На голубом газу

25 мая 2004 в 00:00, просмотров: 379

Никуда не деться от магии цифр. Год сейчас 2004-й. Комбинация последних двух цифр ничего не напоминает? Да это же один из экстренных телефонов 04 — аварийная газовая служба! И как раз нынешней весной у нас случилось обострение “газовой боязни”. Там взорвались несколько баллонов, тут рвануло из-за повреждения трубы... Страшновато! Но, с другой стороны, без газа нормальной жизни представить уже невозможно. Он и кормит, и греет, и капиталы помогает заработать — не зря же один из писателей придумал броское название: “голубое золото”!


Знакомство москвичей с этим самым “голубым золотом” состоялось полтора века назад. Тогда газовое топливо дебютировало в Первопрестольной в качестве горючего для ламп (у наших прадедов даже термин такой существовал — “светильный газ”).

Новые лампы горели гораздо ярче своих керосиновых и масляных предшественников. Однако и стоило такое удовольствие недешево. Газом освещались лишь некоторые общественные здания в центре и дома самых богатых обитателей Златоглавой. В 1859 году было учреждено “Московское товарищество сжатого переносного газа”, имеющее право продавать всем желающим новое топливо. Перевозили его гужевой тягой: по улицам разъезжали странного вида телеги, на которых возвышались большие железные цилиндры, наполненные “голубым золотом”. Добравшись до адресата, “газовозчик” подсоединял резиновый шланг к вентилю, торчавшему из стены, и перекачивал газ в специальный резервуар, установленный в здании. Оттуда по внутренним трубам газообразное горючее поступало к лампам.

“Светильный газ”, выработанный методом сухой возгонки каменного угля, обладал специфическим запахом. А герметичность домовых трубопроводов была далека от идеальной. Так что “в нагрузку” к яркому свету обитатели помещений получали еще и весьма неприятное амбре. Особенно много нареканий публики вызывала газификация светильников в залах Большого и Малого театров (для их освещения был специально построен маленький газовый завод во дворе Малого театра). Спектакли проходили в малосимпатичной для обоняния атмосфере, и потому зрителям приходилось не жалеть духов. Подобные “газовые атаки” продолжались вплоть до 1893 года, когда Большой обзавелся электрическим освещением.

В 1861 году к московскому генерал-губернатору поступило предложение об устройстве в городе уличного газового освещения. В Думе создали особую комиссию для решения вопроса. Господа гласные размышляли долго, лишь в январе 1865-го был заключен контракт с фирмой Букье и Гольдсмита. Иностранцы сразу же взялись строить большой газовый завод неподалеку от Курского вокзала и прокладывать от него подземные трубы для подачи газа к светильникам. Пробу освещения произвели на Кузнецком Мосту 25 декабря 1865 года. А 27 декабря состоялось торжественное открытие “газификации” Москвы: в пять часов вечера городской голова князь А.Щербатов зажег возле Архангельского собора в Кремле первый газовый фонарь.

Через три года центр старой столицы освещали уже 3100 таких “лампочек”. (Ежедневно с наступлением сумерек их по очереди зажигали от специальных запалов фонарщики. Каждый такой “работник службы городского быта” должен был успеть включить за полчаса 50 уличных светильников.) К 1882 году их количество достигло максимума — около 9000 штук. На главных улицах стояло по 50 фонарей на каждую версту, а в переулках — по 20. В дальнейшем “газовики” стали постепенно вытесняться электрическими светильниками. Последний газовый фонарь в городе погас в 1932-м.

К 1905 году от завода у Курского вокзала протянулось уже более 300 километров труб. Но число частных абонентов-газопотребителей было еще совсем невелико: газ провели только в 90 квартир. В то время “голубое золото” начали использовать в быту и для других — помимо освещения — нужд. Появились, например, специальные газовые плиты для приготовления пищи. В 1906-м их насчитывалось в московских квартирах только шесть штук, но потом газификация кухонь пошла весьма активно, и к 1914 году горожане пользовались уже 7000 таких “газовых печек”. Судя по каталогам, “Генеральное французское и континентальное общество освещения” предлагало в то время самую разнообразную газовую технику. Простейшая плита с двумя горелками и духовкой стоила всего 5 рублей 50 копеек. А вот газовая кухня “с четырьмя кранами и вертелом” (это предшественник нынешнего гриля) — уже 28 целковых. Кроме того, в магазине можно было приобрести газовую водяную баню, газовый камин...

Большевикам сперва было не до газа. После революции город пробавлялся дровишками, а улицы практически не освещались. Зато с началом индустриализации дело пошло. В 1931 году начал работать новый завод “Нефтегаз” — теперь “голубое золото” получали не только из угля, но и из нефти.

В конце Отечественной войны было принято решение снабжать город “привозным” газом. Воюющая страна приступила к строительству первого магистрального газопровода Саратов—Москва. Он был пущен в эксплуатацию 11 июля 1946 года, и с этого времени началась массовая установка газовых плит. Уже к 1950 году было газифицировано свыше 200.000 квартир. А максимума своего газификация города достигла к концу 1970-х — тогда в Златоглавой бытовым газом пользовались обитатели двух миллионов квартир!

Такое “благо цивилизации” порой преподносило и неприятные сюрпризы. Самое серьезное ЧП произошло в 1967 году: взорвался пятиэтажный дом на ул. Осипенко, и погибли почти 200 человек. Расследуя причины катастрофы, комиссия пришла к выводу, что виноват во всем взрыв газа (возле руин дома действительно обнаружили развороченную магистральную трубу). На место трагедии приезжал даже Леонид Брежнев. Вид развалин пятиэтажки, залитых кровью, произвел на генсека сильное впечатление. По его инициативе правительство провело специальное заседание, на котором приняли решение о переходе к массовой установке в московских новостройках электроплит. (Отныне газовыми плитами разрешено было оснащать лишь дома, имеющие не более девяти этажей.)

Долгое время москвичи платили за газ “по фактическому расходу”: на кухнях квартир висели большие кастрюлеподобные газовые счетчики. Однако в 1962 году произошла очередная авария: на сей раз по чьему-то недосмотру в районе проспекта Мира в городскую сеть низкого давления врезали трубу магистрального газопровода. В результате такой “оплошки” в один миг вышибло несколько тысяч газовых счетчиков. Чтобы не тратиться на их замену, власти города решили перейти на усредненную плату за пользование газом — была назначена фиксированная сумма, которую ежемесячно должен платить каждый обитатель квартиры.




Партнеры