Казнить нельзя...

10 июня 2004 в 00:00, просмотров: 354

Россияне, обвиняемые в организации убийства Зелимхана Яндарбиева в Дохе, ожидают приговора, который решит их участь. Ждет их “зеленая миля” или же страны разрешат вопрос “полюбовно” — станет известно 30 июня.


А пока катарский источник в Дохе, пожелавший остаться анонимным, рассказал по телефону в эксклюзивном интервью “МК” свое видение будущего двоих россиян.

— Какой приговор могут получить обвиняемые?

— Скорее всего они будут приговорены к пожизненному заключению. Вообще, по закону за убийство также положена и смертная казнь, и то, какой приговор вынесут в этом случае, решает только судья. Я не припомню подобных прецедентов в нашей стране. Но, учитывая тот широкий резонанс, который вызвало это дело как в России, так и в Катаре, я сомневаюсь, что будет вынесен смертный приговор.

— А возможно, что после вынесения приговора россиян амнистируют и отпустят на родину?

— По катарским законам подобное развитие событий исключается. Обычная практика такова: преступников экстрадируют после того, как они отсидят положенный срок в тюрьме. Если им вынесут пожизненное заключение, то о какой экстрадиции может идти речь? Если, вопреки законам, на высшем уровне договорятся об экстрадиции, то здесь мы говорим уже не об уголовном законодательстве, а о политике. А в политике возможно все.

— А как приводится в исполнение смертный приговор в Катаре?

— За свою жизнь я не слышал ни об одном смертном приговоре, приведенном в исполнение в моей стране. Обычно при выборе между казнью и пожизненным заключением решение судьи всегда склоняется в пользу последнего.

Между прочим, по данным организации “Международная амнистия”, в прошлом году на Ближнем Востоке людей приговаривали к смерти в 15 странах, в том числе в Катаре. Однако смертная казнь приводилась в исполнение в 10 странах: Египте, Иордании, Ираке, Иране, Йемене, Кувейте, Объединенных Арабских Эмиратах, Палестинской автономии, Саудовской Аравии, Сирии. Катара в этом списке нет.




Партнеры