“Tорчащий гвоздь” в кожаной кепке

3 июня 2004 в 00:00, просмотров: 201
Это дает все основания полагать, что технологии предвыборного пиара переживают самый глубокий кризис с момента своего возникновения на российском политическом поле…

После того как в 1999-м Лужков стал мэром во второй раз, похоронив все надежды конкурентов лавиной отданных за него голосов, персона московского градоначальника стала своеобразным полигоном для “обкатывания” самых новых пиар-технологий. “Хромая утка” (так в Америке называют политиков, избирающихся на второй срок) на столь вожделенном кресле стала поистине знаковой фигурой для пиарщиков всех рангов, мастей и калибров. “Гиганты заказного пиара” испытывали поистине спортивный азарт, придумывая новый компромат на московского мэра, вбрасывая его в массы и “снимая” реакцию общественности. Лучший минометчик всех времен и народов Доренко на пиаре вокруг фигуры московского мэра сколотил целое состояние. В период предвыборной кампании его пламенным антилужковским манифестам жадно внимала вся страна. Звезда “березового шоу” впадал в экстаз без разогрева и изрыгал потоки столь едкой ненависти, что казалось, от имиджа Лужкова не останется камня на камне. Но — странная вещь: чем больше Доренко “полоскал” московского мэра, тем больше креп авторитет последнего. Российский менталитет оказался принципиально отличным от французского и голландского, лишний раз подтвердив расхожий тезис о том, что у России — свой путь. Даже в области заказного пиара.

Россиянин с удовольствием получал очередную порцию ненависти с голубого экрана и тихо посмеивался в усы. Мели, мол, Емеля, коли за все уплочено. Мы-то знаем истинное положение дел… Кстати, после выборов, которые прозвучали похоронным звоном березовых надежд, звезда самого телекиллера тихо закатилась за горизонт. “Утонул в собственной желчи” — такой вердикт вынесли звезде “березового шоу” коллеги по информационному цеху.

Когда Лужков пошел на третий срок, ситуация изменилась в принципе. И конкуренты стали посерьезней, и сами пиарщики пообтерлись, и Лужков уже стал “уткой, хромающей на обе ноги”. Соответственно соблазн срубить его на взлете стал иным. Более наваристыми стали и призовые — похорошевшая за последнее время Москва стала еще более лакомым куском. Это только пришпорило честолюбие российских олигархических групп, к ногам которых, как к копытам батыевского коня, к тому времени покорно легла большая часть страны. “Победители” не могли мириться с тем, что на карте, как гвоздь в лавке, торчит один-единственный “остров Свободы”. И губернатор острова пинком отшвыривает все предложения, от которых до него не смог отказаться никто.

На эти выборы олигархия делегировала, словно монгольская конница Челубея, своего назначенца — в прошлом разведчика, ныне банкира. Но “под Челубея” просились новые пиар-ходы, которые торпедировали бы позиции столичного градоначальника. И они были придуманы. Подручные “золотые перья” после мозгового штурма решили использовать тактику многоступенчатого, “ползучего пиара”. Условное название акции было “От хорошего — к лучшему”.

Сначала банкир безусловно признал заслуги действующего мэра и даже снялся с его книжкой-пособием в руках. Потом ненавязчиво вбросил в массы мину-идею замедленного действия: мол, хоть Москва и хорошеет на глазах, это происходит не благодаря, а вопреки заслугам столичных властей. А вот он-то с такими финансовыми возможностями, какие представляет город, мог бы увеличить доход городской казны “в разы”. Но радужные планы гениев креатива оказались выброшенными на прибрежный песок.

“Неудобный” московский избиратель и на этот раз распознал, откуда дует ветер и каким образом увеличится “в разы” городская казна. Путь-то был один — только за счет лихорадочной продажи направо и налево столичной недвижимости, которая стабильно приносит доход городу и его жителям. Не помогла и тактика “плача Ярославны”: на Руси, быть может, обиженных и любят, но только не обиженных олигархов.

Последний опрос общественного мнения показал, что даже узник совести Ходорковский, уже сполна вкусивший прелести российских нар и публично кающийся в содеянном, не вызывает у обывателя “требуемого” сочувствия. Обобранный олигархами россиянин мести, может, и не жаждет, но самый суровый приговор суда явно воспримет с чувством глубокого удовлетворения.

Другой конкурент, гробовых дел мастер, пробовал разыграть национальную карту. Этот пиар-ход успеха тоже не принес — гробовщик оказался “рекордсменом наоборот” по числу собранных голосов. Видно, не учел маэстро гробовых дел образовательный ценз и толерантность жителей столицы…

После того как в борьбе с “торчащим гвоздем в кожаной кепке”, как прозвали оппоненты московского мэра, в очередной раз потерпели фиаско самые свежие технологии, “антилужковское” пиар-сообщество впало в ступор. Гениев слегка заклинило. Заколдованный мэр по-прежнему казался желанной, но неприступной вершиной, которая манит опытного альпиниста даже после того, как при восхождении на нее сорвались в пропасть его товарищи. “Лужков кажется нам Эверестом, который возвышается над песчаными дюнами, — признался мне по секрету король заказного пиара “Боря-джигит”, работающий в одном из раскрученных пиар-агентств. — И свалить его для меня — дело чести. Пока что об него обломали зубы все акулы пера. Но я снова готовлюсь к восхождению...”

Но если альпинисты, взбираясь на непокоренные вершины, ведут с горой честную игру, то у пиарщиков — свои законы. Отчаявшись пробить мэрские ворота по правилам, они решились на игру… вообще без правил, тем более что тянуть с кампанией нельзя. Практика предыдущих лет показала, что если начинать ее по правилам, за год до выборов, то можно достичь эффекта Доренко. Поэтому “хозяева” заложили бюджет на долговременную кампанию. “Боря-джигит” признавался: “Сердце мое радостно курлыкнуло. Но нам было поставлено жесткое условие: Лужков должен прийти к следующему сроку окровавленным — в информационном смысле. Иначе перед самыми выборами он назовет имя преемника, и тому автоматически перейдет значительная часть кредита доверия действующего. А это от 33 до 45 процентов голосов избирателей. То есть хозяева скорее всего опять пролетят “фанерой над Парижем”. В смысле — над Москвой. А с этим они смириться не могут — каждый российский олигарх мечтает водрузить на свое благородное чело московский венок из роз, гладиолусов и лилий. И называется этот венок — Москва”.

Отбросив в сторону все обкатанные пиар-ходы, которые так и не принесли успеха, виртуозы креатива решили бить мэра по самым незащищенным местам. А так как вещать с голубого экрана порядком поднадоело, выбрали особый путь. “Мы решили оставить это плешивое информационное поле и уйти на другие пастбища”, — высокопарно заявил мне “Боря-джигит”. Новыми пастбищами оказались… слухи. “Наш народ “сарафанному радио” чисто подсознательно верит больше, чем голубому экрану, — снисходительно “просвещал” меня знаток нашего народа. — Слухи — это ведь нечто конфиденциальное, из источников, заслуживающих безусловного доверия. Но бить они должны по самому интимному — здоровью, жене, семье, отношению с президентом, возможной отставке…”

“Джигит” слово сдержал — столичные жители подверглись беспрецедентной слуховой бомбардировке. И здоровьем-де мэр ослаб, и с президентом у него неразрешимый конфликт, и отставка не за горами, а преемниками будут (список прилагается)…

Пока что все эти пузыри “джигита” постигла та же участь, что и прежние антилужковские технологии. Все они лопнули от одного соприкосновения со стандартами здравого смысла. “Гвоздь в кожаной кепке” по-прежнему бодро торчит на российском поле, а “Эверест” по-прежнему манит воображение альпинистов пиара. Как и сама Москва — их хозяев. Восхождение продолжается. Что ж, подождем лавины общественного мнения, которая по всем законам жанра в очередной раз сметет их с горы..





Партнеры