков, то там можно купить две квартиры. И добавлять ничего не надо.

Самому вояке такая хитрая комбинация вряд ли придет в голову, и даже если придет — самостоятельно он ее никогда не осилит. Слишком много препонов. И у себя в округе надо уйму документов представить, и в главке встать на очередь, и в военкомате в Москве — в общем, куча всего, и везде будут придираться к каждой бумажке.

На помощь военным приходят умные добрые люди. Как правило, это либо должностные лица, отвечающие за строительство и расквартирование в округе, либо те, кто оттуда недавно уволился. Ушел, так сказать, в рынок — в свободный полет.

Они говорят офицеру, желающему получить ГЖС на Псков: “Сколько стоит в Пскове трехкомнатная квартира? Полмиллиона рублей? Хорошо, пиши заявление на Москву и доверенности на таких-то людей (чтоб они открыли счет и купили квартиру), а мы тебе эти полмиллиона отдадим наликом через несколько месяцев”.

Офицеру выгодно — ведь если он напишет заявление на Псков, ему не полмиллиона достанется, а тысяч 300 в лучшем случае, да еще в окружной КЭЧ будут голову морочить годами: то у него одной справки не хватает, то другая не по форме.

Риэлторские конторы в Москве тоже нормально зарабатывают, но особенно выгодно — умным, добрым управленцам. С каждого ГЖС они забирают от 200 тысяч до 1,5 миллиона рублей. Офицер ведь может написать заявление на семью не из трех человек, как на самом деле, а из шести, скажем. Вписать туда каких-нибудь дальних родственников. Пожалуйста, теперь к нему в КЭЧ никто придираться не будет. Чем больше его семья — тем выше прибыль у тех, кто проверяет и заверяет его “жилищное дело”.

Как только все это стало понятно и колесо завертелось, жилищные сертификаты начали получать люди, и вовсе не имеющие на них никаких прав. В 2003 году только в двух округах внутренних войск было незаконно выдано 350 жилищных сертификатов. Они выдавались на необоснованно многочисленные семьи. Выдавались тем, кто не отслужил десять лет. Тем, кто уже раньше получал квартиру. Тем, кто не увольнялся из армии ни по независящим от него причинам, ни вообще ни по каким.

Старший офицер квартирно-эксплутационной службы Северо-Западного округа ВВ майор Олейников, в чьи непосредственные обязанности входило распределение ГЖС, будучи абсолютно холостым, получил ГЖС на семью из шести человек на сумму 1 млн. 900 тыс. рублей.

Предшественник Олейникова на этой должности, отставной капитан Сапрыкин, с 2002 по 2003 год сотрудник агентства недвижимости “Домострой-2000” по привлечению клиентов (излишне говорить, что эта фирма плодотворно “работает” с воинскими сертификатами), уволенный ранее по дискредитации, получил ГЖС на четырех человек.

Делопроизводитель этой же службы гражданка Нерова, также не обремененная узами брака, получила сертификат на семейство из четырех человек на 1 млн. 200 тыс. рублей.

Начальник отдела кадров всего Северо-Западного округа полковник Лупан, выдававший справки военнослужащим о том, что их должности подлежат сокращению, хотя на самом деле они ни сокращаться, ни увольняться не собирались, получил ГЖС на себя и четырех членов своей семьи как никогда не имевший жилья. Интересно, что за пару лет до этого на прежнем месте службы он уже получал квартиру, которую затем приватизировал и продал.

Капитан Качура, начальник КЭЧ одной из частей Северо-Западного округа, имея всего восемь лет общей выслуги, получил сертификат на себя и членов семьи.

А в Северо-Кавказском округе ВВ действовала “банда” отставного подполковника Тараскина. Там выдавали ГЖС гражданским лицам — якобы с целью их отселения из “обособленного военного городка”, каковым они самостоятельно назначили поселок Казачьи Лагеря под Ростовом. За 2003 год они таким образом “отселили” семь человек, тряхнув госбюджет примерно на 7 миллионов. Интересно, что все эти отселенцы, получившие сертификаты на Москву, по сей день проживают в Казачьих Лагерях, за исключением гражданки Лут, 1932 года рождения, которая умерла спустя два месяца после того, как подала заявление на ГЖС. Сертификат ей, впрочем, все равно выписали.

* * *

Обычно подобные вещи вообще не вскрываются. В лучшем случае — выдергивается эпизод, который считается “единичным случаем злоупотребления”.

А здесь вскрыта система, и клубок начал разматываться. По двум округам ВВ возбуждено восемь уголовных дел, но это только начало. По Минобороны возбуждено одно уголовное дело — в РВСН, но первое — не последнее. Перед прокуратурой лежит непаханое поле, на котором главный военный прокурор поручил подчиненным органам провести прокурорские проверки по соблюдению законности в сфере распределения ГЖС во всех военизированных формированиях Российской Федерации.

Но у всякой системы есть организатор — начальственный мозг, придумавший схему, воплотивший ее в жизнь и получающий с нее сотни миллионов рублей (именно в таких масштабах оцениваются бюджетные потери по ГЖС). Есть такой организатор и в системе откачивания денег из президентской программы ГЖС.

И сидит он в высоком кресле, и носит погоны с большими звездами — а иначе система просто не работала бы.

Так что теперь есть два варианта: либо следствие выйдет на организаторов, либо все умрет на сегодняшнем уровне. Тогда будет понятно, что масштабы воровства таковы, что их не победить.


P.S. Сегодня на заседании правительства и.о. министра экономического развития Герман Греф выступает с докладом о мерах по созданию накопительной системы обеспечения жильем военнослужащих и их семей.

Накопительная система — еще один прорыв в решении жилищной проблемы. Уже известно, что воплощать в жизнь ее будут те же самые чиновники, которые занимались жилищными сертификатами. Так что можно с большой долей уверенности уже сейчас предположить, что накопительная система обернется примерно тем же оголтелым хапком, что и программа ГЖС.



Партнеры